25.10.2006
Изделия из глины появились в истории человечества очень давно. Благодаря вавилонским табличкам и греческим вазам до нас дошли сведения о древних цивилизациях. Глина — это вообще один из первых материалов, которые освоил человек. Но керамические изделия — это не только седая старина: даже в космических кораблях успешно используются керамические соединения. Сейчас изделия из природных материалов весьма популярны — в магазинах масса сувениров, фигурок, аромаламп. Да и знающие согласятся: даже еда в глиняной посуде куда как вкуснее. И есть в Улан-Удэ люди, серьезно увлеченные этим древним ремеслом.

Также лепили тысячелетия назад

Дом детского творчества на улице Ленина стал практически незаметен в последние годы из-за вывесок модных магазинов. Но жизнь тут продолжает идти своим чередом. К примеру, здесь работает уникальная для города студия керамики. 48 ребятишек учатся воплощать свои фантазии в древнем материале.

— Это только на первый взгляд кажется, что просто, — рассказывает преподаватель, Юрий Сергеевич Грачев. — На самом деле работа очень сложная.

Даже для изготовления самой простой поделки приходится потрудиться. Да и не хочет порой глина подчиняться детским пальчикам, а ведь ее надо подготовить, размять. И кто бы мог подумать: оказывается самое сложное — это сделать обычную вроде "колбаску". А ведь именно из шариков и "колбасок" потом и появляются на свет настоящие произведения искусства, так что этому навыку ребятишек учат первым делом. Даже это занятие, говорит Юрий Сергеевич, уже очень полезно — развивается мелкая моторика пальцев. Впрочем, только навыка мало, нужна еще и фантазия.

— Иногда, бывает, ребята просят: "Помогите, не могу придумать ничего", — говорит руководитель студии. — Не всем дано придумать.

На полках в студии сушатся интересные и самобытные работы. В серых шершавых поделках уже угадывается мысль автора. Глина — сложный и почти живой материал, требует большого терпения. А если попробовать себя в гончарном ремесле и заняться вазочками — понадобится двойная порция усидчивости.

— От гончарного круга очень много грязи, — говорит Юрий Сергеевич. — И работать на нем очень сложно, чтобы вазочку не повело в бок, чтобы не порвать ее неосторожным движением.

Поэтому ребята делают кувшинчики и вазочки очень древним способом — словно дом, возводя их стенки из скрученных в кольца жгутиков. Поверхность осторожно разглаживается и становится ровной. Так работали мастера несколько тысячелетий назад. Процесс изготовления трудоемок и растянут во времени. Вылепленное изделие нужно сначала хорошо просушить, чтоб не осталось лишней влаги, на это могут уйти и дни, и недели. Потом поверхность зачищается от неровностей и зазубрин и обжигается в специальной печи.

Работающие с глиной — это и ремесленники, и творцы. Ведь можно сделать как обычные кирпичи для дома, так и изящный сувенир или веселую детскую игрушку. Даже слово "зодчий" первоначально означало "горшечник" от старославянского "зьдъ" — глина.

Плохие дороги погубили прекрасный дворец

Не так давно ученики Юрия Сергеевича выступили одновременно в роли и художников, и строителей — возвели огромный дворец. На его постройку ушло 8000 кирпичиков и три месяца усердной работы. На выставках грамоты и первые места были обеспечены. Да вот беда: хрупкое чудо разбилось при перевозке на коварном городском ухабе. Остались только воспоминания.

— Огромный он был, — рассказывает преподаватель, — двое взрослых поднимали. Знакомая американка, увидев этот замок, сказала, что он может стоить не меньше тысячи долларов.

Но в Бурятии такое редкое искусство не в цене. Сувенирные отделы магазинов набиты глиняными собачками, домовыми и колокольчиками, но все это штамповки из Китая, тогда как в центре города подрастают талантливые юные мастера.

