06.02.2013
На этой неделе исполнится ровно год с того момента, как Бурятия лишилась председателя Конституционного суда. Учитывая, что суд не может рассматривать дела в неполном составе, весь этот год республика живет фактически без органа, способного разрешать сложные политические споры.

Бывший председатель Капитон Будаев, руководивший судом на протяжении двенадцати лет, ушел на пенсию. После этого в течение трех месяцев республиканский парламент должен был назначить нового судью. Но прошло уже двенадцать месяцев, а назначения так и не произошло. 

Выяснить, в чем загвоздка, попытался улан-удэнский юрист Алдар Эрдынеев, который пытался опротестовать в Конституционном суде более года назад решение о продлении полномочий Хурала до осени 2013 года. Сделать этого юрист не может, поскольку суд, куда был отправлен иск, не функционирует. В январе Алдар направил запрос по этому поводу в Квалификационную коллегию судей РБ. Те ответили, что назначение нового судьи входит в компетенцию исключительно республиканских властей. «В силу Конституции Республики Бурятия глава республики представляет Народному Хуралу кандидатуры для назначения на должность председателя и судей Конституционного суда», - ответили юристы. Получается, глава республики и Народный Хурал препятствуют назначению нового судьи и мешают нормальной работе Конституционного суда? 

Сам Алдар Эрдынеев комментирует ситуацию несколько иначе. «Не знаю, добросовестно или специально, но квалификационная коллегия путает понятия «отбор кандидатов на должность» и «назначение на должность». За первое отвечает квалификационная коллегия, так как именно она должна провести отбор кандидатов, за второе - Народный Хурал и глава», - сказал он. 

Совершенно непонятно, как профессиональные судьи могут ошибаться в толковании статей основного закона республики, и почему никто из облеченных властью лиц не задумался о том, что суд не функционирует. Поверить в то, что наверху действительно не знают, каким образом назначается председатель Конституционного суда, сложно. 

Возможно, есть другое объяснение того, что целый год республиканские власти не могут назначить нового председателя суда, это чей-то умысел. Несомненно, таким образом, вольно или невольно дискредитируется суд. Мало того, что республика год обходится без него, без видимого, на первый взгляд, ущерба. Так все эти двенадцать месяцев, что КС не работал, ожидая нового председателя, он продолжал получать финансирование на свое существование в полном объеме. Летом прошлого года исполняющий обязанности председателя КС Анна Тумурова сообщала, что суд обходится республике в девять миллионов рублей ежегодно. 

Из-за дискредитации самого суда у многих появляются вопросы к продолжению его существования. Еще в прошлом году звучали призывы упразднить Конституционный суд как ненужный в Бурятии. Так, в июне 2012 года депутат Народного Хурала Владимир Гейдебрехт собрал подписи двадцати депутатов. 

«Конституционный суд в Бурятии стал атрибутом нашей независимости, но ведь республика входит в состав Российской Федерации, и наши законы не могут противоречить федеральным. Таким образом, мы не видим необходимости в этом суде», - сказал «справоросс» Владимир Гейдебрехт. Но во многих регионах, даже не национальных, существуют конституционные и уставные суды, суть которых заключается не в том, чтобы быть атрибутом независимости, а в защите буквы и духа Конституции или устава региона. 

Но что если неназначение нового председателя происходит по чьему-то умыслу? Тогда все сделано верно, и люди, даже весьма далекие от политики, могут «понять», что суд, который обходится республике в девять миллионов ежегодно, не нужен. 

В то же время только Конституционный суд мог бы разрешить серьезные споры, касающиеся спорного продолжения полномочий Народного Хурала, или, например, разрешить вопрос с полномочиями нынешнего мэра Улан-Удэ Александра Голкова. 

Владимир Бадмаев, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^