26.07.2017
В Бурятии из-за равнодушия врачей скончалась десятимесячная девочка
В ожидании помощи медиков малышка начала захлебываться кровью

Малышку три раза показывали специалистам, но никто из них так и не смог распознать пневмонию. Целую неделю Риту лечили от аллергии и пичкали жаропонижающими. И только когда девочка начала леденеть и задыхаться, иволгинские врачи вызвали санавиацию из Улан-Удэ. Мама до сих пор вспоминает, как ругались городские медики на местных врачей. Ведь Риту можно было спасти, поставь они вовремя правильный диагноз. 

Окулист вместо педиатра

Маленькая Ритуля, как девочку нежно называли родные и близкие, скончалась 10 июля. Болезнь мучила десятимесячную малышку почти неделю. Все это время мама неоднократно обращалась за помощью к врачам Иволгинской ЦРБ в надежде, что они поставят правильный диагноз и вылечат ребенка. 

– В пятницу днем у дочки поднялась температура до 37,6. Подумали, что зубки режутся. Мне удалось снять жар нурофеном, но в субботу температура опять поднялась, уже до 39. Решила везти Риту в больницу. «Скорую» вызывать не стала, потому что там постоянно нет машин, – рассказывает Инна Бекетова, мама погибшей девочки. 



Со слов родительницы, в приемном покое сидел не педиатр, а, как позже она узнала, окулист. Других врачей не было. Медик предположила, что у ребенка аллергия на солнце, поставила укол димедрола с анальгином и отправила домой. По дороге мама купила выписанный супрастин, к слову, после его приема Рите стало немного легче. 

– Потом опять началось. С субботы на воскресенье температура поднялась еще выше. Она с рук у меня не слазила. Я позвонила своему участковому врачу, та вызвала «скорую», – вспоминает мама. 

Прибывшие медики осмотрели ребенка, послушали легкие, на этот раз предположили, что малышка получила солнечный удар, и так как температура не спадала уже долгое время, прописали антибиотики. 

– Она недомогает, вся горячая, вялая. Температура не снижается, всю ночь я ее на руках прокачала. С воскресенья на понедельник я почувствовала, что жар сошел, обрадовалась. Но потом  ее опять начало в пот бросать, стала тяжело дышать. Сердцебиение участилось, Рита начала задыхаться, синеть и леденеть, – со слезами на глазах вспоминает Инна Александровна. 

50 минут ожидания

Обезумевшая от страха женщина начала звонить в «скорую», просила срочно прислать врачей. Но на том конце провода сказали, что машин нет, и помощь ребенок сможет получить только после обеда. «Везите своим ходом», – коротко отрезали в приемном покое. 

Был ли смысл везти «своим ходом», если, прибыв в Иволгинскую центральную больницу, мать обнаружила, что никого из врачей нет на месте? Почти все медики в это время обедали. Единственный, кто пытался оказать хоть какую-то помощь, – это медсестра. 

– Она поставила укол димедрола, бесперебойно звонила врачам, просила, чтобы они срочно пришли. Бесполезно. Минут через 50, когда у дочки уже изо рта пошла пена с кровью и она начала задыхаться, пришли врачи с обеда, забрали у меня Риту и положили под аппарат искусственной вентиляции легких. Вызвали санавиацию из города, – рассказывает мама. 

Женщина подозревает, что санавиацию иволгинские врачи вызвали не сразу, пытались спасти самостоятельно. Ведь городские врачи прибыли только спустя три часа после того, как девочку поместили в реанимацию. Тогда как ехать до Иволги не больше 30 минут. 

– Улан-удэнские врачи приехали, начали ругать местных за нерасторопность. Экстренно загрузили и повезли дочку в детскую республиканскую клиническую больницу. Когда в реанимацию подняли, она уже была мертва. Легкие были заполнены. Если бы чуть раньше, ее можно было бы спасти, – плачет мама.

Вскрытие показало, что девочка умерла от двусторонней долевой пневмонии, плеврита и токсического шока. Если бы девочку положили в больницу хотя бы в воскресенье, малышка осталась бы жива. 

Светлый лучик

Похоронили Риту в четверг 13 июля. Родители до сих пор не могут поверить в то, что произошло. Мама по привычке бежит со двора в дом, проверить, не проснулась ли доченька, а осознав, что ее больше нет, плачет навзрыд. Папа переживает утрату по-мужски – все время молчит и ничего не ест. 

– Она была светлым лучиком для нас. Рыженькая, голубоглазая, лисичка такая. Называли по-разному – Ритулька, Маргоша, Ритатуля. Папа имя выбирал. Она  всегда была в центре внимания, все ее любили, баловали. Старшие дети никогда не ревновали, наоборот, крутились постоянно возле нее, зацеловывали, – вспоминает мама.

Десятилетний брат Илья и семилетняя сестра Полина стараются меньше времени проводить дома, слоняются по двору, неохотно пытаясь развлечь себя какой-нибудь игрой. В доме все напоминает о погибшей сестренке – кроватка, ползунки, платьишки. При виде их детские глаза наполняются слезами. Не может пережить утраты и Анастасия Елкина, тетя Риты.

– Вот вы произнесли ее имя, и у меня мурашки по коже побежали. С Ритулькой у нас особая связь, это огромная потеря для меня. Душа болит, в голове не укладывается, как такое могло произойти, – говорит Анастасия Елкина. 

Провожать малышку в последний путь пришло почти семьдесят человек. Кто-то не смог проститься из-за сильных переживаний. Бабушкам Риты стало плохо от такого известия, почти в один момент их увезли на «скорой».

Министр не перезвонил

Родственники уже подали жалобу в прокуратуру, Следственный комитет и минздрав Бурятии. Сразу после этого, со слов мамы, ей позвонил сам исполняющий обязанности министра здравоохранения Валерий Кожевников. 

– Сказал, что через неделю встретимся, обещал предварительно позвонить. Неделя прошла, никто не позвонил, встречи так и не было. Потом еще на днях из минздрава звонили уже обычные специалисты, хотели встретиться, но так и не встретились со мной и тоже не перезвонили, – говорит мама Риты. 

Почему и.о. министра не перезвонил Инне Александровне, как обещал, нам выяснить не удалось. Как и не удалось узнать версию минздрава по поводу данной ситуации. 

– Мы не можем вам дать ответ, так как еще идет патолого-анатомическое исследование, оно делается в соответствии с нашим порядком в течение 30 дней. Только после этого в Иволгинской ЦРБ начнет разбираться комиссия, которая передаст результаты проверки в Следственный комитет. То есть информацию вы сможете получить только через два месяца. Пока мы ничего не можем сказать ни о причине смерти, ни о виновных, – прокомментировали «Номер один» в минздраве Бурятии. 

Насколько качественно будет проведена проверка, мы узнаем позже и обязательно расскажем об этом на страницах нашей газеты. Пока же ясно одно: этим делом займется Следственный комитет. Инна Александровна намерена также подать иск в суд. 

– Сейчас я думаю только о том, как наказать их. Готова идти во все инстанции, поеду в Москву, если надо будет. Но просто так это не оставлю. Да, я не верну свою Ритульку, но смогу уберечь других малышей от гибели, – говорит Инна Бекетова и добавляет: – Не могу жить без нее. Перед глазами постоянно мелькает картинка – доча прижимается ко мне, ручками обхватывает шею, утыкается личиком в шею, плачет и еле слышно шепчет: «Мама, мамочка».

Елена Темникова, «Номер один»
Фото: pixabay.com
Социальные комментарии Cackle
^