08.08.2012
Музей истории Улан-Удэ получил в подарок уникальную коллекцию

Пенсионер Василий Плотников передал в дар Музею истории Улан-Удэ коллекцию из 84 пивных наклеек, которую лично собирал с конца 60-х годов прошлого века. С каждым поколением смотреть на этикетки из прошлого будет все интереснее. Собиралась коллекция юмористически, но о жизни рассказывает вполне серьезно. 

За пивом на самолетах

Этикетка от пива — предмет вполне обыденный. Однако коварство обыденных предметов в том, что по прошествии десятилетий выясняется – их ни у кого не сохранилось. Сейчас этикетку от бутылки закаменского пива советских времен увидеть сложнее, чем полотна знаменитых русских художников. Пивная наклейка говорит о временах, которые тысячи горожан плохо знают, т.к. не жили тогда. Молодежи трудно понять, что когда-то с пивом в Улан-Удэ были проблемы.

P8040971.jpg

- Мужики даже летали пить пиво в Иркутск, тогда было 14 рейсов самолетов в день. На дневные рейсы было трудно сесть, потому что летало много льготников. С льготами полет стоил совсем ничего. Без льгот от Улан-Удэ до Иркутска можно было долететь за 9 рублей, что равнялось стоимости трех килограммов сливочного масла. В Иркутске с пивом лучше было. Пили там пиво и летели обратно, – говорит Василий Плотников.

С чем был связан дефицит пива в Бурятии, сейчас - понять трудно, ведь в республике работало целых три больших пивных завода – в Закаменске, Кяхте и Улан-Удэ. Самым уважаемым пивом было закаменское. Чуть похуже кяхтинское. Улан-удэнское пили, когда не было первых двух. Про Закаменск ходила легенда, что туда приехал какой-то хороший пивовар. Дефицит пива ощущался десятилетиями.

Пиво всего СССР

Началась коллекция Плотникова в 1967 году. В те времена в народе возник обычай что-то собирать. Спичечные наклейки, интересные бутылки... А наш герой, поначалу со смехом, стал собирать пивные наклейки. Коллекция не основана на пристрастии к алкоголю. Это было хобби-шутка. Василий Николаевич не был активным поклонником пива. И принцип – этикетки лишь с продегустированного пива - тоже идет из шутливого характера коллекции.

- В июле 1967 года из Улан-Удэ вышел первый туристический поезд в Прибалтику. Одиннадцать вагонов. Там были только жители Бурятии, и около 70 процентов были колхозниками. Первая остановка, экскурсии – в Новосибирске, затем в Свердловске. Потом поехали прямо на Минск и в прибалтийские республики, – вспоминает Василий Плотников.

В Белоруссии, Прибалтике пиво было повсюду. Чуть ли не на каждом углу. Стоит бочка с квасом, а рядом бочка с пивом. С бутылочным пивом там тоже проблем не было. Никакого дефицита, как в Бурятии. Такой подход несколько смутил наших туристов.

Зарубежное против советского

- На солидный концерт приходишь, в буфете продают пиво, дефицитное, которое в Улан-Удэ не увидишь. Допустим, во Дворце съездов на концерте всегда продавали пиво. Выпьешь пиво, наклейку намочишь и стоишь, ждешь, когда отклеится, - улыбается воспоминаниям коллекционер. - Зарубежные этикетки быстро отходили, а от советского пива отдирать приходилось. Хорошо клеили. Когда построили Останкинскую телебашню, в коллекции появилась наклейка с ней.

P8040968.jpg

1.jpg

Иногда коллекционер ходил на мероприятия специально, чтобы получить новую редкую наклейку. Так, например, получилось с пивом «Останкинское».

Этикетка от такого пива у Василия Плотникова имелась. Но там был изображен пивзавод «Останкинский» - здание, трубы, потому что пиво выпускалось и до строительства знаменитой телебашни. Как открыли телебашню, пивзавод поставил на фирменном пиве ее - гордость страны. Коллекционер попал в ресторан башни одним из первых, вместе с группой рабочих, которые ее строили.

- Как попал? Билет купил заранее. Там было три ресторанных зала. Золотой, серебряный и бронзовый. Я был в серебряном – он располагался посередине - в День строителя. Билет стоил 7 руб. 50 коп., как два килограмма масла по тем деньгам. Сеанс посещения – 40 минут, сидишь, а ресторан крутится. Все входило в цену билета, в том числе пиво, - вспоминает коллекционер.

