02.09.2015
Жители села Читкан в Бурятии обвиняют полицию в произволе
Сельчане уверяют, что по уголовному делу нужные показания из них выбивали
Использовались ли силовиками пытки или это лишь способ защиты со стороны заявителей, покажет проверка, которую уже начал Следственный комитет.

«От боли я терял сознание»

Содержание этой истории у участников конфликта кардинально противоположное. Одна сторона считает, что полиция района перешла все рамки дозволенного – следуя корпоративной солидарности, защищает своего сотрудника всеми возможными способами. Другая сторона уверена, что за громкими обвинениями в полицейском беспределе может стоять типичная попытка уйти от уголовной ответственности.  

Эта запутанная история началась еще в июне в маленьком баргузинском селе, где между местным жителем Николаем и сотрудником ППС произошел конфликт. 

- Началось все с того, что в селе произошла какая-то кража, и заподозрили сына моего брата, - рассказывает Евгений. - В дом к нему пришел этот сотрудник, вел себя не очень хорошо. Брат сделал ему замечание, а потом позвонил ему. Мол, чего ты себя так ведешь, я с тобой поговорю по-другому. Ну, вы же понимаете, это деревня, все по-простому. А ППСник записал этот разговор на телефон. 

По словам Евгения, дальше события разворачивались стремительно. 16 июня брат Николай с бригадой работали на ремонте моста. ППСсник приехал туда и устроил потасовку с братом. В результате Николая и всю бригаду из пяти человек задержали, доставили в полицию, где после дознавательных действий двое из рабочих признались, что Николай избил сотрудника полиции. Брата задержали на двое суток, по факту угроз по телефону и по избиению возбудили уголовное дело по статье «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей». 

Вот как происшествие на мосту описывает один из задержанных рабочих.  

- Мы строили мост, - рассказывает Иван. - ППСсник приехал туда в пьяном виде. Создал провокацию, чтобы подраться с Николаем, первым дважды ударил его. Произошла потасовка. Когда они начали бороться, их растащили по сторонам. После этого они сели в машину поговорить, а затем полицейский уехал. Через час-полтора приехала полиция на пяти машинах. У нас отобрали телефоны, застегнули наручники, кинули в багажник и повезли в отдел. Мы весь инструмент, трактора и машины вынуждены были там оставить. 

По словам Ивана, в отделе полиции рабочих по одному заводили в кабинет на допрос, требуя дать показания против Николая. Дескать, он первым ударил сотрудника. В итоге Иван не выдержал и сломался. Теперь он и еще один рабочий проходят по делу свидетелями избиения полицейского.

- Допрос был с пристрастием, я аж несколько раз в обморок падал. В конце концов, они добились своего. Я им говорил, вы же понимаете, что это оговор, но им мои слова были не интересны. 

Рабочие вышли из отдела только через сутки. 19 июня они обратились с заявлением к руководителю следственного управления Следственного комитета РФ по РБ Вячеславу Сухорукову. Свидетели попросили разобраться в правомерности действий сотрудников полиции, а также расследовать эти факты, но не в Баргузинском районе, а в Улан-Удэ.

- Полицейские предупредили нас, что если мы расскажем правду в прокуратуре или обратимся в больницу, они найдут нас и накажут. Поэтому мы вынуждены были ехать в город, - рассказывают свидетели. 

В Улан-Удэ рабочие прошли судебно-медицинскую экспертизу, однако результаты исследования так и не смогли получить. Кроме того, молодые люди зафиксировали повреждения в травмпункте № 1 и в центре «Ритм», где у обоих были зафиксированы точечные ссадины на груди «возможно, от ожога».  

- Куда мы только не обращались, но вот уже почти два месяца – тишина, - сетуют свидетели.

По словам рабочих, в полиции свидетелями издевательств над ними стали мужчина и женщина, которые по странному стечению обстоятельств тоже пришли в отдел подавать заявление на того же самого ППСника. Они слышали крики, видели, как рабочих с трясущимися руками переводили из кабинета в кабинет.

