28.05.2014
Трагедия, произошедшая недавно в Истоке во время прогулки второклассника на велосипеде, как оказалось, была не первой. Два с половиной года назад такая же куча шлака в том же самом месте едва не привела к гибели тринадцатилетнего Славы Есипова. Примечательно то, что виновники трагедии тогда «компенсировали» ущерб мальчику аж на 2 тысячи рублей.
Никому не сказали 

В тот день Слава после окончания уроков ездил на маршрутке в Исток к своему однокласснику Ване. К вечеру мальчики пошли вместе на остановку, чтобы Слава поехал домой. Срезая путь, они прошли мимо котельной, пройдя сквозь дыру в бетонном заборе. Но, идя по шлаку, Слава почувствовал, что ноги вдруг стало жечь. Перепуганный, он, падая, крича и обжигаясь еще сильнее, побежал прочь от неведомой опасности. Ваня, раньше частенько срезавший путь по этому месту, повел друга обратно к себе домой. 

Трагедия осложнилась тем, что мальчики, испугавшись гнева взрослых, никому не рассказали о случившемся и попытались справиться с последствиями самостоятельно. Первым делом Слава сунул руки в емкость с холодной водой, после чего друг начал перевязывать ему раны подвернувшимся под руку тряпьем. В таком виде мать Вани заметила их и, поняв, что случилось что-то серьезное, тут же вызвала «скорую». Врачи оперативно приехали, и мальчика увезли в больницу.

«Когда его привезли в БСМП, он еще был в сознании и сразу назвал мой номер телефона. Я позвонила его классному руководителю, и мы обе побежали туда. Его сразу отправили в реанимацию, где он лежал дня три. Потом его перевели в палату. У Славы были страшные ожоги, как сказали врачи, второй и третьей степени. Кожу для пересадки пришлось брать с ноги», - вспоминает те страшные часы бабушка мальчика Наталья Есипова.

«У него было, видимо, шоковое состояние, он почувствовал боль, только когда оказался в больнице. Врач сказал, что мальчик сильно напуган и что у него был болевой шок, поэтому боли он сразу не почувствовал. Хотя обгорели сильно руки, ягодицы и ноги. Только потом все началось. И первые дни он был на обезболивающих», - рассказывает классный руководитель Славы Марина Дайдаева. 

Гиблое место 

Как выяснилось позднее, уже тогда на смертельно опасное место мог зайти кто угодно. 

«Мы потом съездили, все посмотрели и зашли на это место, там все открыто было, с двух сторон не огороженный, доступ неограниченный. Хоть кто может зайти, там еще рядом находится пятьдесят четвертая школа», - говорит учительница. 

«Они не поняли сначала, что это. Говорит, черный, как уголь», - говорит Наталья Есипова. 

По словам друга Славы, местные ребята в этом месте часто падают и ранятся, что, видимо, никак не волнует руководство котельной. Марина Дайдаева говорит, что и она, приехав на место, с первого взгляда не могла понять, горячий шлак это или нет. Шлак, остывая, покрывается остывшей коркой, понять, что под ней температура 500-600 градусов, невозможно.

«Я, например, тоже не поняла, могла бы наступить. Нас целая комиссия ездила, Виктор Игнатьевич (директор школы) тоже сначала не понял, наступил, потом резко начал отходить оттуда, у него подошва чуть-чуть подгорела. Мы сразу пошли в администрацию этого здания, они нам вначале сказали, что это не их территория, потом, что там было огорожено и т.д. Тогда мы вышли на главного инженера, и он обещал оказать хотя бы материальную помощь мальчику, потому что на нем все сгорело. Семья малообеспеченная, воспитывает бабушка», - вспоминает Марина Дайдаева.

Убедили не судиться 

Но самое шокирующее в этой истории – реакция виновников трагедии. Работники ТГК-14, которой принадлежит котельная, не то что не понесли никакого наказания, но и не помогли попавшему в беду мальчику! Напротив, они настойчиво убеждали и убедили бабушку мальчика в бесперспективности судебного разбирательства с ними.

«Я никуда не пыталась обращаться, потому что они сказали, что это бесполезное дело, что мы ничего не добьемся, а только зря истратим деньги. Они обещали передачу принести, обещали и фруктов и всего. Но ничего в итоге не принесли и не помогли», - говорит Наталья Есипова. 

Переговорщиком со стороны руководства котельной и ТГК-14 выступил некий инженер, имени которого, к сожалению, Наталья Викторовна уже не помнит: «Сначала они мне говорили, что собирают деньги в качестве помощи, что рабочие помогают. Потом меня вызвали в Советский отдел милиции. Там этот инженер мне сказал, чтобы я подписала бумагу об отказе от претензий, не подавала в суд, а они мне заплатят деньги. Я подписала. А через несколько дней они снова звонят и говорят, что руководство сменилось, ничего не получается, денег никаких не будет. Все. Я больше не стала ходить никуда, махнула рукой. В суд даже не пыталась, на кого там подавать?».

«Компенсация» за ущерб 

В итоге бабушке с невысокими доходами пришлось лечить внука самостоятельно. 

«Я все на свои деньги покупала – мази, лекарство. Лекарства очень дорогие были, я один тюбик покупала за восемьсот рублей на один раз. А перевязки делали каждый день. Дня четыре-пять такую мазь покупала, потом мне сказали, что можно мази дешевле брать», - говорит она. 

Тем не менее, несмотря на все усилия, руки мальчика, по словам Натальи Викторовны, за два с лишним года так окончательно и не зажили. 

«До сих пор все мажем кремами, рука постоянно у него лопается, где пересадка была. Нажмет там или еще что-нибудь, она и лопается». «Потом, когда мы начали звонить, они сказали: у нас денег нет. Хотя они сразу признали свою вину, когда мы звонили, обещали оказать помощь», - говорит Марина Дайдаева.

В конечном итоге, представители ТГК-14 – крупнейшей компании с миллиардными оборотами дали мальчику две тысячи рублей на покупку новой куртки взамен сгоревшей. В качестве, так сказать, компенсации за ущерб. Штаны, обувь, белье, не говоря уже о здоровье мальчика, как оказалось, не стоят ничего.

Владимир Бадмаев, «Номер один».

PS: предыдущая публикация по этой теме http://gazeta-n1.ru/blogs/Eugene_Baltatarova/30946/
Социальные комментарии Cackle
^