«Останкинское» разливалось в совершенно «несоветские» бутылки по 0,33 литра. Если пиво в обычных полулитровых бутылках (или, как их называли, «чебурашках») было просто дефицитом, то в красивых бутылочках 0,33 л было просто чем-то из области фантастики. При этом считалось, что в маленькой посуде более качественное пиво.

Привет из прошлого  

В коллекции, переданной городскому музею, этикетки от пива, выпущенного в куче городов от Прибалтики до Дальнего Востока, есть от импортного польского, чехословацкого, немецкого. Некоторые можно назвать раритетами.

Омская этикетка нагло противоречит здравому смыслу. На ней посредине большими буквами написано «ПИВО», а в нижней четверти маленькими - «жигулевское». Логика говорит, что надо сделать наоборот... Какой дизайнер смог такое выдать? И как директор завода такое пустил в партию?

На пивных наклейках отразилась история страны и Бурятии. Например, можно проследить, как реформировалась пищевая промышленность нашей республики в советское время. В каком-то году ведомством, ответственным за выпуск пива, пропечатан Госагромпром Бурятской АССР, чуть позже статус ведомства повышен - до «министерства пищевой промышленности БурАССР». Потом пищевые и промышленные товары подчинили единому всемогущему министерству «минпромпродтоваров БурАССР». Это память о бюрократических пертурбациях в правительстве бурятской автономии.

Заметна на наклейках и советская инфляция. Напечатанная «цена без стоимости посуды» медленно, но верно увеличивается. Кстати, «посуду» можно было сдать, за 10 пустых бутылок давали одну полную.

Пыль в глаза иностранцам

Несмотря на пивной дефицит, в Улан-Удэ все-таки можно было, если сильно постараться, купить импортное пиво. Например, чешское. В те годы народ поговаривал, что это пиво можно было купить лишь в невзрачном деревянном магазинчике, который стоял у гостиницы «Гэсэр» (которую, кстати, строили чехи), но он обеспечивал обком, горком партии. В открытую купить такую марку пива было невозможно.

P8040963.jpg

Как-то в Улан-Удэ приехала группа телевидения Чехословакии. Они в октябре снимали документальный фильм о Бурятии и Байкале. Василий Плотников попал в компанию, которую собрали в ресторане гостиницы «Байкал». Комсомольцы и передовая молодежь должны были показать отдых молодежи города в ресторане. Была разыграна сценка.

P8040978.jpg

3.jpg

«Виноград даже где-то достали. В честь этого пили хорошее чехословацкое пиво!» – говорит наш собеседник.

Самая редкая иностранная наклейка в коллекции – отливающая золотом этикетка от выпитого Radeberger, где прямо по-английски напечатано Made in Germany.

P8040967.jpg

То и дело он «прихватывал» этикетки во время командировок по всей стране, выездов на концерты, соревнований по настольному теннису. Коллекционер является судьей российского уровня по этому виду. Так и росла коллекция.

География наклеек подтверждает, что раньше простой человек без проблем мог объездить огромную страну. Это тоже характеризует жизнь в СССР.

Однажды Василий Плотников ехал в поезде близ Свердловска. В буфете попалось «Жигулевское» из… города Жигули. «Забавно», - подумал он и отклеил. Потом ее утащил какой-то знакомый. Сегодня собиратель немного сожалеет об утрате такого уникального экземпляра.

12 марок бурятского пива 

«Сколько названий пива выпускалось у нас? Мало кто назовет больше 4-5 названий. А я набрал 12», – говорит Василий Плотников.

В коллекции есть этикетки от пива, произведенного в Кяхте, Закаменске, Улан-Удэ. Выпускались такие марки, как «Украинское», «Московское», «Юбилейное», «Российское», «Праздничное», «Жигулевское», «Рижское», «Таежное», «Мартовское», «Ячменный колос»... Их мало кто помнит, т.к. наиболее распространенным пивом были все те же «жигули».

Фирменные вензеля «УУ» ставили то так, то этак. Очевидно, пытались выработать стиль. Но дизайн был удручающий. И печатали его с вопиющими ляпами.

P8040985.jpg

Улан-удэнская типография ленилась совмещать рисунок с полем бумажной заготовки. Рисунок «съезжал» вбок. С краю – незакрашенный участок, а часть надписей, наоборот, не находила место на этикетке. Такое было качество работы... Брак клеили и продавали. Однажды даже попалась бутылка с этикеткой, где не было напечатано ни слова! На «Рижском» пиве написали «Улан-Уд». Забыли «э». Порядка в пивном деле республики было немного. И это тоже наша история. Заметим, и в импорте из соцстран встречались ляпы. Переводчик, готовивший этикетки для пива, шедшего в СССР, просмотрел грамматические ошибки.

Петр Санжиев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^