07.10.2015
Ученые о нересте омуля на Байкале: Такого ужаса не было никогда
Ситуация продолжает оставаться аномальной во всех направлениях, абсолютно по всем рекам

Ученый мир высказал свое мнение на заседании оперативного штаба по охране нерестового омуля. 

Под водой творится невиданное

- Такого ужаса, такого кошмара, который мы наблюдаем в этом году не было ни в один год. Давно и никогда. У нас были предположения, что на Селенге рыбы зайдет больше, чем в том году – и ее реально зашло больше – но такого хода, как в этом году не было. Рыба проходит учетную тонь и дальше ее продвижение просто-напросто «умирает» на ямах, по корягам, завалам и т. д. На всем протяжении плотной концентрации нигде нет. Рыба растянулась от захода до Фофаново и на этом протяжении она, фактически, останавливается. В течение практически трех недель хода. Никаких заметных изменений не было, - говорит Владимир Петерфельд, директор Байкальского филиала «Госрыбцентра». 

Почему омуль не идет дальше - неизвестно. Хотя температура воды нормальная. 

К концу первой недели октября заход омуля в Селенге, можно сказать, закончился. Вся нерестовая рыба – в реке. 

Исторические ежегодные наблюдения показывают, что когда увеличивается доля омуля-«придонника», нерест начинает подходить к концу. А сейчас с каждым днем процент «придонника» растет и растет. Нерестовая кампания заканчивается. Что-то похожее наблюдалось в 1984 году - 30 лет назад. Вызываются сомнения, дойдет ли рыба до рыбоводного завода. 

С начала года специалисты делали прогнозы, что рыба не поднимется вверх по течению Селенги слишком высоко. Но, чтобы омуль повел себя так, как повел, подумать не могли.

По реке Верхняя Ангара аналогичная ситуация. Обычно, если косяк заходил, то шел 7-10 дней, а нынче рыба идет потихоньку, по 5-10 тысяч особей в день.

- Все в ужасе от такого количества. Где рыба? Будет ли она еще? Будем надеяться, что есть еще что-то в Байкале и совсем удручающей картины низкого захода не будет. Хотя вода уже 5,5 градусов… Чего еще ждать? - недоумевает Владимир Петерфельд. 

По Кичере был только первый косяк омуля, который прошел. Уже около недели рыбы в реке вообще нет. Такого, чтобы зашел маленький косячок омуля, а потом пустая неделя, не было. Специалисты гадают почему такое происходит. 

В реке Баргузин такого низкого захода, как в 2015 году практически никогда не отмечалось. Ученые зафиксировали проход всего 35 тысяч производителей. 

- Куда все подевалось? Понятно, что снижение может быть. С каждым годом наблюдается снижение нерестовых косяков. Но чтобы так резко. Таких резких выводов нами не делалось и не предполагалось. По крайней мере, по прибрежной популяции омуля, - не находят объяснения аномалии специалисты. 

Разве что в Посольском соре обстановка не такая крайне неординарная, как в других нерестовых местах. Плотности скопления омуля в соре не отметили. Омуль заходит в реки кое как.

Очень много и незрелой рыбы, которая должна «нагуляться», так что отлавливать омулей для закладки икры на инкубацию при заходе нельзя. 

Иркутяне не брезгуют криминальным омулем

Ученые отмечают, что в этом году качество охраны нерестового омуля заметно улучшилось. 

- К сожалению, охранять скоро будет, наверное, нечего. Но в этом году и в Посольском соре, и на Селенге, и на севере отмечен высокий уровень охранных мероприятий, - констатирует Владимир Петерфельд. 

В Бурятии отмечается довольно много фактов незаконной перевозки рыбы. Браконьеры и их подельники отличаются наглостью. У них изымают тонны рыбы. 

Линейный отдел полиции, к примеру, за неделю 29 сентября – 5 октября, выявил 5 фактов незаконной добычи водных биоресурсов. Изъяли 86 штук омуля, 125 метров сетей, четыре лодки. Ряд граждан попался за торговлю омулем на железнодорожных вокзалах. 

- Вчетвером ехали на поезде на конференцию. Как мы подъехали, видимо, к Слюдянке - на всем протяжении до Иркутска продавалась икра. Причем ее довольно много. Цена, в принципе, недорогая – 300 рублей банка омулевой икры. На вокзале, в аэропорту в Иркутске я специально обошел все киоски. В двух киосках обнаружил икру, - рассказал один из участников оперативного штаба. 

Помимо борьбы с перевозкой, в республике продолжается «охота» на нелегальных продавцов браконьерски добытого омуля. 

Нерестовый сезон продолжается

Слабым звеном, как отметили на заседании штаба, является работа фирмы «Данак». От нее ожидали внятной организации работы по приему изъятого «рыбными стражами» нерестового омуля. Все идет к тому, что о работе «Данака» поставят в известность правительство Бурятии. 

Что касается сбора икры омуля для закладки на инкубацию, то лучшие объемы показывает Большереченский завод, который отловил около 30 тысяч производителей. В садковую базу перевезено более 8 тысяч экземпляров, где больше половины составляют самки.  

Рыборазводчики тоже отмечают активную работу рыбоохраны в Посольском соре и прилегающих районах Байкала, но говорят, что надо привлекать побольше полиции на катерах. Основной удар по нерестовому омулю наносят организованные банды браконьеров на скоростных катерах. Основную часть нерестовой рыбы преступники добывают до захода рыбы в реки, еще в Байкале. 

До Селенгинского рыбоводного завода омуль не дошел. На Баргузинском заводе отловлено около 1,5 тысячи производителей.
Социальные комментарии Cackle
^