28.05.2014
Почему некоторые села Бурятии, пережив перелом 90-х и депрессию нулевых, начали возрождаться. Удивительным образом, наряду с оттоком населения в город, с высокой смертностью, суицидами и сокращением поголовья скота, некоторые села все же развиваются, находя новые и очень интересные пути, о которых раньше даже и не думали. Впервые в бурятских селах появились понятия рынка, конкуренции, а также предпринимательской инициативы, чего не было со времен царской России.

Село на краю мира

Триста километров от Улан-Удэ. Бескрайние джидинские степи сменяются острыми сопками, поросшими густым лесом. Мы сворачиваем с закаменской трассы и едем строго на север еще пару десятков километров по проселочной дороге. Сельское поселение «Верхнеторейское» включает в себя село Верхний Торей и Улзар (Номто). Это последние села на пути к Байкалу. Еще через 90 километров на север, через непролазные топи и тайгу - Хамар-Дабан и великое бурятское озеро.

Близость к тайге и Байкалу делает этот уголок Джидинского района поистине неповторимым, невероятной красоты природа и микроклимат, создающий биологическое разнообразие, которое редко встретишь в южной Бурятии. Со всего района приезжают сюда за дикой земляникой и грибами, охотники ездят на гольцы за изюбрем, косулей и медведем. Рыболовы мечтают порыбачить на хариуса на Темнике.

Из этих сел вышла целая плеяда знаменитых людей, народные артисты СССР - оперный певец Дугаржап Дашиев, драматический актер Содном Будажапов, артистка Бурдрамы Найдан Гендунова, первый герой СССР из Бурятии Гармажап Гармаев, восьмой Хамбо лама Чой Васильев, которого назначал лично император Александр Второй. В этих местах скрывался во время репрессий основатель Иволгинского дацана, семнадцатый Хамбо лама Лубсан Нима Дармаев.

Как и многие дальние села Бурятии, Верхний Торей и Улзар пережили все ужасы 90-х и развала СССР. Колхоз, в котором работала большая часть населения, распался, оставив людей один на один с проблемами, главными из которых стали алкоголь, нищета и разложение. Работоспособные мужчины умирали один за другим, женщины, оставшиеся с детьми, были вынуждены, закрыв глаза, бежать в Улан-Удэ, как к единственному спасительному маяку, пополняя деревенскую агломерацию на Левом берегу.

В лучшие годы в селе Верхний Торей проживало больше тысячи человек, в средней школе обучалось около двухсот пятидесяти детей, работали СПК, 25 чабанских стоянок и молочных ферм. Сейчас осталось  660  человек, в средней школе обучается 70 детей. В Улзаре проживает чуть больше 50 человек, школа закрылась.

Понадобилось больше двадцати лет, чтобы прийти в себя. И хотя деревня сократилась больше чем на половину, а некогда оживленные улицы стали пустынны, и дома через один заколочены, как после пожара в степи, в селе наметились первые ростки новой жизни.

Новый глава

Несмотря на большую убыль населения, вернулось тоже немало. Причем, если из деревни люди бежали, гонимые проблемами и безысходностью, то возвращались осознанно, активные и целеустремленные.

Вячеславу Найданову всего 34 года. Он родился и вырос в Верхнем Торее. Его юность пришлась на тяжелые годы, и он, как и многие его ровесники, мечтал отсюда уехать в город, в большую и интересную жизнь. Однако, поработав в Улан-Удэ и на севере Бурятии восемь лет, он вернулся в родное село. В 27 лет он стал самым молодым главой поселения в республике. Сейчас работает уже второй срок.

- Я не скажу, что у меня ничего не получилось в городе, мог бы и остаться. Конечно, не сладко, никто в городе тебя с распростертыми объятиями не ждет. Молодежь бежит из деревни, чтобы «прорываться», крутятся, вертятся. Но там и конкуренция большая, в то время как на родине масса возможностей, особенно сейчас. Можно применить полученный в городе опыт и навыки в селе. Менталитет у ребят меняется, - говорит Вячеслав. – Конечно, в последнее время у нас много семей уехало, главную роль в этом сыграли родовые сертификаты на второго ребенка. Этих денег хватает ровно на то, чтобы купить участок в ДНТ возле Улан-Удэ, поставить сруб или перевезти из деревни. Около 20 семей только за два последних года таким образом переехало. Молодежи здесь скучно, а одиноким женщинам трудно, и я считаю, что не нужно никого насильно держать, каждый сам ищет свое счастье. Пусть в деревне будет не так много людей, но все они будут рады, что живут тут и занимаются любимым делом. Сейчас так и происходит, вместе с количественным составом меняется и качественный, остаются те, кто хочет серьезно работать и жить в селе, наверное, уже пришло такое время.

