23.10.2013
Два региона делят целебные источники Тунки

Тункинские курорты оказались в центре затяжной войны между Бурятией и Иркутской областью. Благодаря географической близости и развитой инфраструктуре иркутяне постепенно «выбивают» местных из экономики района, в том числе руками ученых.

Диспут ученых 

Очередным витком конфликта стала экспертиза воды в шумакских источниках, проведенная Лимнологическим институтом. Иркутские ученые утверждают, что целебная вода в большинстве источниках заражена нитритами, кремнием и фекалиями. Дескать, употреблять эту воду опасно.

«Зафиксированы повышенные концентрации нитритного азота, указывающие на загрязнение хозяйственно-бытовыми сточными водами. Кроме того, содержание кремния во всех источниках несколько выше нормы для водоемов питьевого назначения», - сообщила научный сотрудник ЛИН СО РАН Ирина Томберг.

Бурятских ученых такие данные повергли в легкий шок. Во-первых, прежде Лимнологический институт никогда не занимался исследованием источников в Тунке. Шумак – исконно вотчина Иркутского государственного университета, специалисты которого еще в 60-х годах впервые исследовали воду в его источниках. Последнее исследование Института природопользования при БНЦ проводились пять лет назад, и ни разу ученые не делали столь странных выводов.

- К сожалению, исследователи не предоставили конкретные значения нитритного азота, и непонятно, по каким стандартам оценивалось превышение, - говорит кандидат химических наук, научный сотрудник Байкальского института природопользования СО РАН Ирина Ульетуева, которая присутствовала на докладе. - Для минеральных вод, добываемых из защищенных от техногенного воздействия подземных горизонтов, где водовмещающие породы содержат нитриты в повышенных количествах, допускается уровень нитритов до 2 мг/дм3 включительно. И стандарт для кремния в виде кремниевой кислоты по «ГОСТу для минеральных вод» должен быть не менее 50 мг/дм3. А то, что они обнаружили всего от 3 до 14 мг/дм3, это совсем ничего. В горных реках содержание кремния может достигать 25 мг/дм3, что обуславливает их желтоватый цвет.

Это позволило бурятским ученым даже иронизировать над иркутскими коллегами:

- С таким же успехом можно сравнивать по питьевым стандартам сточные воды. Жаль, что не были исследованы и не предоставлены результаты по содержанию углекислого газа и фтора. Тогда бы, по мнению, ученых их ЛИН СО РАН, шумакские источники представляли бы, наверное, смертельную опасность.

Фекалии на святой земле 

Однако у иркутян как бы своя правда. Коллега Ирины Томберг из Лимнологического института Мария Суслова озвучила результаты другого анализа – санитарно-бактериологической оценки качества вод в шумакских источниках. Так, в сентябре 2012 года там были найдены свежие фекальные загрязнения. 

И вновь им апеллируют из Бурятии:

- Я был в недоумении, как профессионал, как человек, который давно занимается изучением минеральных источников, - говорит доктор химических наук, старший научный сотрудник Байкальского института природопользования СО РАН Вячеслав Хахинов. – Большой вопрос в том, где именно они брали воду. В своем докладе специалисты Лимнологического института этот момент не указывают. В подземных водах фекальных загрязнений не может быть. Другой вопрос, если пробы брали в лужах, которые отстоялись, и которые в свободном доступе у животных. Нам вообще надо приехать туда с Роспотребнадзором нашим и провести дополнительные исследования, это ведь наша территория.

Потерянный Шумак 

Странное, с точки зрения коллег-ученых, исследование шумакских источников может быть следствием напряженной ситуации, возникшей в Тункинском районе и в природном парке «Шумак», в частности. Масштабы экспансии иркутского бизнеса в туристической сфере «тункинских Альп» трудно представить из Улан-Удэ. Мы медленно, но верно теряем позиции на своей же территории. Бурятия могла бы получать миллиардные доходы с туристического бизнеса только в этом районе, однако вместо нас этот доход получают наши соседи.

