03.06.2015
Куда ушел нефрит Бурятии? Расследование «Номер один»
О последних событиях вокруг скандального минерала
Нефрит никогда не принадлежал Бурятии, не принадлежит он нам и сегодня. После шумного скандала двухгодичной давности, когда у общины "Дылача" была отозвана лицензия на добычу нефрита, подразумевается, что хозяева здесь – «Ростехнологии». Но, как оказалось, сегодня нефрит находится в собственности совсем других людей, далеких от государственных интересов. 

Любопытные параллели 

Совсем недавно Бурятию посетил Виталий Мащицкий. Известный бизнесмен, участник списка «Форбс», имеющий непосредственное отношение к корпорации «Ростех». Прибыл он к нам с целью презентовать завод по переработке нефрита - ООО «ТД Ориентал Вэй». Также бизнесмен находится в статусе председателя совета директоров «Забайкальского горнорудного предприятия».

Как писали неделю назад некоторые газеты Бурятии, фабрика переработки нефрита уже запущена, и сейчас работает в тестовом режиме. Сырье, само собой, завозится с месторождений севера Бурятии, которые подконтрольны «Забайкальскому горнорудному предприятию».

Во время визита господин Мащицкий заявил, что ими в нефритовую отрасль за последние годы уже вложено 1,5 миллиарда рублей, правда, при этом не уточняя, что конкретно это означает и на что пошли деньги.

Кстати, господин Мащицкий, приехав в Бурятию, говорил именно от имени «Ростеха». Причем не только здесь. В федеральных СМИ из его уст также звучат слова о государственной задаче по разработке полудрагоценных камней, таких как нефрит и янтарь.

Проще говоря, бизнесмен дал понять, что именно он сегодня является лицом бурятского нефрита. Присутствие корпорации «Ростех» якобы должно говорить общественности о государственном интересе и всех вытекающих отсюда гарантиях. Но де-факто ситуация немножко другая. 

Любопытно, что, кроме бурятского нефрита, Виталий Мащицкий активно занимается и калининградским янтарем. Оба ископаемых вполне схожи по скандальной ситуации, складывающейся вокруг них. Контрабанда, много криминала и попытка государственных или окологосударственных структур взять добычу и маркетинг под контроль. 

Там он тоже возглавил совет директоров местного АО «Калининградский янтарный комбинат». Это предприятие сегодня – единственное в России, занимающееся янтарем в промышленных масштабах. И оно с недавних пор также находится под контролем корпорации «Ростех».

Здесь можно провести множество параллелей. Там также контроль над всем рынком янтаря находился в одних руках – им владел Виктор Богдан по прозвищу Янтарный король. В 2013 году силовики развенчали его особу, а сам он сбежал в Польшу, где до сих пор решается вопрос его экстрадиции.

Декриминализация (знакомое нам слово) отрасли привела к тому, что комбинат был акционирован и передан в «Ростех». Во главе его встал, как и у нас на первых порах, влиятельный силовик. Позже (опять же в точности, как и в Бурятии) во главе совета директоров предприятия встал Виталий Мащицкий.

Прошелся по рукам 

Однако вернемся в Бурятию. И давайте вспомним, какой путь проделала нефритовая отрасль за последние годы. После шумных во всех смыслах маски-шоу и изгнания «Дылачи» с месторождений стало понятно, что корни нефритового передела уходят на федеральный государственный уровень.

Это подтвердилось юридически. Наследство «Дылачи» фигурально перешло сначала к «Русской нефритовой компании». В учредителях «РНК» на тот момент значилась со стопроцентной долей «Русская цементная компания», которая, в свою очередь, оказалась подконтрольна холдингу «Сибирский цемент» и корпорации «Ростех». С этим бизнесом произошла мутная история. Во-первых, было две компании с однименным названием: ООО «Русская Нефритовая Компания» с директором Виктором Гармаевичем Петровым и учредителем -- некоей весьма непонятной компании  «Первилтон Трейдинг Лимитед», зарегистрированной на Кипре, -- это на сегодня, по данным ЕГРЮЛ, действующее предприятие, и было еще одно ООО «Русская Нефритовая компания» с учредителями-двумя физическими лицами в Иркутске. Последняя просуществовала полгода и закрылась. 

Не является секретом, что за «Русской нефритовой…» стоял весьма известный и влиятельный в Бурятии человек – Валерий Халанов, генерал ФСБ, ранее возглавлявший местное управление.

Позже, когда информационная и правовая вакханалия вокруг «Дылачи» немного поутихли, компания «РНК» как будто растворилась в воздухе, от нее нет никаких вестей. Но на место исчезнувшего предприятия неожиданно пришла «Забайкальская горнорудная компания», образованная 21 мая 2013 года.

Именно она успешно выиграла конкурс на разработку нефритовых месторождений Бурятии. И это логично, ведь на тот момент 51 процент этой компании принадлежал «Ростехнологиям». Еще 48 процентов оказалось у некого ЗАО «Гранит», и один процент – у топ-менеджера Александра Воронкова. 

