17.07.2013
Вокруг обновления «Жалсана» – сакрального объекта в Тункинском районе – в прессе неожиданно развернулась полемика. В частности, Хамбо лама Аюшеев высказался об этом важном для многих тункицев событии в негативном ключе. Мы публикуем точку зрения Совета старейшин Тункинского района относительно этих высказываний.
В 20-х годах прошлого века в Тунке было возведено уникальное по строительному характеру сооружение – святыня, сакральный объект не только тункинцев, а всех бурят-монголов, в местности Бурхан-Баабай –Шаргай-ноен по инициативе старейшин аймака и Кыренского дацана с приглашением высоких духовных буддийских иерархов Тибета и Монголии. Это, по представлениям буддистов, «Жалсан» – охрана и стража самой религии, но и служит благоденствию и процветанию края и всех верующих в учение Будды – таким образом он является историко-культурным и религиозным достоянием глобального масштаба.
«Жалсан» был вознесен на 17-метровую высоту – это своеобразный цилиндрический контейнер в деревянном исполнении, «заряженный» священными текстами по древним канонам.

Жителями окрестных сел Хойтогол и Туран и всех тункинцев дважды, в 30-е и 60-е годы, проводились ремонтные работы, исходя из архитектурно-строительного состояния с ревизией религиозно-раритетного содержания ядра – цилиндра, что, по канонам религии, должно быть в надлежащем порядке – без порчи святых текстов и изображений.

Таким образом, слежение и забота о состоянии объекта – святыни – необходимые и неотложные меры всей нашей цивилизованной общественности.
Очередное такое мероприятие было проведено в этом году после рассмотрения на сельских сходах окрестных населенных пунктов на Совете старейшин Тункинского района, после консультаций с высокими буддийскими священнослужителями. Само обновление-реставрация проведено при соблюдении обязательных мер, соответствующих при таких культурно-оперативных, охранных и восстановительных действиях, которые приняты в современном мире, о чем свидетельствуют кадры аудио-видеозаписи, выдержанные в точном хронометраже, при протокольных записях присутствующих представителей общественности. Содержимое «Жалсана» без единого изъятия при соответствующих, принятых в духовном мире буддистов, дополнениях-обновлениях (представим, в каком состоянии было оно в поврежденном от пуль хулиганствующих) опять вознесено на ту же 17-метровую высоту на новых опорах, воздвигнутых как точная копия вековой давности – так не нарушена историко-культурная, художественно-архитектурная ценность.

А детали, в том числе элементы строения, отданы в музей-храм этого же комплекса Бурхан-Баабай – Шаргай-ноен».

Реставрация-обновление святыни проведена фирмой «Лотос» (г. Улан-Удэ), имеющей лицензию на эти виды работ и достаточный практический опыт.
Так, тункинцами совершено благородное общенационального характера действие, завершено необходимое мероприятие – главное, при стечении народных масс состоялись обряд обновления и освящение святыни.

Казалось бы, уже нет никаких недопониманий по этому поводу (понятно, даже вызывает положительные чувства, что общественности небезразлично, на каком уровне у нас проводятся реставрационные работы объектов национальной культуры), но все же то там и тут возникают вопросы (то и у настоящих патриотов, то и у «политиков» разных мастей), на что в некотором роде требуются разъяснения, которых не должно быть…

Плохо, когда в политику (имеется в виду настоящая политика) вмешиваются люди, от которых требуются гражданская, религиозная, национальная ответственность и мера толерантности, чувство и осознание Большой Правды, Воздержанности, во имя этой же Правды, что предполагает наша вековечная традиция, про которую нельзя забывать в нашу политизированную современность.

По поводу обновления «Жалсана» неожиданно, особенно для тункинцев, выступил в прессе Хамбо лама Дамба Аюшеев.

Неожиданно и некстати. Некстати, потому что он показал себя не в том свете, даже не в том амплуа, которое соответствует его большому статусу лидера организованной части буддистов России. Во-первых, он, понимая, что обновление объектов святынь – дело необходимое, неизбежное с течением времени, связывает мероприятие с текущей политикой, при этом оскорбляя чувства верующих. Как он может назвать дуган, храм буддистов целого района, «киоском»?!. (цитируются и приводятся факты по статье). Он был построен не по «хотению Самаринова», а по решению Тункинского землячества в Улан-Удэ. Если мы пойдем по такой «логике», как назовем Санкт-Петербургский дацан, построенный Агваном Доржиевым вдали от родины?! На строительство храма были привлечены большие народные пожертвования. Остается только выразить благодарность А.Г. Самаринову, у которого оказались ресурсы материальные, строительная база, и нынешнему настоятелю, кстати, выпускнику высшей школы Иволгинского дацана Дагба ламе, оказавшему решающее влияние на бизнесмена, своего друга, чтобы он взялся за строительство.

