08.10.2017
Алена Байбородина: «Я не хочу славы от Левицкого»
О Ричарде, муже-худруке театра (Сергее Левицком), фейсфитнесе и платьях актриса рассказала «Номер один»

В рубрике «Автопортрет» – Алена Байбородина, исполнительница одной из ролей в новой постановке Сергея Левицкого «Ричард III». 



«Читается как пророчество» 

В спектакле «Ричард III» я играю леди Анну. Вообще, если разбираться в этом образе, то существует разница между Анной как историческим персонажем и как героиней пьесы Уильяма Шекспира. Если смотреть с точки зрения истории, то Анна еще в детстве была обещана принцу Уэльскому. Была ли между ними любовь, мы не знаем. Но у Шекспира она есть. И в его пьесе Анна действительно любит своего мужа, а Ричард его убивает. В любовную линию вплетается интересная тема борьбы за власть. Чем больше я в тексте, тем больше я об этом думаю. Наверное, в каждом человеке происходит эта внутренняя борьба. Ведь если один будет жаждать власти и готов ради нее на все, то другому она просто не нужна. А что влияет на этот выбор – честолюбие, комплексы, болезненное тщеславие – это сложный философский вопрос.

Также мне нравится эта роль впечатляющей, сильной сценой соблазнения Анны Ричардом. Человек, который убил ее близких людей, соблазняет ее в момент глубокой скорби – эта сцена подчеркивает коварство Ричарда, его характер. Здесь он предстает актером, которому надо сыграть любовь так, чтобы Анна ему поверила. Она решает быть женой злодея, негодяя, а вот почему она принимает такое решение, это зрители увидят на сцене. Сразу скажу, интерпретация будет не такой, как в других спектаклях.

Кроме того, мне безумно нравится сам текст, его удачный перевод, образный и метафоричный язык, который легко запоминать. Прочитал и практически сразу запомнил.

Да, спектакль будет жесткий, местами кровавый. Но что поделаешь, если режиссером выбрана непростая тема, и сам Ричард в течение всего произведения только и делает, что убивает тех, кто встает на его пути. Текст пьесы, несмотря на то что написан несколько веков назад, актуален во все времена, для многих поколений он читается, как пророчество. Мы видим, как история повторяется, движется по спирали. Но, чтобы не запугать зрителя, хочется добавить, что будут и смешные моменты, в стиле Тарантино или Гая Ричи.

«Я не хочу славы от Левицкого»

Когда готовишься к роли, черпаешь информацию отовсюду. Читаешь книги, изучаешь историю, смотришь спектакли, поставленные по этой пьесе, чтобы не повторяться и находить иные смыслы. Конечно, большую роль в рождении образа играет режиссер. Ты продумываешь роль по заданной им схеме.

Как мне работается с мужем? Честно говоря, тяжело. Но только потому, что в процесс создания спектакля включаются другие процессы. На работе он очень требовательный, жесткий, а дома не такой: более мягкий. В быту он не говорит, что нужны именно такие шторы, а не другие, как ложки должны лежать и что сегодня приготовить на ужин, а в театре ему важно все до мелочей. Дома же он не обращает на это внимания, говорит: «Как тебе удобно, Алена, так и делай». Дома он отдыхает, но вообще Сережа – не домашний человек, ему бы быстрее вырваться и поехать в театр, даже если выходной день.

Конечно, мы влияем друг на друга. Я стараюсь, чтобы он не нервничал, забочусь о его здоровье. Он же влияет на меня в художественном плане: советует, какие фильмы, спектакли посмотреть. Конечно, все это развивает, повышает и профессиональный, и интеллектуальный уровень, заставляет думать, размышлять, рефлексировать на какие-то важные темы. Сергей часто говорит актерам: «Повышайте свою планку, не ждите, когда вам дадут, ищите сами».