— Но это никому не нужно, неинтересно, — вздыхает Юрий Сергеевич. — Я сам родом из Прибалтики, там керамика очень популярна и развита. А у нас в городе единственный кружок. Сюда ходят ребята не только из Советского района, но и из кварталов, поселка Восточный, с Верхней Березовки, из Ошурково, Сужи.

Уникальная студия собирает детей со всего города

В студии занимаются 48 ребятишек разного возраста. В основном это ученики второго-третьего класса, есть постарше и совсем малыши. Курс обучения рассчитан на три года. В итоге воспитанники достигают настоящего мастерства, так, например, самый старший 17-летний студиец делает уже самобытные характерные скульптуры.

— А это наш самый большой человек, — приветливо встречает руководитель студии самую маленькую ученицу. Тане всего ей 4,5 года, вообще-то, они с мамой пришли в Дом творчества "записываться на танцы", да вот нашли другое увлечение. Cлина пока что не покоряется маленьким пальчикам, Таня тренируется на пластилине, и сделанная ею кошка очень даже похожа на классическую дымковскую игрушку.

— Я не делю детей по возрастам, занимаются смешанные группы, — говорит Юрий Грачев. — Ребята учатся друг у друга, помогают друг другу. Угощайтесь, кстати.

Юрий Сергеевич протягивает корзинку с фруктами и смеется: и корзинка, и груши, и сливы — все сделано из глины, но так похоже и умело выполнено и покрашено, что на первый взгляд и не отличишь. "Косичку" из глиняных жгутов, имитирующую плетеную лозу, мальчику-автору как раз помогали лепить девочки. Впрочем, не только эта корзинка привлекает внимание. Есть на что полюбоваться — и фигурки в технике гжели, и кувшины, и игрушечные хижины, и декоративные тарелочки — расписные и с объемным изображением, и кувшины, и амфоры.

Кто поможет с гончарной печью?

Вот только с самой весны в студии беда — сломалась муфельная печь, и уже полгода ребячьи поделки невозможно обжечь и покрыть краской. Собственно, и раньше на обжиг стояла очередь — объем печи не позволял поместить туда слишком большое изделие или сразу несколько, а нужно, чтобы печь была еще и остывшей в начале и конце процесса. Но теперь и вовсе дело швах.

— Я бы сам мог отремонтировать печь, — говорит Юрий Сергеевич. — тут просто перегорел специальный провод. Но нет денег на его покупку. Могут починить печь на ЛВРЗ, но тоже нужны деньги. А финансирование... Его не хватит и на глину для одного ребенка на месяц.

Глину дети покупают сами. Глазури, делится преподаватель, осталась горсточка — на всех не хватит, а купить негде и не на что. Нет специальных пигментов для окрашивания глины. Но это, в принципе, решаемо — выручают гуашь и лак. Но вот печь... Без нее существующая уже три года студия практически остановила работу. Цена вопроса — и не знаешь, плакать или смеяться, — три тысячи. Рублей, не долларов. Этих денег не нашлось у крупных фирм города, к которым руководитель обращался с просьбой протянуть руку помощи. "У нас нет возможности вам помочь", — развели менеджеры руками.

— О новой печи мы и не мечтаем, — вздыхает Юрий Грачев. — Хотя, конечно, она больше, есть возможность развернуться. Новая печь стоит в "Учснабе" 25 тысяч рублей. Таких денег у нас нет и не будет.

Студия не сдается. Ребята ходят на занятия, старательно лепят, развивают навыки. На полках копятся необожженные работы. Юрий Сергеевич снимает со шкафа сделанную давно амфору:

— Такие до сих пор находят при раскопках. Обожженная глина хранится веками. Можно было бы в эту амфору положить монетки, бросить в море, и она пролежит там много лет. Пятачками-то мы насобираем.

Жаль только, что этих пятачков не хватит, чтобы накопить на печку. Впереди новые выставки, и, конечно, ребятам хочется подготовить новые работы. Буквально последняя надежда — найти отклик среди читателей нашей газеты. Ведь студия керамики — это не просто 48 ребят, которые не болтаются без дела на улице. Это сохранение редкого ремесла и воспитание новых мастеров.

^