18.11.2015
В Бурятии матери-"кукушки" все чаще стали бросать своих детей
20% от общего числа злостных алиментщиков – женщины

По данным УФССП по Бурятии в последнее время наметилась страшная статистика. Притом это далеко не всегда безнадежные маргиналы или пьяницы. Молодые, здоровые женщины выбрасывают родных детей из своей жизни. Кто же они – эти матери-«кукушки»? 

«Мама, я хочу с тобой жить»

Чтобы не быть голословной, заместитель начальника специализированного отдела по исполнению особых производств УФССП России по Бурятии Ирина Щукина пригласила воочию посмотреть на тех женщин, которых принято называть злостными алиментщицами.

Утро субботы для сотрудников специализированного отдела мало отличается от буднего дня. Работа, кипы бумаг, вопросы и разговоры с матерями-«кукушками». Внимательно оглядываемся и подходим к одной из матерей. На вид - вполне благополучная женщина. От нее не пахнет алкоголем, одета чисто и добротно, на лице нет следов безудержного ежедневного веселья. 

История, которую рассказывает женщина, больше похожа на бразильскую мелодраму. Мать, назовем ее Екатерина, говорит о том, что ребенка у нее отобрали, когда она лежала в больнице после травмы, где ей «зашивали живот». 

- Дело в том, что, пока я лежала в больнице, у меня свекор забрал ребенка и лишил материнских прав, - начинает свой душещипательный рассказ женщина. - Ребенку тогда было семь месяцев. Муж, как только я забеременела, ушел. А свекор ребенка взял и забрал себе. 

Однако судиться со свекром женщина не спешит, потому что для суда нужны доказательства того, что мать сможет позаботиться о своем ребенке. Только вот незадача - на работу женщину никто не берет, потому что ей «мешает» статья о неуплате алиментов.

Тем не менее женщина утверждает, что тайком видится со своей дочкой почти каждый день в школе.

- Она в школу ходит грязная, и по своей прописке не живет. Я с дочкой каждый день вижусь в школе. Она сама хочет ко мне. Плачет. А он прячет ее от меня, - утверждает мама. - Он был у меня 12 августа, попросил помочь собрать ребенка в школу. Я помогла. И пошла на 1 сентября вместе с ней. Дочка рада была, говорит: мама, я хочу с тобой жить. 

Вместо матери - дед-одиночка

Но вот на вопрос о том, сколько же она должна своей дочке, Екатерина нехотя признается, что задолжала порядка 200 тысяч. И опять ссылается на то, что не может устроиться на работу. И тут же пытается убедить, что дочку любит очень сильно. 

Однако выясняется, что у женщины есть и еще один ребенок, которому горе-мать также должна алименты. Екатерина в ответ только искренне возмущается:

- Так я от нее в детдоме отказалась еще! Я сразу отказалась и даже не видела ее. Я младшую хочу забрать, а ту не хочу даже навещать и ничего не хочу о ней знать, не надо мне ее. И обсуждать с вами не собираюсь ничего насчет того ребенка, - категорично заявляет женщина. 

Как выяснилось, в 2006 году Екатерина родила еще одного ребенка, но малышу поставили диагноз – ДЦП. Услышав об этом, мать решила, что лучше отдать этого ребенка государству, слишком дорогая и тяжелая обуза для нее. 

Вскоре после разговора с судебным приставом выяснилось, что и к младшей дочери любовь, оказывается, только на словах. Просто так родительских прав не лишают. И что бы Екатерина ни говорила, о том, как пламенно любит младшую дочь, ни одного документа для того, чтобы «отсудить» девочку себе, она не оформила. Всегда есть «оправдания». 

А пока мать придумывает отговорки и причины для того, чтобы все оставалось как прежде. Маленькую девятилетнюю девочку воспитывает пожилой свекор. Такой вот дед-одиночка.

Выйду замуж за графа

Еще одна интервьюируемая тоже клянется в любви к любимому 13-летнему сыну. 

- Саша живет в детдоме, но я вижусь с ним, и каждый день плачу и очень переживаю, - рассказывает Ольга, а на глазах слезы. - Вы не думайте, что если я лишена прав, то я не думаю о сыне. У меня двое взрослых детей. 

