21.10.2015
Жители прибрежных зон Байкала начали протестовать в массовом порядке
Расширение границ водоохранной зоны в республике называют антиконституционным

От федералов звучат заявления, что здесь должны жить только «звери и растения». Муниципалитеты говорят о предстоящем банкротстве поселений, а региональные министры готовятся противостоять федеральным властям.

Негде хоронить

По Бурятии прошла волна протестов. Ущемленные в правах жители прибрежных населенных пунктов дошли до Москвы. Там им оказались не рады.

В марте этого года правительство России выпустило распоряжение о границах водоохранной зоны Байкала. После чего оказалось, что в Бурятии в эту зону попали десятки населенных пунктов.

Это зона, вопреки принятым нормативам в 500 метров для морей и океанов, местами достигает 200 километров. Минприроды, которое разрабатывало проект, не стало заморачиваться и попросту объединило ее с центральной экологической зоной.

Чем это обернулось для жителей? Оказалось, водоохранная зона несет за собой массу запретов. По сути люди, оказавшиеся в ее плену, потеряли возможность вести нормальную жизнедеятельность. Вплоть до того, что здесь невозможно оформить в собственность участки земли, на которых они проживали десятилетиями.

– Самыми актуальными являются запреты на размещение в 11 населенных пунктах новых кладбищ, строительство пяти полигонов ТБО, на добычу и разведку общераспространенных полезных ископаемых, на движение и стоянку транспортных средств по дорогам без твердого покрытия, запрет на размещение АЗС и служб технического обслуживания, – рассказал министр природных ресурсов Бурятии Юрий Сафьянов.

Сегодня Росреестр в республике уже отказал 250 жителям в оформлении земельных участков. Именно этот факт стал той последней каплей, которая заставила жителей штурмовать Кремль. Инициативная группа из Баргузинского района отправилась в Москву, где пыталась отстаивать свои права. Вот что из этого получилось.

Как хотим, так и расширяем 

– В Министерстве природных ресурсов нам сказали – «мы можем хоть сколько расширять границы водоохранной зоны. А если надо, мы ее расширим хоть на 200, хоть на 300 километров. И вас не спросим», – рассказывает Александр Корнеев, один из «байкальских ходоков».
Виновник происходящего – федеральное Министерство природы – уверяет, что никаких прав не нарушается. Что постановление законно, что никто от него не пострадает. По факту же тяжелые последствия этого распоряжения в Бурятии констатируют не только жители.

Сегодня есть подписи более чем семи тысяч человек, которые против введения таких ограничений. Есть постановление Хурала, которое поддерживает это обращение. Есть письма главы Бурятии на федеральный уровень.

С другой стороны – Минприроды России и экологи, которые активно лоббируют «антиконституционное», как называют его жители, постановление.

– Когда узнали об этом – мы его называем антинародное и антиконституционное распоряжение – люди заволновались. Волнение началось, когда те, кто обращались в Росреестр регистрировать землю в частную собственность, получили отказ. На этой земле веками стоят квартиры и дома, – возмущается Галина Арсеньева, член инициативной группы.

«Все правильно и все можно»

«Ходоки» прошлись по всем возможным кабинетам Кремля. Они были во всех фракциях, побывали в Госдуме. Они встретились с федеральным омбудсменом Эллой Памфиловой. Были они и в правительстве. Везде, по их словам, они получили поддержку. Кроме, конечно, Минприроды.

– Замминистра Леви с огромным возмущением, достаточно резко разговаривая с нами, сказал, что экологи вообще хотят, чтобы здесь жили только звери, растительность и лес. А людей здесь чтобы не было. А нас куда? – вопрошает Галина Арсеньева.

Чтобы достучаться до Минприроды России, «ходокам» пришлось подключать омбудсмена Бурятии Юлию Жамбалову. По их словам, только после этого удалось добиться встречи со «всячески отбивающимися от населения» чиновниками.