Издавна тункинские курорты, особый микроклимат и целебные источники притягивали жителей соседнего региона. Они идеально расположены географически, на границе с Иркутской областью. Обладая большими ресурсами, предприниматели-соседи оттирают от развития бизнеса местных жителей, оставляя им только «дикий туризм». Более того, со слов тех же местных жителей, «дикий туризм» также сталкивается с притеснением.

Самый яркий пример социально-экономической напряженности наблюдается на Шумаке, который только в 2010 году по личному распоряжению главы Бурятии Вячеслава Наговицына стал частью Национального природного парка. Единственная организованная турбаза в этой труднодоступной местности - «Ока-Шумак» - принадлежит иркутскому бизнесмену Олегу Грейзе. Предпринимателю также принадлежит компания, занимающаяся воздушными перевозками. Из Иркутска вполне комфортно можно попасть на Шумак на вертолете. Стоит это удовольствие не дешево, порядка 12-14 тысяч рублей только в одну сторону на человека, а проживание и вовсе достигает 150 тысяч рублей. Поэтому услугами турбазы пользуются исключительно состоятельные иркутяне, иностранцы и туристы с запада России.

Олигарх Грейзе 

Деятельность этой турбазы все время находится в центре скандалов. В свое время Олег Грейзе даже был фигурантом уголовного дела, связанного с незаконным предпринимательством. В течение только последнего года официальные претензии предпринимателю выражали и государственные экологи, и судебные приставы. На иркутянина постоянно жалуются и местные жители

Многие «дикие туристы» предпочитают брать проводника и лошадей в аренду у местных жителей, как правило, в селе Хойтогол. На этом жители села зарабатывают почти круглый год и кормят свои семьи.

Даже на лошади восхождение трудное. Уставшие животные нуждаются в отдыхе и уходе. Издревле местные жители после восхождения обмазывали лошадей грязью из специальных источников и давали им пить целебную воду. Однако вода из источников, видимо, считается в Иркутске собственностью отдельного предпринимателя. Эта традиция – давать пить животным, по словам местных жителей, очень не нравится предпринимателю Грейзе, так как смущает его гостей. В результате предприниматель лишь обещает «прикрыть всю эту лавочку».

Похоже, что скандальное исследование лимнологического института как раз на это и указывает, что нехитрый бизнес местных жителей якобы вредит экологии Шумака.

Подозрение в том, что данное исследование заказал именно Олег Грейзе, подтверждается давними и теплыми отношениями предпринимателя с Лимнологическим институтом, в том числе выигранными тендерами на воздушные перевозки сотрудников института.

И ничего, что сама турбаза иркутского олигарха наносит существенный урон экологии рекреационной местности. Этим летом ее уже закрывали по решению Верховного суда Бурятии за многочисленные нарушения законодательства в сфере защиты природы. Так, на турбазе не было очистных сооружений, и все нечистоты и бытовые отходы сливались прямо в почву. Проверяющие органы также обнаружили на турбазе незаконные постройки, в том числе и курятник, и объект для хранения куриного помета, относящийся к третьему классу опасности.

Стоит добавить, что за Шумак идет война не только местных с иркутянами, но и между самими иркутскими предпринимателями. Так, например к Шумаку довольно давно приглядывается бывший депутат заксобрания Иркутской области Владимир Дмитриев. Его имя фигирирует во всех статьях, посвященных уголовному преследованию Грейзе несколько лет назад. Видимо, Дмитриев так и не оставил попыток стать новым хозяином Шумака. Однако изменит ли это сложную ситуацию в Тунке, никто не знает.

В последние месяцы местная общественность привыкла считать Тунку объектом сугубо внутрирегиональных политических разбирательств. В то время как этот район с его туристическим потенциалом давно стал рисковой геополитической точкой уровня России. И пока наблюдатели живо описывают «страсти по Самаринову», иркутские политики и бизнесмены, негромко, через экономическую экспансию и административное давление усиливают влияние на эту часть Бурятии. 

Евгения Балтатарова, «Номер один»

Социальные комментарии Cackle
^