Именно контроль «Ростеха» над компанией позволял говорить о государственной важности всего происходящего, о госконтроле над бурятским нефритом. Но в течение года эта расстановка сильно поменялась, причем самым загадочным образом.

Кто такой Ваган Геворкян?

Так кому же сегодня принадлежит бурятский нефрит? Как оказалось, 22 июля прошлого года в «Забайкальской горнорудной компании» произошло увеличение уставного капитала с 10 тысяч рублей до 100 миллионов. 

Тогда же, видимо, и произошло уменьшение доли «Ростеха» в предприятии, контролирующем бурятский нефрит. На сегодня у «Ростеха» оказалось лишь 25,5 процента компании. Один процент по-прежнему закреплен за генеральным директором Александром Воронковым. Остальная же часть в 73,5 процента отошла к ЗАО «Гранит».

Именно с этого времени можно говорить о том, что бурятский нефрит куда-то «ушел». Задаваясь вопросом, кто же контролирует отрасль, мы решили разузнать, что же это за таинственное ЗАО «Гранит». И там также оказалось много интересного. 

Доля в 100 процентов этого общества принадлежит компании под названием ЗАО «ФОРБ». В свою очередь, 74,5 процента ЗАО «ФОРБ» принадлежит некому Вагану Геворкяну.

Эту историю доходчиво описали на сайте общины «Дылача». В частности там указано: «Аббревиатура «ФОРБ» расшифровывается как «фонд развития бизнеса». На своем официальном сайте эта юридическая фирма предлагает услуги по созданию, реорганизации и ликвидации компаний. В списке услуг также значатся предоставление юридических адресов в Москве, почтово-секретарское обслуживание и еще многое другое, с этим связанное.

Кроме того, господин Геворкян, который, по сути, владеет бурятским нефритом, является владельцем или совладельцем ряда компаний. Например, у него есть доля в одном из российских банков. К слову, в прошлом году Банк России принимал меры по предупреждению банкротства и восстановлению платежеспособности этого банка, сообщала пресс-служба регулятора. Причастен господин Геворкян и к операторам всероссийской лотереи «Гослото», у которых сейчас тоже не все в порядке в финансовом и юридическом плане.

За широкой спиной 

Выходит, что прежняя деловая биография господина Геворкяна никоим образом не подразумевает и не объясняет его появление в самом центре нефритового передела Бурятии. Зачем понадобилось такой корпорации, как «Ростех», привлекать сюда столь неординарную личность, как Ваган Геворкян? Но также трудно поверить, что переход под его контроль «Забайкальского горнорудного предприятия» произошел без согласия корпорации.

Да и сам Геворкян вряд ли представляет, что делать со всем этим бизнесом, с которым не каждая госструктура сможет управиться.

Здесь есть несколько вариантов. Опять же по информации сайта «Дылача». 

Первая – компания господина Геворкяна просто создала по заказу ГК «Ростехнологии» несколько фирм или продала уже готовые, возможно, переименовав их. Отсюда и «архитектурный уклон» в видах деятельности ООО «Забайкальское горнорудное предприятие». Вторая - участвуя через ЗАО «Гранит» в уставном капитале нового игрока нефритового рынка, ЗАО «ФОРБ» фактически представляет интересы неких лиц, которые в силу различных причин (например, нахождения на госслужбе или в правоохранительной системе) не могут лично войти в этот бизнес, но рассчитывают на свою долю доходов от него в обмен на административную поддержку. Третья - ГК «Ростехнологии» и руководство ликвидированного СРЭО «Дылача» за кулисами публичного конфликта сумели договориться. Сторонники этой версии полагают, что в будущем ЗАО «Гранит» или его доля в уставном капитале ООО «Забайкальское горнорудное предприятие» могут перейти от ЗАО «ФОРБ» к семейству Туракиных, которое ранее контролировало «Дылачу», или связанным с ним лицам, структурам. 

Кто прячется в тени? 

В любом случае сегодня корпорация «Ростех» с огромным бюджетом и широкими госгарантиями фактически не может позиционировать себя как визитную карточку нефритовой отрасли. 

Тем не менее вряд ли «Ростех» не в курсе всей ситуации с принадлежностью нефрита Бурятии. Как и Виталий Мащицкий. Некоторые федеральные СМИ называют его «друг с чутьем». «Чей же он друг?» - спросите вы. Ответ очевиден – господина Чемезова. Почему с чутьем? Потому что все проекты «Ростеха», за которые он брался, в итоге приносили немалые барыши.

А теперь внимание, вопрос: мог ли бизнесмен такого уровня, да еще и с «чутьем», не заметить, что компания, за которую он взялся, вовсе и не принадлежит «Ростеху», а конечным владельцем бурятского нефрита значится странная фигура некого Геворкяна? Очевидно – нет.

Стоит отметить, что Виталий Мащицкий – выходец из Иркутской области. И как сообщают иркутские источники, на сегодня он обладает немалым влиянием на местную политику, в том числе лично на губернатора области Сергея Ерощенко.

