27.05.2009
С июля 2006 года открыто пассажирское сообщение по самой невероятной железной дороге в мире, проходящей на высоте более 3 и 4 км и преодолевающей два перевала высотой более 5 км. В поездах, следующих до Лхасы, пассажирам бесплатно раздают кислород, чтобы они не умерли в дороге.

Дорога на Лхасу

Десять лет назад единственная дорога, ведущая в "Землю богов" (перевод тибетского слова "Лхаса"), не имела асфальтового покрытия. Это была скальная, усыпанная камнями "стиральная доска". Рельсы железной дороги, проходящей через северо-восточный Тибет, обрывались на краю пустыни. Строительство магистрали началось в 1996- м году одновременно с двух сторон, из Лхасы и Гарму. К 2006-му году с двух сторон строители вышли к перевалу Тангла.

Железная дорога Гарму—Лхаса имеет протяженность в 1142 км, причем 960 км приходятся на местность, расположенную выше 4 км над уровнем моря. Она проложена по древнему караванному пути.

При строительстве железной дороги, кроме трудностей, связанных с серпантинными подъемами, существовала и другая — на больших площадях Тибетское нагорье заболочено (водных потоков в горах множество, а каменный панцирь долин не пропускает воду). Имеются здесь и большие площади высокогорной тундры с вечной мерзлотой. В результате, эта железная дорога имеет многокилометровые участки полотна, проложенного на бетонных сваях 7-8-метровой высоты. Для полной картины этого невероятного строительства, которое под силу только китайцам с их нечеловеческой настойчивостью, остается добавить "прелесть" тяжелой физической работы в условиях нехватки кислорода.

Вдоль насыпи тянутся бесконечные поля "ветроломов" — рядов расставленных в шахматном порядке бетонных плит. Их назначение — защита насыпи от свирепых, несущих каменную пыль ветров Тибетского нагорья.

В одном месте железная дорога проходит по берегу горного озера. Перрон станции — при полном отсутствии в обозримых пространствах поселений — выглядит совершенно сюрреалистично. Выход здесь похож на высадку на другую планету.

Не раз на этом пути я наблюдал символический перекресток дорог старого и нового Тибета: стада яков пересекали железнодорожную ветку через арки-проходы в ее насыпи.

Вторая Китайская стена

В шутку я называю железную дорогу Гарму—Лхаса "второй Великой китайской стеной". Трудно себе представить, когда окупятся затраты, понесенные при ее безумно трудоемком сооружении. Официальный Пекин, оценивая их, сообщает о 29,46 млрд юаней ($3,68 млрд). Однако надо учитывать крайне низкий уровень жизни в КНР (принимаемый самими китайцами за норму) в целом и, соответственно, тот факт, что труд здесь недалеко ушел от рабского. Если бы строители этой "второй Великой китайской стены" получали за свой труд соразмерно тому, как оплачивалась бы подобная работа где-нибудь на Западе, озвученная Пекином цифра выросла бы в разы.

Стратегическое значение железнодорожной магистрали Гарму—Лхаса очевидно. Ее экономическое значение со временем также даст о себе знать. В настоящее же время с десяток поездов курсирует на пустынном маршруте. Рядом тянется практически незагруженная автомобильная трасса, в строительство которой также вложены колоссальные физические и материальные ресурсы.

Уже заметно последствие введения в строй данной железной дороги — нарастание китаизации Центрального Тибета, прежде всего Лхасы. Китайцы заполоняют рабочие места, возникающие здесь все в большем количестве с приходом цивилизации в ее китайском формате. С введением в строй ветки Гарму—Лхаса КНР закрыла последнее белое пятно на своей железнодорожной карте.

Восхождение к небу

Самое трудное испытание на пути — перевал Тангла. Здесь, как и на других перевалах Тибета, имеется молебное место. В груду камней воткнут шест. От него отходят растяжки с множеством прямоугольных разноцветных флажков. Здесь тибетцы и монголы делают подношения духу перевала. По поверью, если на перевал восходит негодный человек, поднимается пронзительный свирепый ветер. Могучему духу перевала приписывается способность губить путников. Согласно преданию, один из тибетских святых подчинил этого духа, и проходить перевал стало легче, но опасность гибели осталась.

Уже на подходе к Тангла раньше у большинства пассажиров автобусов (раньше основное средство путешествий в Лхасу) возникали проблемы со здоровьем. На пол во множестве летели упаковки от лекарств и пустые ампулы (содержимое вытряхивается в рот). От холода пассажиры спасались прихваченными шерстяными одеялами. Мои отношения с дорогой на Лхасу сложились хорошо и преодолеваю ее перевалы, не испытывая проблем со здоровьем. Как-то раз автобус сделал остановку вскоре после преодоления перевала Тангла. Я с трудом раскурил трубку — спички еле-еле горели в разреженном воздухе. Облака здесь буквально стелются по земле, и яки — эти бродячие косматые горы — пасутся среди них.

Местность от хребта Тангла (главная вершина вздымается на 6096 м) до Лхасы — напластование обширных каменистых равнин, поднимающихся гигантскими ступенями к Гималаям. Переходя на следующий уровень плоскогорья, машина преодолевает примерно сорокаминутный подъем по серпантину и вновь выходит на широкую равнину, окаймленную далекими зубцами гор.

Неземная красота этих мест искупает все тяготы пути. Безжизненная каменная пустыня, закованные в вечные льды вершины — все напоминает пейзажи иной планеты, не знающей человека.

Бесплатный кислород

Вагон поезда избавил от холода, на перевалах настигавшего пассажира в автобусе. Специальная конструкция вагона решила также проблему кислородного голодания. В плацкартных и купейных вагонах проводники выдают пассажирам запечатанные в пакетики индивидуальные пластмассовые трубочки. Одним концом они вставляются в расположенные у каждого места гнезда подачи обогащенного кислородом воздуха, другим — в ноздри. В общих вагонах обогащенный кислородом воздух подается через гнезда под сиденьями (трубочки не выдаются).

Проезд, как и на всех поездах в КНР, тут дешев. Сидячее место от Синина до Лхасы обойдется в 200 с лишним юаней, плацкартное — немногим более 400.

В Лхасе железную дорогу венчает громадный современный вокзал — еще одна новая архитектурная черта в облике этого древнего и еще недавно почти недоступного города - - города-тайны, менее ста лет назад несбыточной мечты западных путешественников.

Железная дорога в Центральный Тибет не открыла его для иностранцев. На поезд, идущий в Сицзан, не продают билеты иностранцам без предъявления сикэджэня. Заботливая "Родина-мать" по-прежнему строго присматривает за своим своенравным "сыном". Когда же иностранец покидает ТАР (Тибетская автономная республика), китайцы даже не пытаются выяснять, законно ли он там пребывал — лишь бы убирался поскорей восвояси, уже внеся посильный вклад в укрепление экономики КНР (переплатами втрое за все, что возможно). Так что любой "бэй гуй" (кит. "белый черт") — традиционное китайское наименование европейца — и вообще любой, не являющийся гражданином КНР, покидая ТАР, может без всякого труда приобрести железнодорожный билет на поезд, идущий среди облаков.

Железная дорога в Лхасу преодолевает три высочайших горных перевала: Куньлунь-шань-коу (4767 м), Фэнхо-шань-коу (5010 м), Тангла-шань-коу (5231 м)

На перевале Тангла был побит прежний мировой рекорд (5231 м над уровнем моря) — железная дорога в Андах на территории Перу взбирается на высоту лишь 4847 м

^