- В ночь с 15 на 16 июня этот сотрудник ворвался в дом моей сестры, у которой я гостил, - рассказывает Андрей, заявитель (который стал невольным свидетелем, того как рабочих в отделе полиции переводили из кабинета в кабинет). – Он выбил двери, скинул меня с кровати. При этом он был в форме, с дубинкой и ножом. Говорил, что я, якобы, накануне избил его брата. Выдернул меня из дома, и мы поехали к его брату спрашивать, кто его побил. Тот сказал, что это был не я. Тогда ППСник начал извиняться и вручил мне в подарок ружье. Я не хотел брать, но он кабан здоровый, да еще пьяный. Думаю, протрезвеет, поговорим нормально. 

16 июня Андрей сделал устное заявление по телефону доверия МВД, а затем 22 июня отправился в город, где тоже написал заявление в Следственный комитет и снял побои. 

- Когда он ворвался к нам, в доме спали четверо малолетних детей, от шума они проснулись и сильно испугались. Жена моего брата приняла решение призвать полицейского к ответу и написала на него заявление. Добавлю, что после того инцидента у моей сестры на нервной почве отнялись ноги, и ей пришлось лечиться в Улан-Удэ, - рассказывает Андрей. 

«Время пыток давно прошло»

В Следственном комитете «Номер один» представили другую версию произошедшего. В начале лета в ходе отработки по факту квартирной кражи следственно-оперативная группа, в составе которой был тот самый ППСник, пришла в дом к обвиняемому. Сотрудники попросили его проехать вместе с сыном в отделение, чтобы "откатать пальцы", однако мужчина отказался и устроил скандал. Хозяин дома из всех сотрудников запомнил только односельчанина, ему и позвонил с угрозами. 

Что касается разборки на мосту, то и здесь, по версии следствия, многое было иначе. В продолжение конфликта обвиняемый, дождавшись, когда обидчик вернется домой из отпуска, вместе с приятелями ворвался к нему в дом. ППСника не оказалось, и компания избила его братьев. На следующий день обвиняемый, заподозрив, что обидчик от него прячется, позвонил ему и сказал, что сейчас за ним приедут. Сотрудника погрузили в машину и привезли к мосту, где и произошло избиение. После этого полицейский обратился к фельдшеру и позвонил в дежурную часть.

- В ходе допросов ни от одного из свидетелей ни жалоб, ни заявлений, ни ходатайств не поступало, - сообщает Дмитрий Столяров, старший помощник руководителя СУ СК РФ по РБ. – Под протоколами их собственноручные записи. После допросов участковый их всех отвез на судебно-медицинскую экспертизу. Эксперт всех досконально осмотрел, ни у одного из них никаких характерных для избиения телесных повреждений, по крайней мере, таких, как сейчас заявляется, обнаружено не было. Оснований не доверять опытному специалисту у нас нет.

Правоохранительные органы призывают следовать логике и фактам. Так, эксперты предупреждаются об уголовной ответственности, а, кроме того, никак не подчиняются полиции. По мнению следователей, чтобы выдать сразу несколько незаконных заключений, нужно быть полным дураком. По заверениям правоохранителей, время пыток давным-давно прошло. Тем более, когда речь идет о свидетелях, их вообще никто не трогает. 

Кто же этот загадочный сотрудник, за которого его коллеги встали стеной? По словам заявителей, молодой парень является племянником одного из руководителей райотделов полиции в Бурятии, который, якобы, и прикрывает его. В Следственном комитете этот факт отрицают. 

Николай, которого обвиняют в нападении на полицейского, сейчас находится под арестом в СИЗО. Давать показания он отказывается. Вскоре ему будет предъявлено окончательное обвинение, но не по двум составам статьи, а по трем – в прошлом году он также угрожал расправой участковому. 

Точку в этой неоднозначной истории поставит расследование. 

- Доследственная проверка по жалобам и заявлениям свидетелей о причинении им повреждений сотрудниками полиции продолжается. По окончании проверки будет принято правовое решение, - сообщил Дмитрий Столяров. 

Любовь Ульянова, «Номер один».  
Социальные комментарии Cackle
^