11.11.2017
Власти Бурятии продолжают вкладывать миллиарды в «живой труп»
Закрывается очередная страница развития авиаперевозок в Бурятии

Компанию «ПАНХ», которая за последние годы съела миллионы бюджетных денег, собираются банкротить. Некогда перспективная и многообещающая инициатива приказала долго жить. Впрочем, на смену ей новый глава уже подобрал другую. И не факт, что эта история не закончится так же.

Доллар подвел

Еще в 2009 году в Бурятии было создано ООО «Авиационная компания ПАНХ». Ее парк воздушных судов составляли самолеты Ан-2, ранее принадлежавшие республиканскому ДОСААФ. Позже вместе с правительством Бурятии компания решила обзавестись новенькими заграничными самолетами, чтобы летать в отдаленные уголки республики. Закупили девятиместные американские самолеты Cessna 208B и чешские L-410 на сумму свыше миллиарда рублей.

Тогда чиновники и авиаперевозчик трубили, что наступает новая эпоха в развитии авиасообщения Бурятии, что уже скоро из любой точки республики можно будет добраться до столицы – быстро и недорого.

Конечно, проект изначально был убыточным, и все это понимали. Учитывая расстояния и не слишком многочисленные населенные пункты на северах Бурятии, билет на самолет должен был стоить неподъемных денег. Но выход нашли – ежегодные субсидии из бюджета Бурятии, которые покрывали выпадающие доходы «ПАНХа».

И все было хорошо, пока не грянул кризис 2014 года. Тогда доллар взлетел, рубль обвалился, а лизинговые платежи стали для перевозчика неподъемными. Одновременно власти стали снижать уровень субсидирования своего же детища.

– Мы закупаем запчасти на свои самолеты в Америке, мы отправляем туда летный и инженерный состав на переучивание. Там цена в долларах осталась та же, но мы теперь платим вдвое больше. Ежегодно мы отправляем в Америку пилотов на тренажер. Раньше тренажер стоил 240 тысяч, чтобы отправить одного пилота, теперь цена поднялась до 650 тысяч, – рассказывал нам в 2015 году директор авиакомпании «ПАНХ» Константин Осин.

Убыточны по определению

Касаемо субсидирования: в Бурятии «ПАНХу» компенсировали половину лизинговых платежей, в Иркутской области – возмещали часть выпадающих доходов. На федеральном уровне было предусмотрено возмещение выпадающих доходов на межрегиональных рейсах.

Но этого не хватало. Ведь речь шла о десятках миллионов ежегодно. Столько компания ни за что бы не заработала. А бюджет не покрывал всего, что требуется.

– Мы попросили такую же поддержку и по самолетам L-410, потому что мы за три самолета Cessna должны платить по 4,5 миллиона каждый месяц. Если билет до Иркутска стоит 2900 рублей, то у нас туда-обратно при полной загрузке получается 54 тысячи дохода с рейса. Нам нужно набрать 4,5 миллиона в месяц, чтобы только заплатить лизинговые платежи. А они составляют только 25–30 процентов от общих расходов на эксплуатацию самолета, – говорил тогда же Константин Осин.

Тогда еще у чиновников и перевозчика были планы на будущее, полные оптимизма. Говорилось о новых рейсах и прочих логистических благах. Но что-то пошло не так.

Миллиарды в трубу

Когда стало понятно, что идея была не очень-то удачной, региональные власти стали открещиваться от проблемы, обвиняя во всем руководство компании.

– Зачем нам спасать умирающий «ПАНХ»? Просто на воздух выкинуть 150 миллионов рублей? У нас же много региональных авиакомпаний, которые обслуживают эффективно местные рейсы без всяких дотаций. Выбрать и завести их в регион. Ведь мы же страдаем от не эффективного менеджмента. И запишите себе и всем дурным головам, что мы не откажемся от авиасообщения северов, – говорил Вячеслав Наговицын в 2016 году.

С этого выступления и началась официальная гибель «ПАНХа». В конце года оказалось, что компания перестала платить лизинговые платежи. О крахе планов по возрождению внутренних авиаперевозок поведал тогда еще зампред правительства республики Николай Зубарев.

Он озвучил колоссальные цифры: с 2010 года авиаперевозчик «скушал» четыре миллиарда рублей. Кроме того, Хурал ежегодно выделял по 56 миллионов на погашение лизинговых платежей. И все эти деньги вылетели в трубу

– «ПАНХ» прекратил работу в Бурятии, – говорил Зубарев. – Сейчас они лизинговые платежи не платят. И поэтому их самолеты находятся под арестом.

Вместо «ПАНХа» пришла авиакомпания «Пионер», которая также существовала на федеральных субсидиях. По сути вместо одного почившего авиаперевозчика пришел другой.

История повторяется

Но – недолго музыка играла. 7 февраля этого года федеральное агентство воздушного транспорта аннулировало сертификаты эксплуатанта двух авиакомпаний, работающих в Бурятии – «Бурятские авиалинии» и «Пионер – региональные авиалинии».

Временно эстафету приняла иркутская компания «Ангара». Но отдавать иркутянам деньги из бурятского бюджета как-то не «по фэншую», поэтому уже новый глава Бурятии решил сделать ход конем. И повторить историю восьмилетней давности.

Буквально несколько недель назад правительство заявило, что грядет закуп самолетов для нового бурятского перевозчика – ООО «Байкальская авиационная компания» («Байкалавиаком»).

«Главой республики Алексеем Цыденовым принято решение о приобретении за счет средств республиканского бюджета для авиакомпании воздушного судна Як-40 с последующей финансовой арендой (лизингом), рассчитанной на пять лет. Авиакомпания планирует арендовать еще два воздушных судна», – сообщила пресс-служба правительства Бурятии.

– На данный момент авиакомпания «Байкалавиаком» готовит пакет документов для подачи в Росавиацию на получение сертификата эксплуатанта на коммерческие воздушные перевозки. Процедура занимает от одного до двух месяцев. После получения сертификата авиакомпания сможет выполнять рейсы на территории республики, – рассказал министр транспорта РБ Сергей Козлов.

На этом фоне компания «ПАНХ» тихонько наблюдает, как в ее гроб понемногу загоняют последние гвозди. Недавно компания «КрасАвиа» обратилась в бурятский арбитраж с заявлением о банкротстве бывшего бурятского перевозчика.

Следом прилетело другое заявление, от самой компании «ПАНХ», с теми же требованиями – признать ее банкротом. Пока суд не принял решения о введении процедуры, однако думается, что этот момент не за горами.

Сколько задолжала компания, неизвестно. В списке кредиторов – иркутская «Авиакомпания «Ангара», федеральное казначейство Бурятии, «Аэропорт Байкал» и множество других компаний и предпринимателей.

Жить «ПАНХу» осталось недолго. «Байкалавиакому» – наверное, подольше. Но журналисты и общественники уже высказываются по этому поводу: мол, мы ходим по кругу, деньги уходят в никуда, а внутренняя авиация в Бурятии – черная дыра. И, несмотря на попытки Алексея Цыденова объяснить, что сейчас все по-другому и все будет хорошо, верится в это с трудом.

Станислав Сергеев, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
Социальные комментарии Cackle
^