Став главой в 2008 году молодой человек сразу же начал решать наболевшие проблемы, полгода воевал с продавцами спирта и все–таки заставил их закрыться. В селе сегодня два магазина и работают они до семи вечера. Так что «сухой» республиканский закон тут даже перевыполняется, так как во всей остальной Бурятии водку можно купить до 9 вечера. А в селе Улзар вообще уже около десяти лет не пьют алкоголь.

С исчезновением повального пьянства в селе стало спокойно, но проблем с занятостью это все равно не решило. Однако вернувшиеся, как и Вячеслав, молодые люди, начали показывать пример.

- Мы создали ООО «Таежное», куда всю нашу активную молодежь привлекли. Ребята занимаются орехами, ягодами, строительством, купили трактор, землю оформили, будут лесопилку строить, молочно–товарную ферму. Многим и 25 лет нет. Все они пожили в городе, поработали кто кем, многие успели заработать условные сроки… Но сейчас у них серьезные намерения и новая жизнь. Мы со своей стороны им помогаем участвовать в государственных программах поддержки сельского хозяйства и малого предпринимательства.  Недавно два предпринимателя у нас получили по миллиону на развитие, тоже закупили технику и скот. Всего в селе у нас зарегистрировано 13 ИП и КФХ. Они платят налог на землю и сельхозналог, часть которого идет в местный бюджет. Таким образом, у нас появляются средства на развитие, - говорит Вячеслав.

Жизнь меняется

Самым верным источником дохода в поселении является налог на землю. Сегодня, кроме колхозных паев, 80 % которых уже оформлена сельчанами под пашни и покосы, оформляется земля под бывшими чабанскими стоянками. Из 25 уже в собственности восемь, предприниматели разводят скот и сеют зерно, соответственно, платят налоги на землю.

Улзар официально является этнопоселением, которых всего 2-3 в республике.  В основном население представлено сартулами, табангутами и ашибагатами, все они являются ответвлениями монгольских родов, перекочевавших сюда несколько веков назад. Статус этнопоселения позволяет сельчанам получать субсидии в размере 50 % на  покупку скота и проведение инфраструктуры, что тоже является мощным стимулом к занятию животноводством.

- Люди работают, но нам все равно необходима хотя бы пара инвесторов, которые заняли бы земли бывшего СПК, у нас, конечно, условия климатические трудные по сравнению с Белоозерском, например, но все равно работать при должном подходе можно, и даже получать прибыль, - говорит глава поселения.

Недавно в село пришла сотовая связь и интернет, что также повлияло на дух сельчан.

- Раньше мы всегда считали себя отсталым селом, но как только Ростелеком провел к нам связь, сразу все изменилось. Кстати, для этого компания установила сразу две вышки, у нас же тут горы, 40 и 63 метра высотой. Вторая вышка вообще самая большая в республике, и сотовая берет до малого Хамар-Дабана, охотники спокойно дозваниваются из тайги, стало удобно, мало ли, кто заболеет в лесу, срочно помощь понадобится, - говорит Вячеслав.

Грандиозные планы

Приход в село цивилизации подтолкнул местных жителей к новым идеям. Сегодня здесь реализуется туристический проект.

- Выиграли миллион рублей в рамках Года туризма в республике на постройку нескольких домиков летних, где мы будем принимать туристов. Пока сезонно, только летом, но будем рассматривать разные варианты, - говорит Вячеслав. – У нас же тут места заповедные, многие едут поохотиться, рыбу половить, полечится на целебных аршанах. Дикий туризм уже сейчас очень развит, наша задача - сделать его цивилизованным и заработать на этом деньги, - отмечает глава.

Уже сейчас в администрации поселения разработано несколько маршрутов, есть готовые гиды–проводники, пара «уазиков», лошади.  В селе могут предложить туризм на любой вкус, от тура по сакральным местам, которых тут очень много, до сбора земляники и прогулки до Хамар-Дабана. Есть специальный лечебный тур до озера Таглей, славившегося своими лечебными пиявками и грязями, и до дикого курорта Читхэ у подножия Дабана. В планах главы создать условия для агротуризма и проживания туристов на ферме, где они сами смогут подоить коров или выпасти овец. Такой вид туризма сейчас все больше востребован у городских жителей.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

^