29.07.2015
Как «спасали» Стальмост в Улан-Удэ
Ситуация вокруг предприятия только накаляется, а выходов из кризиса все меньше

События, происходящие вокруг промышленного гиганта Бурятии – «Улан-Удэстальмоста», в последнее время обрастают все новыми сенсационными подробностями. Руководство завода делает шокирующие заявления, власти их опровергают. А сам завод тем временем все глубже погружается в кризис.

В последние годы «УУСМ» внезапно стал получать заказов на порядок меньше, чем обычно. К этому прибавилось и то, что подрядчики не спешили рассчитываться с заводом за уже произведенные объемы работы. В итоге на заводе сложилась непростая финансовая ситуация. «Стальмост» стал все глубже погружаться в долги. Работникам стали задерживать зарплаты, что провоцировало разного рода забастовки.

В этот процесс стали активно вмешиваться власти Бурятии. Хотя их участие было по большей части условным. Ведь финансировать частное предприятие правительство не имеет права. А тех небольших льгот вроде компенсации процентных ставок по кредитам было явно недостаточно для спасения предприятия.

В итоге оказалось, что «УУСМ» оказался неспособен самостоятельно выбраться из кризиса. Его долги выросли до небес. Только одному Сбербанку завод оказался должен более миллиарда рублей. И тогда власти Бурятии, Сбербанк, «Стальмост» придумали способ выйти из кризиса при помощи внешнего. А именно – Иркутского завода тяжелого машиностроения.

В СМИ сообщалось, что заключено некое соглашение и разработана «дорожная карта», которые должны спасти предприятие при помощи инвестиций и заказов от «ИЗТМ». Подробности этих сделок не сообщались – на каких условиях заключается соглашение, в чьей собственности в итоге останется «УУСМ», никто так и не пояснил. Тем не менее работа началась.

Было ли рейдерство?

Но продлилась она недолго. Вскоре соглашение было расторгнуто, а директор «Стальмоста» Анатолий Суслов заявил о попытке рейдерского захвата предприятия со стороны «ИЗТМ». Позже глава Бурятии заявил, что «насильно туда никто не заходил», а для того, чтобы рассчитаться по долгам, заводу в любом случае придется уходить под чье-то более успешное крыло.

- Сбербанк практически удовлетворил те бизнес-проекты, которые они показали: как будут рассчитываться. Но предприятию не понравился этот партнер, этот бизнес-проект. Насколько я знаю, никто силком туда не заходит, - сообщал Вячеслав Наговицын.

На иркутском заводе нам также сообщали, что никакого захвата нет, а комментировать слова Анатолия Суслова и вовсе отказались, посоветовав обратиться в налоговую службу.

- Генеральный директор г-н Суслов А.А. 18 июня в одностороннем порядке расторг данное соглашение без объяснения причин. С этого момента мы не имеем к происходящему на "УУСМ" никакого отношения, - сообщили нам на заводе.

Недавно директор «Стальмоста» публично через СМИ извинился за свои высказывания о рейдерском захвате. Свои слова он призвал считать необдуманными, а вывод о причастности к происходящему «ИЗТМ» - ошибочным.

Но сути происходящего все эти комментарии, высказывания и мнения так и не раскрыли. Что же на самом деле происходит на «УУСМ», чем не устроило господина Суслова соглашение с иркутянами и что теперь будет с мостостроительным гигантом Бурятии?

«И я с ними расстался»

Как оказалось, есть разные точки зрения на происходящее вокруг «Стальмоста». Первая прозвучала из уст самого директора завода Анатолия Суслова. По его словам, «ИЗТМ» привел сюда главный кредитор завода – Сбербанк.

Последний предложил «УУСМ» выход из сложившейся ситуации – работать с иркутским заводом, аргументируя это тем, что у банка есть с ними некие договоренности.

- Мне на тот момент деваться было некуда. Мы разработали совместную дорожную карту. Они заявляли, что у них очень маленькие площади и техническая база. Но очень много заказов. У нас прекрасная техническая база, технологическое обеспечение, но заказов в настоящее время нет, - рассказывает Анатолий Суслов.