Повествует Ольга горячо, отчаянно пытаясь доказать. Смысл один: она не виновата, судьба так сложилась. Как оказалось, у женщины трое детей, и все от разных мужчин. В 1985 году вышла замуж за любящего человека. Но муж сначала сел в тюрьму, а когда вышел, начал пить и бить жену. Уходить от него Ольга не собиралась – любила. А чтобы «скрасить» свою безрадостную жизнь, и сама стала пить с ним за компанию. К тому времени двое старших детей давно воспитывались у бабушки и дедушки, а вот с младшим не задалось. Лишили родительских прав и забрали в детдом. Забрали давно, и виделась мать с ребенком тоже очень давно. Пять лет назад. 

За прошедшие годы ничего в ее жизни не изменилось, разве что произошла еще одна трагедия – муж разбился, выпав с балкона. По нему женщина тоже плачет каждый день. Хотя теперь уже реже, потому что снова собралась замуж. Ольга с гордостью рассказывает, что новый ее суженый – 34-летний петербургский рок-музыкант, да еще и потомок графа. И теперь ему Ольга собирается родить ребенка. На нескромный вопрос корреспондента, что же привлекло потомка графа в пьющей 51-летней женщине, Ольга кратко парирует: «Я образованная». 

Однако приставы и тут развенчивают эту красивую историю в пух и прах. Все образование Ольги – 10 классов школы и плюс курсы секретаря и продавца. Такие фантастические басни мамочек с богатым воображением приставы выслушивают ежедневно. 

Тем временем младший сын матери-мечтательницы так и растет в детдоме. И даже когда мальчик заболел и попал в больницу, родная мама не пришла ни разу его навестить. Зато за мальчиком ухаживал… пристав. 

- Мой сын в 2012 году попал в больницу и лежал в одной палате с сыном Ольги, - рассказывает Ирина Щукина. - Выяснилось, что это тот самый мальчик, сын нашей Ольги. Когда я приходила к сыну, приносила всего на двоих. И продуктов, и игрушек. Мальчишка брал пакеты с гостинцами и прятал их под кровать, все боялся, что кто-нибудь отберет его подарки. 

Ирина не может без боли вспоминать об этом. Но, к сожалению, подобные случаи далеко не единичны. 

Ребенок как пульт от телевизора

На сегодняшний день портрет среднестатистического неплательщика алиментов в Бурятии таков. Это мужчины в возрасте 30-40 лет. Около половины из них трудоустроены, но не предоставляют данных о своей работе. Устанавливать факт наличия дохода приходится судебным приставам. 

Однако в последнее время наблюдается негативная тенденция: все чаще бросать своих детей на произвол судьбы стали женщины в возрасте от 25 до 40 лет. Многие из них лишены родительских прав, нигде не работают. Дети тем временем живут в приемных семьях и в детских домах.

- Почему формируется такая тенденция? Женщины рожают детей, не задумываясь о последствиях. Они думают о том, что если я рожу, то будут «детские» пособия. Всех это устраивает. Все начинают пить-гулять на эти деньги, - поясняет Ирина Щукина. 

По словам Ирины, порой дети для таких матерей даже не домашние зверьки, а что-то вроде ненужных вещей. Так, одна из историй заставила удивиться и возмутиться даже видавшего вида пристава. 

- У женщины ребенку было пять месяцев, и она однажды прибежала пьяная в полицию писать заявление о том, что у нее пропал ребенок. Естественно, полиция тут же начала поиск, и нашли ребенка дома. Оказалось, малыш у нее… завалился за диван. Как пульт от телевизора, который положили и забыли, - с возмущением рассказывает замначальника отдела.

В последнее время все больше случаев, когда ребенка оставляют на произвол судьбы не безнадежные алкоголички, а здоровые молодые матери. И чаще всего эти дети остаются не с отцами и не с родственниками, а, как показывает статистика, в детских домах.

- Некоторые и не пьют даже, просто им нужно погулять. Пожить свободной жизнью. Сначала оставляют ребенка «на время», а потом им уже и не надо детей, - говорят приставы. 

Самое страшное, что с каждым годом специалисты выявляют все больше и больше таких случаев. 

Елена Медведева, «Номер один». 
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^