28.10.2013
Правоохранительные органы обрушились  на местный кинематограф, не усмотрев в действиях культуры художественный замысел.
Криминальная драма «Шлагбаум» наделала много шума. Не успела картина выйти в прокат, как силовики обвинили создателей фильма   в  провокации массовых драк и в конце концов подали в суд за пропаганду наркотиков.Суд состоялся. И все обвинения были сняты за отсутствием состава правонарушения. Но именно после этого инцидента приходится задуматься, почему же УФСКН так рьяно взялся за «Шлагбаум», но не подает иски на фильмы российского или зарубежного производства. В свою очередь кинематографисты считают, что тоже борются с наркотиками, но по -своему. И именно этот художественный замысел не поняли их "коллеги" из ФСКН.

Мы поговорили с продюсером фильма «Шлагбаум» Алдаром Дугароном и защитниками в деле Николаем Васюткиным и Вячеславом Мироновым и узнали, что такое пропаганда наркотиков и что думают о фильме юристы Бурятии.

- Какая была первая мысль, когда узнали, что на вас подали в суд за пропаганду наркотиков в фильме?

 - Недоумение. Общая информация не может однозначно трактоваться как пропаганда. Изучив статью 6.13 Кодекса административных правонарушений РФ, я не нашел точного определения слова «пропаганда», и что под это определение может попадать. Кроме того, на фоне тех фильмов, сериалов, что выходят и выходили в федеральный прокат, наш фильм выглядел совершенно безобидно. Мы не показывали, как варится и распространяется метамфетамин в сериале "Во все тяжкие", не показывали полный процесс изготовления кокаина как в одноименном фильме с Джонни Деппом, не демонстрировали способы употребления производных каннабиса с помощью специальных приспособлений как в фильме «Третий Лишний» и т.д., - говорит Алдар Дугарон

- Как считаете, сможет УФСКН так же подать иск на создателей или прокатчиков российского или зарубежного кино?

 - Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Прецедентов в судебной практике РФ я не нашел. Хотя встретил очень много дел, где разбираются такие дела, как поступившие в продажу тапочки со стилизованным изображением листьев каннабиса, или зажигалки с таким же изображением, футболки и т.д. Суд налагал штраф на торговые точки за это. Может, быть со временем и до фильмов доберутся. Но дело в том, что разрешение к прокату выдает Министерство культуры РФ, именно там решают разрешать или запрещать фильм, это их работа. И мне кажется, что они в искусстве, в кино в частности, разбираются лучше, чем в УФСКН, и не допустят к прокату фильмы, где будут пропагандироваться наркотики. Отмечу, что мы никак не ставили цель – пропагандировать наркотики, - говорит Алдар Дугарон.

- О возможности привлечения прокатчиков к ответственности сложно говорить, здесь необходимо изучить конкретные обстоятельства. Хотя в ряде случаев, это возможно. Тут можно добавить интересное. Круг лиц, который можно привлечь к ответственности по данной статье, достаточно широкий. Алдар уже рассказал о том, что могут наложить штраф на торговые точки. Хотя мне кажется, сложившаяся судебная практика неоднозначная и достаточно спорная. Да и любого парня разгуливающего по пляжу в футболке с изображением конопли теоретически тоже можно привлечь, - говорит юрист Николай Васюткин.

- Как считаете, был однозначен исход дела или все-таки существовала неопределенность по поводу того, какое решение примет судья?

 - Исход дела был неясен. Прекратим дело или нет, не знали до последнего момента. В данной ситуации и судебная практика неоднозначная, и, как правило, по делам об административных правонарушениях большинство решений носят обвинительный уклон, - говорит юрист Вячеслав Миронов.

- Что говорят в среде юристов о деле, связанном со «Шлагбаумом»?

- Все юристы солидарны с позицией наркоконтроля в той части, что необходимо бороться с пропагандой и рекламой наркотических средств. Но при этом все понимают, что подходы в антипропаганде могут быть разнообразными, и здесь нет единых шаблонов. Ирония в том, что в данном деле фактически два борца с наркотиками встали по разные стороны баррикад. К сожалению, сотрудники наркоконтроля не смогли оценить и понять художественный замысел эпизодов фильма, - говорит Николай Васюткин.

- Чем сейчас живет бурятский кинематограф?

 - Наверное, рановато говорить о бурятском кинематографе, как о состоявшемся явлении. Ведь все держится на одном энтузиазме, а энтузиазм, бывает, проходит. И чем живет бурятский кинематограф сказать пока трудно. У зрителя прошел первый восторг от фильмов, снятых в Бурятии. Теперь, чтобы удивить, нужно расти. Наверное, этим и живет, - говорит Алдар Дугарон.

В социальных сетях жители города активно высказывались по поводу сложившейся ситуации. Безобидные реплики «и фильм снять уже нельзя» сменялись длинными размышлениями о том, что есть бурятский кинематограф. А заканчивалось все довольно категоричными высказываниями о том, кто такие создатели фильма, где они их видели, и какими дети вырастут после просмотра такого кино. 

Арюна Тудупова, "Номер один". 

Социальные комментарии Cackle
^