22.10.2014
Как пытались решить проблему высоких тарифов в Бурятии и что с ними будет дальше
Борьба за снижение энерготарифов для Бурятии – это единственная тема, которая за долгие годы была на личном контроле вообще у всех руководителей России. С темы тарифа Бурятии правительству России невозможно «спрыгнуть», забыть, промолчать. Это как мозоль на мизинце – жить дальше можно, но лучше вылечить. Ибо мизинец уже всех достал со своей мелкой проблемой и отвлекает много внимания. 

Некогда экономический, в общем-то, вопрос превратился в эпохальное противоборство между интересами конкретного региона и олигархическими энергетическими структурами вокруг правительства России. Причем в этой затяжной войне заложники есть как со стороны Бурятии – население и предпринимательство, так и со стороны федеральной власти. Для них энерготарифы в Бурятии как заноза в одном мягком месте. 

С упертым регионом, который долдонит про свои тарифы при каждом удобном случае, решительно невозможно общаться в режиме «принеси-подай». Все попытки спросить с региона за рост экономики, социальную защищенность вверенного населения, развитие бизнеса и другие банальные штуки заканчиваются быстро. У Бурятии есть заготовленный на все претензии ответ: «В условиях осадного положения, в связи с безумной разницей тарифов на электроэнергию между нами и соседним регионом, мы тут еще не умерли, чего и вам желаем. Но если вы нам поможете решить проблему тарифа, то мы представим вам план интенсивного развития и его реализуем. Если вам нужен динамично развивающийся регион, то сейчас энерготарифы в Бурятии - это ваша проблема». 

Федеральная власть как бы вспоминает: «Ах, ну да, у вас же тарифы… Что с вас взять... Надо решать эту проблему, мы же обещали, неудобно как-то получается». Федералы все глубже увязают в неудобном для себя тренде – мячик постоянно на московской стороне. Бурятия отпинывает его обратно туда все с большей легкостью, при каждом случае парируя кучей обещаний самого высокого уровня. А обещаний, да, было много.    

Ручное управление 

Сейчас даже не будем цитировать Владимира Путина и Дмитрия Медведева до 2010 года во время их приезда в Бурятию в ротируемых между собой должностях. Каждый давал поручения, будучи в Улан-Удэ, типа «рассмотреть вопрос». Они, видимо, не учли силу лоббизма иркутских энергетиков во всей вселенной, но надо отдать лидерам должное на том этапе. В 2011 год Бурятия вошла с тогда странным энергетическим статусом. Вячеслав Наговицын заявлял:
 
- Нам удалось, правда, частично, но решить проблему сдерживания роста тарифов на электроэнергию. Мы вошли в группу южных республик, в которых стоимость самой электроэнергии – она фиксированная и регулируется правительством России. Поэтому сегодня мы имеем фиксированную цену, мы не вышли на свободный рынок. И если сравнивать с четвертым кварталом 2010 года, с теми тарифами, которые сейчас установлены, то мы наблюдаем небольшое, но снижение. А по сравнению с тем, что планировалось на этот год, – это значительное снижение. Это порядка 25-30 процентов в зависимости от уровня напряжения,

Решение было ручным и половинчатым, но Бурятию услышали. Более того, тогда же республика получила в руки свой самый крупный козырь в этой сложной игре. И теперь будет с ним жить, пока Владимир Путин находится у власти. Официальное от 2011 года: 
 
- 15 июля на заседании президиума правительства России, которое провел премьер-министр Владимир Путин, глава правительства попросил вице-премьера РФ Игоря Сечина рассмотреть проблему высоких тарифов на электроэнергию в Бурятии, решить ее и доложить об этом. Напомним, что руководство Бурятии неоднократно ставило эту проблему перед правительством страны. Игорь Сечин сообщил Владимиру Путину, что работа по выравниванию тарифа идет. 

Вице-премьер начальника не обманул. В сентябре того же 2011 года прошло совещание у Игоря Сечина по «бурятском тарифу». Уровень дискуссии зашкаливал. Сам Сечин в России энергетическим богом работает, и заодно «присутствовали представители федеральной службы по тарифам, ФСК, МРСК и Министерства энергетики». 

Тяни-толкай 

Причиной обсуждения, естественно, «стало поручение премьер-министра Владимира Путина» от 15 июля. Как тогда описывал историю Вячеслав Наговицын: «Нечасто такие поручения выходят. На нем написано всего лишь «Сечину. Прошу решить». Не подумать, не рассмотреть, а решить». Спустя несколько месяцев глава региона делился подробностями проблемы после совещания с участием министра промышленности России:

- Урегулировать этот вопрос вполне возможно, поскольку единственная проблема заключается в наличии такой структуры, как МРСК. Если бы эта структура была объединена с ФСК, и был бы единый тариф на киловатт за его доставку, то были бы равные условия. 

