04.02.2016
Учительница, ударившая школьника, требует восстановления на работе
Необычное дело сейчас находится на рассмотрении в суде

В ноябре после одного из занятий по борьбе 15-летнего школьника в слезах застали в раздевалке. Преподавателю мальчик рассказал, что тренер пнула его. Но самое удивительное, что сегодня судят не учителя. Женщина подала иск о признании своего увольнения незаконным.

Подсечка за неповиновение

Вечером 4 ноября в поселке Селенгинск Кабанского района, в школе борьбы, как обычно, проходило занятие. Однако неожиданно его остановили. Один из учеников выразился нецензурно. Тренер решила наказать 15-летнего подростка. Ученику было приказано принять стойку на кулаках и стоять так 20 минут. Воспитанник отказался, на что получил «подсечку» ногой, пинок в живот. 

Впоследствии мать мальчика написала заявление о проведении служебного расследования. Когда оно было проведено, тренера Анастасию Берещинову «попросили» навсегда уйти из школы борьбы: преподаватель не должен позволять себе психическое и физическое насилие над ребенком. Однако тренер с вердиктом дирекции школы не согласилась и, заручившись поддержкой юриста, бросилась восстанавливать «справедливость».

Это необычное дело находится сейчас в производстве Кабанского районного суда. 28 января в зале суда собрались представители спортивного сообщества, законные представители районной школы борьбы и истицы, а также сама Анастасия Берещинова. Вердикта в коридоре ожидали подавленная мать подростка и его старший брат. 

«Что тут такого?»

- Меня уволили, ссылаясь на статью с формулировкой «применение методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью воспитанника». Но эта статья не содержит основания для увольнения, - изложила в своем заявлении уже подкованный юридически тренер. - Также на момент увольнения я была на больничном, и никакого служебного расследования с моим участием не было. Имею право на защиту профессиональной чести и достоинства, на объективное расследование.

В ходе судебного заседания суд допросил председателя комиссии по расследованию, коллегу Берещиновой, и ряд других свидетелей. Председатель комиссии, который и застал плачущего в раздевалке ученика, рассказал о том, что видел красное пятно на животе ребенка, в районе печени. 

На суде выступил еще один тренер, подруга истицы, она пояснила суду, что инцидент произошел на ее занятии, с ее детьми. Берещинова на нем просто присутствовала и, очевидно, помогала наводить порядок. По всей видимости, оба преподавателя считают вышеозвученные методы нормальными для воспитания детей. 

- Что тут такого? – недоумевая, заявила на суде Анастасия Берещинова. - Если бы моим детям сделали замечания за мат и сказали выполнить упражнение, я бы не была против. 

При этом приказ выстоять 20 минут на кулаках учитель на суде не оспаривала. «Но физического насилия и психического не было», - уверенно добавила тренер.

Воспитание унижением

Кроме того, на суде была зачитана вслух письменная консультация по произошедшему опытного педагога, доктора наук: «Любой человек должен реагировать на ругань ребенка. Но педагог в своей практической деятельности не имеет права использовать методы воспитания, унижающие личное достоинство воспитанника».

Участники заседания еще долго выясняли, была ли Берещинова в момент увольнения на больничном, нормально ли то, что подростку велели стоять на кулаках треть часа, и в какой момент ей вручили роковой приказ об увольнении. Версии свидетелей по подсечке ногой в живот также разнились. 

То ли от отчаяния, то ли всерьез истица и ее подруга вдруг заявили, что их давно хотели выжить из школы. И во всей этой кутерьме вопросов некоторые присутствующие словно забывали, что в центре конфликта - подросток. 

О самом главном присутствующим напомнила судья. 

- Вы говорите, что поставили ребенка на кулаки, потому что он «не понимает никаких слов» и продолжал огрызаться? - уточнила судья. - А вы думали, что мальчику 15 лет и в свой переходный возраст он пытается доказать, что может ответить взрослому? Вы ведь педагог.

В итоге из-за необходимости допросить еще ряд свидетелей в заседании сделали перерыв до 8 февраля. Сложно понять, что еще попытается в свое оправдание сказать горе-тренер. Тем временем совершенно очевидно: данный случай - не единственный пример, когда преподавать в школах или секциях берут людей, которых никак нельзя допускать к работе с детьми. 

И кто знает, сколько еще таких учителей в наших школах, которые искренне не понимают, почему тюремные законы, рукоприкладство и психологическое насилие в отношении детей не могут использоваться в качестве воспитательных мер. 

Марина Ушакова, «Номер один»
Фото: "Номер один"
Социальные комментарии Cackle
^