Впрочем, эффекта от этого разговора, похоже, ждать не стоит. «Байкальские ходоки» не впечатлили Минприроды. И это немудрено, если там игнорируют даже постановление Народного Хурала.

– Я была у нашего председателя Народного Хурала. Он дал бумагу – ответ, который пришел из министерства природных ресурсов за подписью Леви. Они написали: ваше постановление, которым вы поддержали обращение жителей, для нас роли не играет, и оно не может быть принято во внимание. И вообще этот Леви заявил, «ваши депутаты не умеют читать законы, ваше правительство Республики Бурятия также не умеют читать законы. Здесь все правильно, все можно», – рассказывает Галина Арсеньева.

Осторожная конфронтация

В конце концов вопрос дошел до обсуждения на Гражданском форуме. Здесь региональные министры, муниципальные чиновники и общественники озвучивали свои позиции и рассказывали о последствиях.

– Установление границ водоохранной зоны в марте этого года внесло ряд ограничений, что, на наш взгляд, не способствует развитию экономики и вызывает социальную напряженность в регионе, – такова официальная позиция минприроды Бурятии, высказанная министром Юрием Сафьяновым.

Оказалось, власти республики начали работать над проблемой еще в марте – когда было издано это распоряжение. К августу был разработан законопроект, который направили депутату Госдумы Михаилу Слипенчуку.

– 29 сентября 2015 года законодательная инициатива внесена в Государственную Думу. Законопроект позволяет создать условия для обеспечения экологической безопасности уникального природного объекта – озера Байкал, не препятствующие социально-экономическому развитию байкальской природной территории, – докладывал Юрий Сафьянов.

Минимущества Бурятии также против расширения границ водоохранной зоны, о чем рассказала министр Маргарита Магомедова:

– Сегодня установлены также запреты на регистрацию прав на земельные участки. Я недавно смотрела интервью с заместителем руководителя Министерства природных ресурсов России. Он говорит: таких отказов нет. Мы хотели уточнить, объективная ли это картина. И выяснили, что в настоящее время уже порядка 250 отказов в регистрации прав на земельные участки в границах водоохранной зоны.

Из сказанного двумя министрами можно сделать вывод, что республиканское правительство заняло позицию, противоречащую позиции Минприроды России. О прямой конфронтации пока, конечно, речи не идет – республиканские чиновники по возможности избегают упоминания виновника происходящего.

Тем не менее позиция озвучена. А значит, против федералов сегодня не только инициативные граждане, но и региональные власти.

Уйдут на банкротство

Когда же взяла слово представитель администрации Баргузинского района, стало понятно, что проблема еще глубже, чем кажется на первый взгляд.

– Установленный запрет на ведение определенных видов хозяйственной деятельности влечет практически прекращение всей жизнедеятельности. Потому что здесь у нас запрещена заготовка и переработка древесины, рыболовство, ведение личного подсобного хозяйства, что в принципе на 90 процентов является теми видами деятельности, которыми занимается население. Иных источников доходов для существования тысяч семей района нет, – информировала первый заместитель руководителя администрации Баргузинского района Елена Леонтьева.

В районе нельзя ездить по грунтовым дорогам. В районе забуксовало строительство социальных объектов – спортивных площадок, детсадов. В районе невозможно обеспечить многодетные семьи земельными участками. Ну и, конечно, страдает местный бюджет, который недополучает налог на землю.

– Во-первых, это нарушение конституционных прав граждан. Во-вторых, это создает социальную напряженность. И, в-третьих, для двух наших поселений, учитывая все вышесказанное, там только одна перспектива – банкротство поселений, – подытожила Елена Леонтьева.

Получается, пока действует это распоряжение, поселениям, попавшим в ловушку водоохранной зоны, ничего нельзя. Жители уже грозили перекрыть дороги и бойкотировать выборы. И если в ближайшее время ничего не изменится, есть вероятность, что протесты перейдут в уже совсем иную плоскость, и ситуация может выйти из-под контроля. 

Владимир Пашинюк, «Номер один».
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^