16.07.2014
В первом полугодии ухудшились практически все экономические показатели Бурятии
Власти республики регулярно говорят нам о том, что экономика чувствует себя хорошо, и бодро подтверждают это цифрами из своих отчетов, экономических барометров и прочих документов. Цель этих увещеваний – показать федеральному центру и, главное, жителям Бурятии, что живется здесь не так уж и плохо. Промышленность растет, благосостояние граждан повышается, бизнес развивается. Якобы. \\

Часто цифры, представляемые на всеобщее обозрение правительством республики, рассчитываются таким образом, чтобы выглядели они хорошо. Некоторые же уточнения, которые вроде бы должны присутствовать, упускаются. Отсюда возникает парадокс: все мы видим, что ситуация складывается далеко не прекрасно, причем, по многим параметрам. А цифры из отчетов народных слуг с этим видением не совпадают. «Не верь глазам своим», - говорят чиновники. То же самое говорит и здравый смысл, когда с экранов слышатся песни об экономической стабильности и процветании.

Не каждый гражданин может самостоятельно увидеть и, главное, понять исходные цифры, говорящие об истинном положении вещей. Запутаться в дебрях социально-экономических показателей – легче легкого. Особенно когда они меняются с завидной регулярностью.
Что же на самом деле происходит в республике? И почему утихли разговоры о кризисе, которые еще недавно звучали с каждой кухни? Потому что кризиса нет или потому что нас заставили так думать?

Доходы поползли вниз

Что касается населения, то лучше в этом году люди жить не стали. По крайней мере, далеко не все. По данным Бурятстата, за первые четыре месяца этого года реальные денежные доходы населения снизились почти на четыре процента. Зарплата же держится на уровне 99,3 процента к прошлому году.

А ведь тогда, год назад, правительство республики лезло вон из кожи, чтобы выполнить майские указы Путина. Среди них и повышение зарплат – учителям, врачам и прочим бюджетникам. В итоге описанные усилия вылились в трещащий по швам бюджет и сокращение финансирования ряда других направлений. А в общей картине рост оплаты труда бюджетникам (что дело, конечно, благородное) как-то и не заметен. Остальным ведь ничего не повышали. А инфляция в этом году гораздо выше, чем в прошлом. 

Покупательская способность жителей республики – еще один немаловажный показатель. Бурятстат оценивает ее по отдельным категориям товаров, которые, в свою очередь, делятся на несколько групп. Например, покупательская способность в отношении говядины увеличилась на шесть процентов (мясо подешевело), картофеля – уменьшилась на 31 (резкий рост цен). Если же посчитать среднюю цифру, то получается минус четыре процента по сравнению с прошлым годом. 

Но ведь количество машин на дорогах растет. Да и новостройки бьют все рекорды. За первое полугодие жилья сдано в два раза больше, чем в прошлом году. Значит, люди покупают и квартиры, и машины. Откуда деньги?

Кредитный бум пошел на спад

Конечно, здесь на помощь приходят банки с их лояльными кредитными линиями и кредитными картами. Сегодня в кредит можно купить практически все – от ботинок до квартиры в центре города. Однако и эта лавочка скоро если и не закроется, то станет более придирчивой. Например, продолжавшийся несколько лет рост потребительского кредитования в этом году впервые сменился падением. 

Если взглянуть на предоставленные нам цифры от Национального банка Бурятии, можно проследить динамику роста рыка кредитования физлиц: 46 миллиардов в 2011 году, 64 миллиарда в 2012 году и 74 миллиарда в 2013. За первый же квартал этого года банки «озолотили» жителей республики на 14,1 миллиарда. В прошлом года за первый квартал - внимание – на 15,4 миллиарда. Падение - больше миллиарда рублей. То ли люди стали брать меньше кредитов, то ли банки стали более требовательными. По статистике Байкальского банка Сбербанка России, в выдаче кредита по Бурятии отказали 55 процентам желающих. Что на восемь процентов выше прошлогоднего показателя.

Сумма же общей задолженности граждан по кредитам устрашает: 87 миллиардов рублей. Если разделить эту цифру на, грубо говоря, миллионное население республики, то получается, что в среднем каждый житель республики должен банкам по 87 тысяч рублей.
Просроченная же задолженность – около пяти миллиардов. Это те, кто не хотят или не могут заплатить. 

Бизнес в долгах

Бизнес же, который государство так старательно поддерживает, ну или делает вид, сегодня тоже совсем не на коне. Доля убыточных организаций в общем числе – 37,6 процента. Если разобрать их по отраслям, то в тройку лидеров по количеству убыточных предприятий входят транспорт и связь - 62,5 процента, добыча полезных ископаемых – 68,4 процента, гостиницы и рестораны – 75 процентов.

Транспортники никогда особой рентабельностью не отличались. Но у них есть преимущество – система государственных субсидий, частично покрывающих разницу в тарифах. Гостиничный бизнес, видимо, страдает от недостаточного количества туристов, ресторанный – от чрезмерного количества общепитовских заведений на душу населения, которые открываются и закрываются с завидной регулярностью.

А вот добывающая промышленность столкнулась с более серьезными проблемами. Последнее время цены на некоторые добываемые в республики ресурсы сильно упали.

- Падение произошло за счет снижения добычи полезных ископаемых по каждому конкретному виду деятельности. Там и золото, и серебро, и уран, и щебень, и песок, и гравий, и уголь – то есть все, что у нас добывается. В этом году идет серьезное уменьшение, - рассказывает Татьяна Заматкина, начальник отдела статистики предприятий, ведения статистического регистра и общероссийских классификаторов Бурятстата.

Еще один показатель, характеризующий положение дел в бизнесе Бурятии, – просроченная задолженность организаций республики. На сегодня она достигла более чем четырех миллиардов рублей, что в полтора раза больше, чем на тот же период прошлого года. Причем, если сравнивать с началом 2013 года, то эта задолженность увеличилась более чем в два раза. Повторюсь, это только просроченные долги – те, которые юрлица погасить не могут, откладывая на потом. Часто это «потом» оборачивается процедурой банкротства и ликвидацией предприятия.

Что же касается бурятской промышленности, то она по-прежнему держится на трех китах – авиазаводе, ЛВРЗ и Стальмосте, которые пережили прошлый год и начало этого не без трудностей. Новых промышленных гигантов не предвидится, а более мелкие промышленники чаще банкротятся, чем появляются.

Что же получается в итоге? Население лучше жить не стало, а даже наоборот - немного хуже. Банки начинают осторожничать и готовятся к более суровым временам. Немалая часть бизнеса в республике убыточна, а долги предприятий растут угрожающими темпами. Промышленность застыла, и рывка в этой сфере в ближайшем будущем, похоже, не предвидится. Можно ли назвать все это кризисом? Возможно. Хотя – кому как удобно.

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^