25.11.2015
Александр Чепик: «Дадим высказаться всем»
С начала разработки «Стратегии 2030» от общественности поступило множество предложений

А недавно научная организация из Новосибирска выиграла конкурс на разработку стратегии. О том, как проходит работа над документом и какие проекты предлагают общественники, нам рассказал зампред правительства по экономическому развитию Александр Чепик.

- Насколько активно сейчас реагирует общественность Бурятии на объявленную «Стратегию 2030», и какие высказываются точки зрения?

- Есть разные точки зрения, в том числе критические. Критика зачастую абсолютно правильная. Есть много вопросов, связанных с тем, что люди хотели бы увидеть в этой стратегии.

Почему мы постарались, чтобы как можно больше оппонентов участвовало, каждый по своему направлению? Потому что мы видим очень много людей, которые раньше работали в правительстве, активных общественных деятелей, людей, которые занимаются политикой, - и мы хотим привлечь их к обсуждению.

Мы впервые сделаем всю подготовку стратегии максимально открытой, максимально публичной – на всех этапах. Мы сделали отдельные блоки, и всех, кто что-то предлагал в СМИ, в обсуждениях, постарались включить в состав этих экспертных групп.

Каждый имеет право высказаться. Мы не хотим в этой ситуации выступать оппонентами. Мы хотим, чтобы сама экспертная группа, которая собрана из представителей науки, общественности, депутатов Народного Хурала, депутатов районов, представителей районов, собрались и могли открыто и публично высказать мнение, обсудить его. 

- В последнее время звучит много предложений по стратегии, какие из них, на Ваш взгляд, наиболее интересны?

- Звучит много чего интересного. Это и перспективы развития промышленности, лесопереработки. Очень много было обсуждений по поводу того, как будет развиваться сельское хозяйство. Какая должна быть доля номадного животноводства, нужно ли оно вообще.

Мы говорим, что номадное животноводство, конечно, нужно, оно найдет себя. Мы даже сделали целую программу под развитие малых сел. Специально, чтобы территория республики была максимально широко охвачена сельским хозяйством, появились рабочие места.

По энергетике очень много вопросов возникает. По Мокской ГЭС – быть ей или не быть. Сейчас Мокская ГЭС есть и в стратегии развития энергетики России. Она есть в плане дальнейшего освоения БАМа и месторождений вокруг него. К ней есть интерес со стороны китайских инвесторов. Она попала в ряд соглашений между Россией и Китаем.

То есть ясно, что она рано или поздно будет построена. Вопрос в том, когда она будет построена. Это бизнес-проект. Пока эти месторождения не будут освоены, пока БАМ не заработает на полную мощность, востребованности в ГЭС не будет. 

Очень много предложений по добыче и переработке полезных ископаемых. Про использование байкальской воды тоже много интересных предложений. Часть из них мы стараемся реализовать уже сейчас.

Город Улан-Удэ высказал очень много вопросов, критики, замечаний. Поднимаются вопросы дорожных развязок, транспортного движения, которые очень сильно народ беспокоят. И по переездам, и по расширению проезда на «Элеваторе», решение вопросов по Стрелке, по Левому берегу. Есть много интересных, новых предложений, которые мы раньше не рассматривали.

Многие из поступивших предложений спорные. Но для этого и существует экспертная группа. Они должны встречаться, обсуждать и давать нам конкретные предложения.

- Есть ли реальные перспективы для тех проектов, которые Вы озвучили и какова активность иностранных инвесторов, имеющих возможности их реализовать?

- Сейчас к нам обращается очень много китайских инвесторов. Я каждый день встречаюсь с представителями китайских компаний, а иногда и несколько раз в день. В месяц к нам приходит примерно около 40 компаний. Это только те, которые проходят через меня.

Не все из них будут реализованы, и не все из них мы поддерживаем. Но в основном – хорошие, интересные проекты.

Много интересных проектов сейчас в сельском хозяйстве, в заготовке и переработке древесины, по строительству, по торговым центрам. Очень много туризма, особенно от китайских инвесторов.

Монголия интересуется больше сельским хозяйством. В основном это переработка шерсти, кожи, производство юрт. В добыче полезных ископаемых у нас тоже есть одна монгольская компания.

Что касается Европы, то если раньше она интересовалась, то теперь ее практически не стало. Но в последнее время все же европейские компании иногда появляются. В первую очередь, это, конечно, инвестиции в туризм - Польша, Германия, Франция.

Вопросы обсуждаются непростые. Европейцы хотят быструю отдачу, и чтобы кто-то брал на себя ответственность. Если китайские инвесторы готовы идти с определенными рисками, то европейские к рискам очень настороженно подходят.

- Возвращаясь к «Стратегии 2030» - на какой стадии сейчас разработка проекта?

- Сейчас все наши министерства должны подготовить отраслевые предложения, как они это видят, и отдать их экспертным группам. Экспертные группы смотрят, что есть, обсуждают, готовят свои предложения, свои взгляды оформляют и обосновывают, чем-то подкрепляют.

Мы должны основную часть работы закончить в августе 2016 года. Далее уже будем утверждать стратегию в Народном Хурале – сентябрь-октябрь будущего года.

Недавно мы провели конкурс, у нас есть научная организация, которая будет формировать саму стратегию, у нее есть соответствующий опыт.

- Как известно, конкурс выиграла организация не из Бурятии, и это вызывает много споров. Как Вы оцениваете итоги этого конкурса?

- Много говорили о том, что надо привлекать экспертов уровня Российской Федерации, ведущие научные организации. От них были предложения. 
С другой стороны, я считаю, что люди, которые работают у нас здесь в науке, очень компетентны, а есть вообще выдающиеся. В ВСГТУ, в БГУ, в БНЦ, БГСХА. И там есть специалисты, я, не стесняясь, могу сказать, мирового уровня. У них такие классные темы и идеи. 

Но у нас прошли торги, открытый конкурс, на который мы повлиять не можем. Его проводило министерство экономики. Было несколько предложений. Есть определенные требования, определенные категории: стоимость, качество, опыт работы.

Все вопросы пройдут общественное обсуждение. Та компания, которая будет этим заниматься, не будет формировать стратегию. Она будет ее делать исходя из тех данных, которые разработают отраслевые министерства и рассмотрят экспертные группы.

Это же научная организация. У нее в штате доктора наук, академики. Опыт проведения таких работ у нее есть очень серьезный. Там будет важно увязать межотраслевой баланс, баланс производительных сил, SWOT-анализ по каждой отрасли, общий SWOT-анализ. То есть там огромный объем работ, который придется делать научной организации. Это будет глубокий, полный анализ той информации, которую им представят.

Мы уделяем большое внимание общественному обсуждению стратегии именно потому, что научная организация ничего сама придумывать не будет. Как скажут эксперты, так и будет сделано. Независимо от того, кто будет заниматься научной работой.

Записал Владимир Пашинюк, «Номер один». 
Социальные комментарии Cackle
^