Тогда по наивности вырабатывали здравое, но нереальное: «Федеральной сетевой компании» предлагалось арендовать сети у «МРСК Сибири». Заключение договора между ФСК и МРСК могло бы стать первым шагом на пути к снижению к тарифу. Ведь после аренды сетей ФСК становится возможным регулирование тарифа государством». 

По «наивности» потому, что пока в одном углу правительства - у Игоря Сечина - сидели и размышляли, как выполнить гурьбой поручение Путина, в другом углу - в Минэнерго России - думали, как еще более отжать денег у регионов, якобы на электрификацию всей страны. И придумали.  

Появляется постановление правительства России, которое выпускает Бурятию на свободный рынок электроэнергии. То есть Бурятию от Кавказа «энергетически отделить», практику ручного тарифа прекратить, про население и бизнес республики забыть. До постановления Вячеслав Наговицын встречался с тогда главой Минэнерго России Сергеем Шматко и руководителем Федеральной службы по тарифам Сергеем Новиковым. 

- Мы встречались, говорили о том, что этого делать нельзя. Все, что сделано, будет нивелировано. Насколько достигли цели мои убеждения, сказать сегодня сложно. Но и у Новикова, и у Шматко есть понимание, - сообщал тогда дипломатично глава региона. - Если это не решится на этом уровне, буду двигаться дальше.

Так вот, у федеральных чиновников Новикова и Шматко понимания вообще не нашлось. Бурятию в тот драматичный год вновь откинули назад в решение проблемы тарифов. Энергетическое лобби оказалось сильнее поручения Владимира Путина и попыток Игоря Сечина. Какие-то люди, не названные поименно, опять реформировали, от души, энергетику страны. В Бурятии увеличивались тарифы, объявлялись в международной розыск собственники «Бурятэнергосбыта», людям отрезали провода за долги, бизнес подсчитывал убытки. Полный успех реформ. 

Кто отменит Путина? 

В последующую пару лет было много лирики, в основном связанной с комментариями звезд российской политики, приезжающими в Бурятию. Валентина Матвиенко, Сергей Миронов и прочие высокопоставленные персоны прибывали, им рассказывали кратко суть проблемы, они делали удивленные лица в стиле: «Ну, ничего себе!». И пытались по аналогии с приездами Путина и Медведева быстро, здесь и сейчас, изобрести легкое решение проблемы. Видимо, потом в Москве им объясняли – тут все непросто, вопрос запущенный, и без вас хватает «решал» в энергетических спорах ценою в миллиарды рублей. Поэтому все заявления очень быстро забывались. 

Однако у Бурятии остался тот самый козырь – поручение Владимира Путина никто не отменял. Кто в России вообще может отменить Путина? Его пытаются забыть в Москве чиновники рангом пониже Президента России, неохота им решать проблему Бурятии. Однако в республике, наоборот, вытаскивают его в самые неподходящие для федералов моменты. Поэтому и случился недавний эпический диалог на совещании у Дмитрия Медведева между нынешним министром энергетики России Новаком и главой Бурятии.
Вячеслав Наговицын вновь объявил о неравенстве тарифов, министр ему в ответ – регулирования не будет, у нас в России рынок. В ответ министру помаячили уже знаменитым поручением Владимира Путина о решении вопроса по «бурятскому тарифу». По сути это стало объявлением нового раунда борьбы Бурятии за тариф. 

Варианты 

У республики для Москвы есть несколько предложений на выбор, как решить проблему энерготарифов. Самый простой вариант – это повторное включение на несколько лет Бурятии в список регионов с регулированием тарифа на оптовом рынке электроэнергии. То есть мы обратно в Кавказ. Примеры присоединения к южным братьям по энергетическим послаблениям есть. Например, министр обороны Шойгу пролоббировал Туву к тому списку, то есть прецедент. 

Еще один вариант, наиболее выгодный для Бурятии, - это выдача дотаций региону из федерального бюджета на покрытие разницы в тарифах. Пока по России таких прецедентов нет именно по электроэнергетике. Однако похожие примеры все-таки находятся. Например, дотации на мазут есть у Мурманской области, там слишком высокие цены на энергоносители. Котельные на мазуте обходятся тому региону очень дорого. То есть такой вариант тоже возможен. Республика должна будет разработать нормативный акт, как и куда пойдут дотации. Населению или сразу к энергетикам. 

Есть третий вариант. Причем пару лет назад именно этот вариант в ходе размышлений над поручением Владимира Путина предлагало само Минэнерго России. Это переход всей Сибири на единый тариф и равные условия хозяйствования всех субъектов. Учитывая энергетическое иркутское лобби, он самый проблематичный.

Но в любом случае мячик на стороне федеральной власти, и при каждом случае это будет активно подчеркиваться. Любому из федеральных деятелей, как только речь заходит об экономике Бурятии, надо будет что-то пояснять про тариф. Это неизбежность, с которой придется считаться. 

Артем Самсонов, «Номер один»

Социальные комментарии Cackle
^