Естественно, вкладывать инвестиции просто так и обеспечивать «Стальмост» заказами никто не собирался. Поэтому один из пунктов соглашения гласил, что львиная доля завода переходит в собственность «ИЗТМ».

- В принципе это было нормально на тот момент. Мы начали совместно работать. Я несколько их человек принял своими замами. Мы начали знакомиться с нашей структурой работы, - говорит Анатолий Суслов.

Иркутский завод обещал завести на «Стальмост» дополнительные мощности и обеспечить загрузку завода. Но, по словам руководителя предприятия, через некоторое время совместной работы выяснилось, что ни о какой дополнительной загрузке речи не идет.

Другими словами, происходило банальное поглощение «УУСМ», причем на глазах властей и руководства завода. Тогда господин Суслов, как он сам заявляет, просто отказался от работы на таких условиях, и соглашение было расторгнуто.

Камень преткновения

Но есть и другая точка зрения на эту ситуацию. Наши источники рассказывают, что обстоятельства разрыва соглашения «УУСМ» и «ИЗТМ» несколько другие, и в их основе лежат совсем другие факторы.

Как утверждает наш источник, иркутский завод действительно зашел с инвестпрограммой на «Стальмост». Однако дальнейшие события развивались немного по-другому. «ИЗТМ», изучив финансовое состояние завода, выдвинул свои требования, которые сводились к следующему. Во-первых, иркутяне получают контрольный пакет «УУСМ». Во-вторых, Анатолий Суслов остается на заводе, но уже не в должности генерального директора.

Именно это, по информации нашего источника, и стало камнем преткновения. И заставило господина Суслова отказаться от соглашения с иркутским заводом.

В правительстве сейчас рассматриваются разные точки зрения на этот вопрос. Есть те, кто выступает за поглощение завода иркутянами. Но есть и те, кто считает, что завод должен остаться в республике.

Но вероятность того, что «ИЗТМ» и «УУСМ» снова помирятся, конечно, не очень высока. Взаимные обвинения, пусть и сглаженные публичными извинениями, уже сыграли свою роль. Да и свои изначальные условия иркутский завод вряд ли решит поменять.

Таким образом, будущее мостостроительного гиганта Бурятии оказалось на волоске. И власти, и руководство завода признаются, что в одиночку «УУСМ» из кризиса не выбраться.

Все зависит от Сбербанка

Тем не менее в последние недели появляются первые проблески. Завод заключает новые договоры с подрядчиками на изготовление металлоконструкций. Хотя даже с их учетом до загрузки предприятия еще далеко.

- Заказов пока еще на полную загрузку нет. Буквально на днях мы подписали договор на 14 тысяч тонн. Финансирование должно вот-вот начаться. Но насколько плотно оно пойдет, мы не знаем, - говорит Анатолий Суслов.

Сейчас из 970 человек, работающих на заводе, загружено работой только 650. И это при том, что изначальная численность работников составляла 1600 человек. Контракт, который был недавно заключен, обеспечит заводу выручку в 1,5 миллиарда рублей. По нему завод должен изготовить железнодорожные пролетные строения на реконструкцию БАМ-2.

Кроме этого, «УУСМ» работает над старыми заказами, которые, впрочем, не столь значительны – общий объем продукции составляет чуть более трех тысяч тонн.

Спасение завода, как и прежде, упирается во внешних инвесторов. И, как рассказали нам на «Стальмосте», такие инвесторы есть. Сейчас с ними ведутся переговоры.

- Есть люди, готовые вкладывать определенные деньги. Понятно, что в какой-то мере они станут совладельцами предприятия. Нам одним тяжело выбираться. Они все ждут решения банка. Если банк идет на реструктуризацию, тогда все нормально – люди входят. Конечно, они будут рассматривать еще и другие риски. Деньги никто просто так вкладывать не будет, - сообщил Анатолий Суслов.

В любом случае судьба «Улан-Удэстальмоста» будет решаться в ближайшие месяцы. Если властям, кредиторам и руководству завода удастся-таки найти компромисс, то появится и шанс на выздоровление. Но если все продолжится так же, как происходило в последние месяцы, то в Бурятии вскоре станет на одно крупное промышленное предприятие меньше.
Социальные комментарии Cackle
^