Давно хотим организовать в театре совместные просмотры спектаклей знаменитых режиссеров. Все-таки, как ни крути, мы находимся на периферии и как будто не в современном театральном контексте. А там происходит столько всего интересного и нового! И когда я приезжала к мужу во время его учебы в Москве, то посмотрела несколько потрясающих спектаклей, которые до сих пор остались не только в памяти, но и в сердце.

Я – Алена Байбородина, зрители меня знают именно с этой фамилией. Я не хочу славы от Левицкого (смеется). В театральной среде принято оставаться со своей фамилией, хотя по паспорту я Левицкая. Однако все равно чаще меня называют двойной фамилией: Байбородина-Левицкая.

«Выходишь со сцены и падаешь»

У меня много любимых ролей. Но, пожалуй, Мария Петровна («Фронтовичка») и Люська («Любовь людей») – это те роли, в которых есть богатый драматический материал. Ты проживаешь роль в этих постановках от начала и до конца, а после выходишь со сцены и падаешь от усталости на диван. И полчаса просто лежишь, не можешь с собой ничего сделать, потому что у тебя физически нет сил. Все, что было можно, ты отдала зрителям.

И, с одной стороны, это неимоверный кайф. А с другой, это тебя жутко высасывает, после спектакля ты чувствуешь, что внутри пустота, ничего нет. Но потом надо брать себя в руки, ведь жизнь продолжается, происходят какие-то события, и ты восстанавливаешься.

Драматические роли мне нравятся тем, что в них есть что сыграть, есть что сказать, есть за какие струны себя задеть, чтобы и у зрителя внутри что-то затрепетало. А вообще мне бы хотелось сыграть чью-то жизнь, не придуманного персонажа, не написанного кем-то, а реально существующего человека. Это можно сделать только в спектакле-вербатиме, когда героями становятся реальные люди, у которых актеры берут интервью, копируют поведение, манеру говорить и потом показывают на сцене.

«Мама работает в сказке»

Я закрытый человек. Далеко не всех могу подпустить к себе близко. У меня есть всего несколько человек, которые знают, что на самом деле происходит в моей душе. Чаще всего я создаю впечатление жизнерадостного и неунывающего человека, и мало кто догадывается, что может происходить у меня внутри, только мои близкие, родители, дочь.

Дочь – мой маленький помощник, все понимающий человечек. Она помогает по многим бытовым вещам. Актеры – это такие люди, которым некогда заниматься бытом. И она спокойно к этому относится. В детстве, когда у нее спрашивали: «Где твоя мама работает?», она всегда говорила: «В сказке». Она искренне верила, что я – настоящая Снегурочка, это Дед Мороз может быть ненастоящим.

Здесь, в театре, близкие по духу люди, которые понимают тебя, даже если ты приходишь в дурном настроении. У нас много семейных пар в театре, и мы дружим. Конечно, случаются и обиды, и разногласия, бывает, не разговариваем друг с другом. Но в целом мы очень дружны и, конечно, палки в колеса никто не вставляет.

«Внешность для актрисы тоже важна»

Каждое утро я стараюсь заниматься фейсфитнесом – это специальный комплекс упражнений для лица, затем идут занятия йогой, чтобы проснуться и привести в порядок свое тело. А перед каждым спектаклем обязательно упражнения для голосовых связок, чтобы выдержать темп, не задохнуться, особенно если спектакль длинный. Я считаю, что внешность для актрисы очень важна. На тебя же пришли посмотреть, надо следить за собой.

Из хобби: я очень люблю шить, придумывать новые платья, выбирать ткани. Так получается, что почти на каждую премьеру я шью себе новое платье. Женское рукоделие помогает расслабиться, где-то сосредоточиться, и в целом, я считаю, женщине это дает приток энергии. Раньше мы всей гримеркой дружно вязали, потом вышивали, потом плели из бисера. Правда, сейчас работы все больше, а свободного времени все меньше.

Екатерина Лонская, «Номер один».
Фото: Александры Даниловой
Социальные комментарии Cackle
^