В прошлом нефтедобытчик, заработавший на черном золоте миллионы долларов, Мащицкий занимался и металлами, и сотрудничал с «Газпромом». Сегодня большинство его проектов основано на сотрудничестве с «Ростехом». Как признавался сам Мащицкий, с Сергеем Чемезовым они дружат с детства.

Выходит, что серьезный человек представляет нефрит Бурятии как государственное дело, хотя при этом доля Ростеха составляет всего 25 процентов. Отсюда напрашивается вывод: за господином Геворкяном и ЗАО «Гранит» скрываются частные лица.

Подытоживая, можно с уверенностью сказать, что бурятский нефрит – больше не государственное дело. «Ростехнологии» - всего лишь имя. Нефритовый передел завершен, а в чью пользу – снова неизвестно. 

Владимир Пашинюк, «Номер один». 

СПРАВКА:

мащицкий.jpg

Виталий Мащицкий – российский бизнесмен, значащийся в списке «Форбс». На сегодня его состояние оценивается более чем в 600 миллионов долларов.

Родился в 1954 году. В 1975 г. окончил экономический факультет Иркутского института народного хозяйства, после чего работал в системе капитального строительства. Занимал должности замначальника Иркутского ДСК, заместителя управляющего Иркутским трестом крупнопанельного домостроения, заместителя начальника Главякутстроя Минвостокстроя СССР.

Бизнес­старт получил в начале 90­х, когда продал лесопромышленный бизнес – компанию«Сибмикс Интернейшнл» и основал компанию «Росинвестнефть», которая через четыре года вошла в пятерку крупнейших экспортеров нефти в России.
Позже, в начале 2000­х продал нефтяной бизнес структурам «Юкоса» и «Альянса», а вырученные деньги вложил в скупку алюминиевых заводов в Румынии. Сегодня через компанию Vimetco контролирует румынского производителя алюминия Alro и китайского Henan Zhongfu Industry Co.

В последние годы занял посты председателя совета директоров в Забайкальском горнорудном предприятии и АО «Калининградский янтарный комбинат».

Известен тем, что занимается проектами госкорпорации «Ростехнологии», считается личным другом Сергея Чемезова.

СПРАВКА:

Геворкян2.jpg

«ФОРБ — фонд развития бизнеса оказывает всестороннюю поддержку бизнеса на всех стадиях развития», ­ говорится на официальном сайте компании. Собственниками считаются Александр Мизякин и Ваган Геворкян, причем последнему принадлежит доля в 75,4 процента. 

В списке услуг компании значатся регистрация, перерегистрация, ликвидация юридических лиц различных форм собственности, реорганизация предприятий, создание и реструктуризация холдингов, продажа готовых фирм, помощь в получении лицензий, регистрация эмиссии ценных бумаг, ведение реестра акционеров, комплексное бухгалтерское обслуживание и тому подобное.

Компания то и дело всплывает среди учредителей различных организаций, часто оказывающихся в центре скандала. В 2012 году ЗАО «ФОРБ» засветилось в разбирательствах вокруг станции ЗАО «Техосмотр», которая проводила диагностику автомобилей с проданными «Росгосстрахом» талонами. Ее деятельность, как пишут СМИ, не соответствовала требованиям закона, в том числе по оснащению.

Также «ФОРБ» замечен в скандалах вокруг «Вижайского каменного карьера». ЗАО господина Геворкяна через несколько компаний владело ЗАО «Прима» и Бердяушским гранитным карьером в Челябинской области, вокруг которых какое­то время назад были долгие разбирательства, стоимостью в несколько сотен миллионов рублей.

Участники рынка тогда поясняли СМИ, что ЗАО «ФОРБ» не является конечным владельцем и актив приобретен в интересах дочернего предприятия РЖД — ОАО «Первая нерудная компания».

В 2013 году ЗАО «ФОРБ» снова промелькнул в скандале, на этот раз вокруг племзавода «Зимовниковский» в Ростовской области. Право собственности на него тогда оспаривал датский агрохолдинг Trigon Agri. Между тем, изначальным владельцем племзавода считались ЗАО «Маркон» и ЗАО «Победа», которые были учреждены в 2011 году все тем же ЗАО «ФОРБ».

Замешана компания и в событиях, происходящих вокруг «Гослото». После банкротства оператора лотереи на его место пришел другой ­ ЗАО «Неро», учрежденный сами догадываетесь кем. Сейчас оператором лотереи является ЗАО «Государственные спортивные лотереи», за которым также стоит ЗАО «ФОРБ».

Ну и из последних – казанский банк «БТА­Казань», который сейчас находится в стадии банкротства. В прошлом году ЗАО «ФОРБ» выкупило долю в этом банке. Что, конечно, может быть и не связано с его нынешним состоянием.

Господин Геворкян стал совладельцем «БТА­Казани» через приобретения его акционера ­казанского ООО «Издательство «Звук». Его собственником стало принадлежащее ФОРБу ЗАО «Солано», зарегистрированное в Москве. Учредителем ООО «Издательство «Звук» является сын известного в Казани политика Фандаса Сафиуллина.


Социальные комментарии Cackle
^