01.10.2014
Впервые в новейшей истории Бурятии большие выборы в виде выброса адреналина и критических вызовов власти не принесли успокоения и затишья участникам процесса
Все взбудоражены, суетятся, шепчутся, озабоченно оглядываясь по сторонам.
Но удивляет даже не мнение о выборах и лично Александре Голкове, но время, когда началось это бурление. Остается спросить: «Если вы такие умные, то почему вы такие… странные?»

Касаемо вновь выбранного мэра Улан-Удэ, то история ведь проще, чем кажется любителям политических интриг. Александр Голков сроду не был душой политической компании на площади Советов. Его приход и полтора года назад был малопопулярным явлением среди элит, и тем более они не обрадовались его переизбранию сейчас. Многие политики и чиновники не выражают удовольствия видеть Александра Голкова на посту мэра, просто стесняются об этом вслух говорить. Какая уж тут интрига? Наоборот, все прозрачно.

Население, за которое принято в таких случаях ратовать, судя по явке избирателей, вообще равнодушно к тем, кто управляет Улан-Удэ. И сейчас уже можно сообщить, но социологические опросы за пару месяцев до выборов выдавали сногсшибательные результаты – некоторые люди не могли назвать мэра в принципе, некоторые реально думали, что городом до сих пор руководит Геннадий Айдаев.

В российских условиях системы выборов и привлечения на них граждан проблема мэра - это проблема не народа, а тех самых элит, которые в Бурятии возбудились почему-то после выборов. И те самые элиты Бурятии, разделенные и перепутанные между собой по национальности, бизнесу, месту рождения и прочим опознавательным знакам, ничего не смогли придумать «до», чтобы теперь суетиться «после».

Судя по нарастанию силового напряжения вокруг мэрии Улан-Удэ, с Александром Голковым может случиться все что угодно, но это будет другая история. А нынешняя закончилась вполне печально для оппозиции, сколь угодно весомой она бы ни была. И теперь пытаться «пить боржоми», «ставить клизмы» и проводить другие реанимационные мероприятия по поводу утерянного самочувствия поздновато. Публичная игра была локально проиграна, причем не самому сильному политику, с не самой активной поддержкой Вячеслава Наговицына. Такая победа Александра Голкова и его нынешние проблемы говорят о диагнозе оппозиции гораздо красноречивее цифр. 

Виктор Золотарев, «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^