А Дагба ламу верующие (если выразиться по-христиански, прихожане, «жэндэгүүд» по-ламаистски) вовсе не считают «степным ламой», придворным священнослужителем главы районной администрации. Исторически изначально ни одна церковь не существовала без поддержки властей (вспомним российских императоров, Сталина, восстановившего церковь; разве нашу Буддийскую Сангху обходят вниманием и Медведев, и Путин), бурятские тайши и знатные люди и дацанские иерархи всегда были в тесном содружестве.

Мы не ставим целью полемизировать с первосвященником, тем более как он себе позволяет «иронизировать», скажем с натяжкой, «двусмысленно» по самым серьезным проблемам народной жизни, на уровне низкопробного интервью (становится даже неудобно, когда в последнем интервью появляется лепет о радиоактивных металлах), но невозможно молчать целому району, народу, который считает себя частью бурятской и всей монголосферы.

Мы не хотим вдаваться в буддийские каноны, тем более, какая статуя в какую стороны должна быть обращена лицом, зная, что Будда на южной стороне Улаанбаатара смотрит на север, также веруя, что у Бога не существует векторного пространства и времени – они вездесущие и вневременные.
Тем более мы не верим, что после «сноса Жалсана» Бурхан-баабай – Шаргай-ноен «покинул свою ставку» из-за того, что он «весьма обидчив, как старый человек». Шаргай-ноен, во-первых, не человек, он не обидчив, как мы  – люди, он божество, для которого не существует мирских страстей, тем более он великодушно, милосердно воспринимает наши действия, как и то, что воздвигали в 1919 году буддийскую святыню «Жалсан», надеясь повсеместно распространить буддийскую веру, ведь монгольские, тэнгэрианские боги существовали гораздо раньше, чем буддийские боги. По крайней мере, для монголов…

Мы, буряты, испокон веков терпеливы, великодушны, как теперь говорят, толерантны. И тункинцы не испытывают никаких злобных чувств к Дамбе Аюшееву, только надеются, что лидер бурятской ламаистской организации должен держаться на уровне современной культурной жизни, представленной во всем мире многочисленными религиозными, церковными направлениями, что и отражается на российскую действительность, ведь Традиционная Буддийская Сангха достаточно высоко вознесена в политической, религиозной жизни России.

Цивилизованный мир придерживается принципа свободы совести, вероисповедания. Но мы должны гордиться еще и тем, что впервые в мире в государственной политике Чингис-хан ввел веротерпимость, также мы должны оценить как великое явление, что приняли буддизм, самую гуманную в мире религию. Поэтому мы должны воздерживаться от всякого нетерпения религиозного направления, тем более церковного, узкого проявления внутри одной и той же бурятской ламаистской веры. А.Г. Самаринов вовсе не вмешивается в деятельность религиозных объединений, он представляет ныне исполнительную государственную власть, ранее представительную законодательную – как депутат Народного Хурала, а Дамба Аюшев, как Хамбо лама, должен формировать контингент своих последователей, не впадая в «мелочи», не проявляя недозволенную в буддийской этике нетерпимость, также и к ламам, не входящим в общую организацию (свобода совести), не вмешиваясь в политику местного значения.

Мы думаем, что Пандидо Хамбо лама воспримет нашу реплику соответственно своему положению: Пандидо – высокопросвещенный, Хамбо – руководитель церкви, лама – ответственный за веру в Будду, направляющий думы и чаяния верующих.

А верующие, надеемся, придерживаются принципов Будды.

Хочется, чтобы мы не мелочились в больших, нужных, необходимых народных делах.

От имени Совета старейшин Тункинского района:

Н. Манзаев, заслуженный работник сельского хозяйства республики, кавалер ордена «Знак Почета»;
В. Сыдеев, заслуженный работник физической культуры РФ и РБ, заслуженный тренер СССР и РФ;
С. Махаров, заслуженный работник сельского хозяйства республики, с. Хойтогол;
С-Р. Базаров, ветеран труда, общественный деятель, с. Хойтогол;
Д. Сушкеев, ветеран труда и Великой Отечественной войны, кавалер боевых орденов и медалей, общественный деятель, с. Хужиры;
А. Ангархаев, народный писатель Бурятии, доктор исторических наук, заслуженный работник культуры РФ, кавалер ордена Дружбы.


Социальные комментарии Cackle
^