13.12.2006
Наверное, неслучайно слово "художник" в английском языке звучит как artist. Чтобы одинаковое удовольствие доставляла работа с тканью и фарфором, железом и холстом, на плоскости и в пространстве, нужно действительно быть артистом. И неслучайно появился немногим более года назад и остался в русском драматическом Игорь Пригодский. В качестве сценографа и художника по костюмам он участвовал в создании нескольких постановок, итоги работы над которыми были высоко отмечены не только в Улан-Удэ. Однако оформление спектаклей — это далеко не единственная грань творчества художника.

Сказку создать сложнее, чем взрослый спектакль

— Театром я болею давно, — рассказывает Игорь Пригодский. — Попал сюда, можно сказать, случайно. Поработать над спектаклем мне предложил режиссер Евгений Зайд, я попробовал, и самому понравилось.

Читинская пресса отметила особую интимность "Слишком женатого таксиста" с его эффектом "прозрачности" стен и символичность спектакля "33 счастья". Кроме того, в багаже художника новогодняя сказка "Конек-Горбунок" и участие в экспериментальном проекте "Читка пьесы в кафе" "Марьино поле", а сейчас в самом разгаре подготовка "Бременских музыкантов". Нынешняя новогодняя история — уже вторая работа Игоря Пригодского над сказочной постановкой. Художник признается, что это намного труднее, нежели оформление спектакля для взрослых:

— Нужно полностью перестроиться. Когда мы ставили в прошлом году "Конька-Горбунка", я поймал себя на том, что стал целыми днями общаться исключительно с детьми, даже разговаривать как дети. Очень сложно делать детский спектакль: это сказка, где много чудес, превращений. Нужно и продумать все с технической стороны, и сделать так, чтобы дети поверили. Вообще, для меня самая важная оценка — оценка зрителей. Если после спектакля я вижу радостную реакцию, и мне говорят "спасибо ", то я считаю это лучшей наградой.

Аэрография требует смелости

Несомненно, приятно, когда работа приносит удовлетворение, а особенно, если ею становится хобби. Вот только к некоторым увлечениям художника наш город, в общем-то, пока не готов, видимо, морально. Речь идет об аэрографии — особом методе украшения автомашины, когда на кузов специальным способом наносится с фотографической точностью изображение.

Это не только дорогостоящее удовольствие, но и требующее известной смелости. Не каждый готов выделиться в рядах автомобилистов, а потому если подвергает свою ласточку росписи, то это оказываются довольно скромные изображения.

И только один раз в Улан-Удэ появилась по-настоящему индивидуальная работа: из-под "кисти" Игоря Пригодского на кузов выплеснулся синий дельфин, стремительно мчащийся под водой. Впрочем, сейчас этот автомобиль, к сожалению, наш город покинул. Поступал художнику и еще более нестандартный заказ — изобразить на капоте портрет любимой женщины клиента. Правда, потом мужчина передумал и от затеи отказался.

— Сейчас у нас только-только люди начинают активно заниматься тюнингом авто. Возможно, потом увлечение аэрографией дойдет и до нас, — надеется художник.

Кукольная мечта

Вообще, Игорь Пригодский интересуется такими видами искусства, заняться которыми в Улан-Удэ довольно сложно. Так, прочитав в Интернете о технологии изготовления фарфоровых кукол, художник загорелся этой идеей. Надо сказать, что авторские куклы чрезвычайно популярны на Западе: выставки, аукционы и хорошие условия для производства. А вот в Бурятии даже нужных материалов не достать.

— Я очень хочу создать характерную куклу, — делится Игорь Пригодский. — Знаете, кукла ведь получается особенная, одухотворенная. Она похожа на человека, у нее двигаются рукиноги. В принципе, их можно бы задействовать даже в театральных постановках, хоть у нас и не кукольный театр. Но это было бы интересно, скажем, в детском спектакле, ведь современных детей трудно удивить чем-то, скажем, мультимедийными эффектами.

Из мира звуков — в мир красок

Помимо самовыражения, реализации своих творческих задумок, Игорь Пригодский уже 15 лет учит художественным навыкам детей, причем не в обычной школе. Его ученикам недоступен мир звуков.

— У этих людей свой язык, в чем-то своя культура, ведь даже фильм сняли "Страна глухих", — говорит наш собеседник. — Но поскольку после школы ребятам предстоит адаптироваться в мире слышащих людей, на уроках даже нельзя разговаривать на языке жестов. Нужно помочь им войти в жизнь.

Оказывается, преподавание в коррекционной школе имеет особенности не только в плане здоровья детей, но даже в неожиданных деталях. Так, неслышащей детворе сложнее действовать на плоскости и гораздо лучше удаются объемные работы, например, роспись макета корабля.

Не секрет, что преподаватель-мужчина в российской школе — это редкость. Игорь Пригодский не скрывает, что и он собирался оставить преподавание:

— Однажды я даже написал заявление об уходе. Но дети дружно собрались и просили остаться. Ну куда я от них денусь? А работать очень интересно. Смотришь, как они растут, чувствуешь, что смог им что-то передать...

И кстати о детях. Перед Новогодьем у Игоря наступает горячая пора: ну к кому еще обратятся друзья и знакомые за маскарадным костюмом для ребенка? В кого только ни пришлось наряжать детвору! Нашему собеседнику довелось в жизни сделать столько костюмов, что даже трудно вспомнить многие. Одним из самых сложных в исполнении стал костюм черепашки-ниндзя.

— Мы сначала смотрели вместе с ребенком мультфильмы, и он мне показывал, какой именно черепашкой хочет быть, рассказывал о них. Вообще, сейчас чаще дети хотят быть героями комиксов, в которых очень много жестокости. И эту жестокость я стараюсь сгладить, убрать, привнести доброту. Дети обычно не просят полного соответствия костюмов, и мне нравится, что им интересно добавить в образ что-то свое, вжиться в роль.

"Главное, чтобы человек не уходил пустым"

Даже сложно сказать, чем не занимался наш герой. С появлением новых интересов иногда приходилось оставлять прежние занятия. Вздыхает художник о том, что давно не брался за кисть — раньше он писал маслом байкальские пейзажи и портреты. Рисовал людей и на московском Арбате.

— Это своеобразное общение. Я всегда разговаривал с людьми, во-первых, чтобы они не устали, не заскучали: а во-вторых — чтобы почувствовать человека, узнать, что за личность передо мной. Можно создать портрет с фотографической точностью, но разве это интересно? Важнее выразить суть человека. Хороший он или добрый? Веселый или серьезный? Иногда хочется нарисовать портрет, чтобы просто показать другим: вот, такие есть люди, посмотрите! Такая практика очень полезна. Если постоянно вариться только в театральной среде, то это мало что дает для развития.

Впереди у Игоря Пригодского еще очень много интересной работы. Художник уверен, что самый важный для него спектакль еще предстоит создать.

— Мне кажется, главное — чтобы человек не уходил из театра пустым. Прийти он может пустым, но уходить должен обязательно с чем-то в душе. И если он хотя бы задумался, значит, все мы работали не зря, — считает Игорь Пригодский и смеется в ответ на традиционный вопрос о дальнейших планах. — Чем хочу заняться? Спортом! Вот сдадим новогодний спектакль — и обязательно пойду кататься на коньках!

^