24.09.2013
Про то как три  простых путейца, каждый день обслуживающих самый длинный в России Северомуйский тоннель, однажды спасли собаку.

Пишет вам житель посёлка Северомуйск Сорокин Евгений Михайлович.

Написать вам побудил выпуск новостей телеканала Россия-2 «Дежурная часть» от 12 сентября сего года. В данном выпуске, в самом его начале, показали репортаж о всё возрастающем количестве случаев издевательств над животными: собаками, кошками. Смотрел и думал, сколько же  жестокости у людей по отношению с братьям нашим меньшим. Где корни этого зла, зла больной души? Можно много и долго рассуждать на эту тему, и искать виновных, но что это даст? Лишнее «трёп-шоу», каковых на экранах нашего тв развелось столько, что создаётся мнение – а не на «канатчиковой»-ли даче живут все эти продюсеры и режиссёры? Остаётся только вздохнуть.

Посмотрел, поразмышлял и решил поделиться с вами и с читателями со случаем иного отношения к меньшему брату-собаке. И произошёл этот случай не в воспитанной Германии, не в самой демократичной Америке, не в вишнёво-благостной Японии, а в России – в самой её глубинке: у нас, в Северомуйске. 

Место действа – правый отрог Муйского хребта, в районе 3-го Обходного железнодорожного тоннеля, скалистая вершина.

Главное действующее «лицо» - неизвестный пёс, тёмно-серого окраса, 3-4 летнего возраста.

Действующие лица второго плана – работники ПЧ-24 (Северомуйская Дистанция по обслуживанию тоннелей): ваш покорный слуга, мои коллеги Донцов Геннадий Иванович и Ширнин Евгений и сотрудник Северомуйской стрелковой команды Невойт Юрий Николаевич.

Постараюсь особо не расширять рамки повествования, но, случай произошёл так:

4-го сентября, в 8.45 местного времени, прибыв на рабочее место, Западный портал 3-го Обходного ж/д тоннеля, мы, работники ПЧ-24, почти сразу услышали сильный, далеко разносящийся по долине, вой. Вой перемежался тревожным, каким-то зовущим, лаем. Звук, по нашему определению шёл из леса, что растёт по склону хребта. Мы, как и подобает «разносторонним специалистам» какое-то время послушали, порассуждали и пришли к мнению, что «…где-то там, в лесу, собака попала в петлю, оставшуюся после какого-то нерадивого местного браконьера, и что, постепенно она сама перервёт петлю и освободится…». 

Успокоившись на сем заключении, часть нашего звена ушла в тоннель заниматься делами участка, а ваш покорный слуга и его напарник Донцов Геннадий Иванович, подготовившись к работе «в окно», и имея в своём распоряжении 1,5 часа (да, простят нас наши начальники) свободного времени до приезда АДМ-ки, решили, не выдержав (не побоюсь высоких слов) душевного давления зовущего воя, решили сходить в лес и освободить неудачника., будучи уверенными в том, что – собака где-то рядом. Но….. человек предполагает, а Бог располагает! Лай и вой вели нас всё выше и выше, к вершине горы. После 40 минут подъёма, мы, наконец-то увидели «Зовущего»: на крошечной площадке-уступе (примерно 1,5 на 1,5 метра), в скальной расщелине, на высоте 6-7 метров этот бедолага стоял и смотрел на нас. Глаза его были – человеческие! Пожурив его (для порядка) мы оценили обстановку и сделали первую, несмелую попытку, снять этого «скалолаза». Неудача! Высоко. С собой нет ни какого оборудования: топора, верёвки…. Лезть по расщелине опасно – сразу от подножия скалы вниз идёт очень крутой склон: можно и самим завыть, в случае падения. И в добавок время поджимало: нужно было торопиться к началу «окна» - а мастер у нас дюже строгий. Решили уйти, но постараться вернуться назавтра подготовленными. Уходили мы под недоумевающий (я-бы так сказал) визг пса. И весь тот день мы так и работали на участке под душераздирающий лай и вой, разносящийся на всю округу.

Скала, где был пёс.jpg

Скала, где был пёс

Вид от -Собачьей- скалы.jpg

А это уже вид с неё

На другой день, 5 сентября, приехав на участок, мы услышали уже сильно ослабший голос собаки: сразу стало понятно, что пёс слабеет (ведь у него нет ни воды, ни пищи). Было понятно, что, если пса не снять сегодня – ему предстоит медленная смерть от голода.

Выполнив свой набор работ и снова получив запас свободного времени (да, и работали мы в тот день с настроением нехорошим: голос собаки был всё реже, тише и глуше…) мы – ваш покорный слуга, его коллега Ширнин Евгений и работник в/охраны Невойт Ю. Н., экипировавшись подручным инструментом – снова пошли к «Зовущему». В этот раз мы шли с непреклонным настроением – сегодня снимем его обязательно!

И наше решительное настроение, а, может быть, какой-нибудь собачий Бог сжалился над этим непутёвым любителем поохотиться по скалам, принесли свои положительные плоды. Подойдя к скале, мы увидели огромные глаза пса, смотрящие на нас с тоской ….. Было видно, что пёс устал и напуган. Подрубив близко стоявшую лесину-сухостоину, и уложив её при падении в русло расщелины так, что получилось нечто наподобие пожарного шеста, Евгений Ширнин (благо, парень он не из тяжеловесов) поднялся на эту злополучную площадку, к псу-одиночке. Я подстраховывал Евгения снизу, на случай его ....... неудачи подъёма, а Юрий Невойт решил осмотреть всё подножие скалы, на предмет наиболее удобного спуска собачки, и поиски его дали замечательный вывод: выход есть!

Ждущие глаза.jpg

Ждущие глаза

Пёс встретил поднявшегося на уступ Евгения лёгким повизгиванием и позволил совсем безропотно (хотя и были у нас опасения, что перепуганный пёс может кинуться кусаться) перенести его на руках к началу пути его спасения. Ведь, как выяснил при подъёме Евгений Ширнин, у пса за спиной был барьер, высотой 1 метр, а за этим барьером был путь к свободе, по которому, он, вероятно и попал сюда, но уставший, а может быть перепуганный пёс, не мог решиться на его преодоление. И так, Евгений на руках перенёс собаку через этот барьер, а на другой стороне пса встретил уже Юрий Николаевич – за барьером была, так сказать, скальная полка – узкая, наклонная, ведущая со скалы….встретил, снял с полки повизгивающего пса.

И…. наш клиент только и был таков: ушёл в лес. Не побыв с нами и минуты, не гавкнув на прощанье. (А мы в рюкзаке принесли ему воды и хлеба: не понадобилось!).

Пёс ушёл.jpg

Пёс ушёл

В тот день домой с работы мы ехали с чувством выполненного доброго дела.  Я шутил со своим тёзкой Евгением – "Зачтётся тебе, Жека, это на небесах, при Суде! А моя супруга Вика, выслушав меня дома, сказала – И здесь, на этом свете Жене зачтётся: за то, что поднялся на скалу, за то, что руками помог собаке обрести дальнейшую жизнь.

Такой вот случай: не подвиг, но нам, участникам того действа, самим приятно – пёс остался жив.  Ведь на помощь собака звала человека. И человек не имел права не прийти.

P.S. К своему письму прилагаю фото. Фото сделано мобильным телефоном, так, что – качество  не ахти. Не судите строго: писал я "с одного захода", на эмоциях сразу после рабочей смены, а редактировать..... не стал. Зачем? Первые эмоции - истинные.

С уважением Сорокин Евгений Михайлович.

Социальные комментарии Cackle
^