04.07.2014
Легендарный журналист БГТРК Владимир Жаров рассказал о своей профессии, хобби и призвании. Однажды он прошёл 180 километров по горам со сломанной ногой, но наш рассказ совсем не об этом, он  о том насколько сильной бывает жажда жизни, жажда познания мира.
Владимиру Жарову, журналисту БГТРК, можно позавидовать белой завистью. Он совмещает работу со своим многолетним увлечением. На Бурятском телевидении о нем ходят легенды, иногда преувеличенные, но вполне реальные. Володя родился на Севере, уже во втором классе его тянуло в лес, побродить по сопкам Магаданской области, где тогда жили его родители. Чуть позже его семья переехала в Улан-Удэ, здесь всем классом они ходили на лыжах и без классного руководителя. Ребятня  с улицы Павлова, в том числе и девчонки, не сидели в то время у телевизора и компьютера.  

- У всех нас было огромное желание исследовать окружающую местность. Сейчас телевизор заменяет детям приключения, а интернет - природу. Люди отдаляются от природы, перестают любить свою землю, чувствовать запахи деревьев, травы. Горожанин боится остаться в лесу один, не может ориентироваться на местности. Современная жизнь отделяет человека от земли, - говорит Владимир.

Первая профессия - судоводитель

После восьмого класса Жаров поступил в мореходку, стал штурманом, отработал в море четыре года на научных судах, но, запавший в сердце Север,  его манил, он решил поступить на арктический факультет Ленинградской мореходки. Однако после трудового перерыва ему не удалось сдать экзамен по химии, не получилось и пройти медкомиссию по зрению. Пришлось вернуться в Улан-Удэ, где Владимир начал работать на Бурятском телевидении. Мечта же о Севере его не покидала, но судьба распорядилась по-своему. Случилась любовь, и он остался в Улан-Удэ. 

- В городе не было моря, не было Севера. Всей душой я рвался на любимый мной Север. Говорил уже жене, уеду. Но семья, ребенок и спортивный туризм захватили меня полностью. Мечта же жива, когда - нибудь в своей жизни я совершу кругосветное путешествие.

В Улан-Удэ в 80-е - начале 90-х был пик развития туризма. В туристическом клубе «Хамар - Дабан» собирались и студенты, и увлеченные люди среднего и даже преклонного возраста. На Верхней Березовке ставили палатки, проводили соревнования. Вечером здесь звучали бардовские песни. И тогда для Владимира начались первые путешествия по Святому носу, в Окинский район, на Южно-Муйский хребет. В то время улан-удэнцы ходили в походы на одном энтузиазме. Жаров открыл для себя Бурятию и влюбился в ее красоты.

- Я проходил два года и понял, что для туриста Бурятия – это рай. Рай для горного, водного, пешего туризма. Мне было с чем сравнить. Горы у нас невысокие, но сложные. Реки категорийные и не категорийные. Мы были первой группой из Улан-Удэ, которая побывала в Окинском районе. Каждый год мы отправлялись в путешествия по Бурятии. 

548409_478106792222769_7915178_n.jpg

Пять раз журналист побывал на Хамар-Дабане, пять раз поднимался на Мунку - Сардык. Самым главным в его увлечении была поддержка жены, которая оказалась идеальной спутницей для заядлого путешественника. Она была далека от тонкостей нелегкого хобби мужа, но не противилась его желанию снова покинуть дом и снова отправиться в путешествие. Самым тяжелым для нее было долгое отсутствие Владимира, когда он уходил в поход высокой категории на 10-20 дней. Этому он посвящал свой отпуск, но кинокамеру брал с собой. Тащил на плече тогда еще тяжелый «Красногорск-3» и после походов рождались телепрограммы, рассказывающие об увлеченных людях и о неповторимой природе Бурятии. За все эти годы они с женой  так и не отдыхали вместе.

Походы в одиночку

IMGA0029.jpg

В последнее время Жаров стал предпринимать походы в одиночку. Самые яркие впечатления у него остались после одиночных путешествий по Байкалу. Его первая штурманская профессия помогает ему свободно чувствовать себя на открытом пространстве, не говоря уже об ориентировании на местности. Ему совсем не одиноко среди зимнего Байкала, который каждый раз поражает своей величественностью и суровой красотой. Пять раз в одиночку он пересекал великое озеро, не только пересекал, были и 10-15 – дневные переходы от Максимихи до Северобайкальска. Байкал Владимир обошел вдоль и поперек и пешим ходом, и на катере любовался видами священного озера.

SAM_1013.jpg

- Для меня более-менее подготовленного человека спортивный туризм – это возможность чувствовать себя комфортно в условиях дикой природы. В одиночных походах развивается интуиция. Моя первая профессия помогает мне предугадывать неприятные ситуации.

SAM_0995.jpg

SAM_1025.jpg

Но неприятная ситуация все-таки случилась. Не на Байкале, но на Хамар-Дабане. В 1994 году здесь погибла группа туристов из 6 человек, где были и школьники. Жарова мучил вопрос, почему же это случилось, и он пошел по маршруту группы. Также в августе, только спустя четыре года после трагедии, на реке Лангутай произошло непредвиденное после трех дней похода. Подвела изношенная обувь, которая, по его мнению, еще годилась для переходов, и коварный камень, оказавшийся неустойчивым. На крутом береговом спуске журналист наступил на камушек, на первый взгляд безобидный, и сломал ногу. Тогда не было радиосвязи, не было сотовых телефонов. День отлежавшись, Владимир смог наступать на ногу прямо. И он прошел со сломанной ногой 180 километров по горной местности, обратно через Хамар-Дабан, перевал «Чертовы ворота» и вышел в Слюдянку. Возвращение длилось восемь дней.

- Я думал, что это вывих, оказался перелом. Обнаружилось это уже в поликлинике, куда я пришел, выйдя с маршрута. Только в книгах читал, как искры летят из глаз. Подобное испытал на себе. Этот маршрут был для меня познавательным, в том смысле, на что ты способен, сможешь ли помочь себе в экстремальной ситуации. Но мне было не очень сложно, больно конечно, но не сложно. Случилось со мной такое в первый раз. Раньше только наблюдал такие происшествия.

1172254_638552652844848_642073061_o.jpg

В жизни Жарова есть не только походы, но поисковые экспедиции в составе отряда «Рысь», который поднимал останки солдат Восточно-Сибирской дивизии в Подольской области и на Халхин-Голе. В этом году он участвовал в качестве хроникера при восхождении на Мунку-Сардык детей из детдома. Видел, как оживают лица детей, как они освобождаются от своих зажимов, становятся более общительными. По его мнению, от многих болезней могут помочь горы. Со своими друзьями он чаще всего встречается именно там. В последнее время Владимир увлекся велосипедом и открывает для себя Иволгинскую долину. В мечтах же грезит кругосветкой, которая обязательно состоится, если не в ближайшее время, но в ближайшем обозримом будущем он обойдет Землю или пешим, или на велосипеде или же на яхте, вернувшись к морю и к своей первой профессии.

Татьяна Хамханова «Номер один»

Социальные комментарии Cackle
^