05.08.2016
За очистные сооружения Улан-Удэ взялись суды

Проблема городских очистных, которые уже давно не в силах проводить очищение стоков должным образом, существует не первый год. Однако ни официальные проверки, ни надзорные органы до сего момента никак не могли переломить ситуацию. В дело вступил суд. Но поможет ли он? 

Вирусы, бактерии, химикаты, грязь – адская смесь льется в реку и потом уходит дальше. И это на Байкальской природной территории, на Байкале - участке мирового наследия ЮНЕСКО. 

Нарушение норм

Улан-Удэ круглосуточно сбрасывает стоки. Очевидно, что проблема с городскими очистными сооружениями должна находиться в центре внимания. Но почему-то происходит все совсем по-другому. 

Как итог – в сентябре столица Бурятии встретит свой 350-летний юбилей, который пройдет в атмосфере канализационных запахов, витающих над доброй половиной города. Если местные привыкли к этому «фону» и порой не замечают его, то туристы, которые приезжают в Улан-Удэ из благополучных городов, не могут не заметить непривычных для них «ароматов». 

Недавно была предпринята очередная попытка как-то достучаться до чиновников, воздействовать на «Водоканал», в чьем ведении находится очистной комплекс. 

На очистных была очередная проверка. Как и следовало ожидать, «Водоканал» ведет сброс сточных вод в реку Селенгу с нарушением нормативов сброса, установленных приказом Минприроды РФ шесть лет назад. Природоохранная прокуратура подала иск в суд. 

Анализ проб, взятых контролерами, показал значительное превышение предельно допустимых значений по общим и термотолерантным бактериям и взвешенным веществам. 

Такая ситуация наносит немалый ущерб рыбному хозяйству, природным объектам и, конечно же, создает угрозу здоровью людей. Кстати, в Бурятии в предшествующие годы отмечен рост кишечных заболеваний, в том числе и неустановленного происхождения. 

Отметим, уже 10 лет как организациям, эксплуатирующим очистные сооружения, выдаются предписания по устранению нарушений, виновные привлекаются к административной ответственности, но никаких эффективных мер так и не принимается. 

Вся правда о ЛОСКе 

Некачественная работа никого не удивляет. Левобережные очистные сооружения канализации (ЛОСК) построены в 1989 году и находятся в собственности города, но за данным коммунальным объектом плохо следят. Самое главное – городские очистные сооружения элементарно не в силах проводить очистку стоков до положенного уровня. 

«Изначальные, проектом заложенные нормативы превышают предельно допустимые нормативы очистки, установленные приказом Минприроды РФ. Даже при надлежащей работе ЛОСК (с запроектированной скоростью движения вод и объемов сточных вод) соблюсти требования приказа невозможно, т.к. ЛОСК на такой уровень очистки не запроектирован», – раскрыли правду представители «Водоканала». 

По словам специалистов, надо срочно провести техническое переустройство очистных – установить донный выпуск, переоборудовать существующие мощности, с учетом реального объема поступающих стоков Улан-Удэ, и принять ряд других мер.  

Сегодня износ основных технических фондов составляет от 60 до 70 процентов. Высока аварийность. 

Себестоимость очистки 1 кубометра стоков составляет на ЛОСКе свыше 40 рублей, а тариф равен 6 руб./куб. м. Понятно, что «Водоканал» сам не сможет модернизировать этот производственный комплекс. 

«Материальных средств хозяйствующего субъекта не хватает на самые элементарные затраты – расходные материалы, текущий ремонт сооружений очистки сточных вод, а тем более на реконструкцию морально устаревших сооружений. Объем амортизационных отчислений в год составляет примерно 1 миллион рублей, их недостаточно для общей технической модернизации»,  – констатируют в «Водоканале». 

Кроме того, выяснилось, что с 1995 года пресловутое обеззараживание сточных вод в Улан-Удэ не проводится. Раньше применяли хлор, но из-за отрицательного воздействия хлора на популяцию байкальского омуля этот способ был запрещен распоряжением государственного санитарного врача города Улан-Удэ. А другие методы обеззараживания… не внедрены.

Качественную бактериальную очистку можно вести, установив ультрафиолетовые лампы. В 2008 году установка УФЛ стоила 25 миллионов рублей. Сейчас цена этого агрегата превысила 100 миллионов рублей. Мэрия Улан-Удэ в 2011 году подготовила было на очистные проектную документацию по УФ-обеззараживанию, но поныне денежные средства на устройство очистки методом УФЛ не выделены. А ведь прошло уже шесть лет.

Судебные бои

Когда природоохранная прокуратура подала иск в суд по поводу ЛОСКа (сокращенное наименование левобережных очистных сооружений – это просто ирония судьбы), вскрылись удивительные факты. 

С помощью проектной документации по УФ-обеззараживанию очистные планировалось включить в ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы». Однако разработчики не учли важное условие.

«Проект обеззараживания сточных вод УФ-очисткой, подготовленный администрацией города, не отвечает требованиям ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы», – заявил представитель природнадзора в зале суда.

Иными словами, деньги по ФЦП выделяют на строительство или на реконструкцию объекта. Улан-удэнский проект в данном случае не подразумевал ни того ни другого. К тому же звучали заявления, что в местных бюджетах нет достаточных средств на модернизацию объекта. И в этом случае природнадзор вновь заподозрил чиновников в лукавстве:

«Доводы ответчика об отсутствии на это (на модернизацию. – Прим. ред.) денежных средств в местном и республиканском бюджете не обоснованы, т.к. за нарушение предельно допустимых норм сброса предприятия «Водоканала» ежегодно вносят плату за негативное воздействие в размере 20 миллионов рублей. Из них 20 процентов направляется в бюджет РФ, 40 процентов – в бюджет РБ и 40 процентов – в местный бюджет. Данные денежные средства можно было направить по целевому назначению на модернизацию ЛОСК».

Олимпийское спокойствие

Спокойствие чиновников непонятно, ведь речь идет о решении одной из самых острых коммунальных проблем Улан-Удэ.

Однако представитель мэрии, которая была соответчиком на пресловутом суде, имеет свою логику рассуждений. 

«Река Селенга находится в федеральной собственности, поэтому все издержки, связанные со строительством систем очистки, должны финансироваться из федерального бюджета. А текущий и капитальный ремонт, в соответствии с договором аренды очистных сооружений, обязан проводить арендатор имущества», – считает мэрия.

Конкретно по поводу обеззараживания канализационных стоков город указал, что мероприятия требуют значительных затрат, которые не предусмотрены местным и республиканским бюджетом, т.к. это расходные обязательства РФ. 

К тому же обеззараживание решит только часть огромного перечня существующих проблем – это повышенное содержание возбудителей инфекционных заболеваний (бактериальной, вирусной и паразитарной природы). 

Однако обеззараживание не спасет от высокой концентрации сульфатов, нитритов, нитратов, фосфатов, хлоридов, аммонийного азота, СПАВов. А ведь эти вещества также превышают нормы предельно допустимого сброса. И это точно так же влияет на экологию региона. 

В итоге работой только по внедрению обеззараживающей ультрафиолетовой установки не обойтись. Вслед за уничтожением микроорганизмов надо ликвидировать загрязнение химическими элементами. 

Выслушав все стороны, Фемида сделала резонный вывод, что изношенность используемого имущества, нехватка денег, неблагополучное экологическое положение водного объекта не могут служить оправданием для сброса загрязняющих веществ в Селенгу.

«Обстоятельства свидетельствуют о том, что система очистки сточных вод не обеспечивает очистку этих вод до установленных нормативов, что является нарушением», – подчеркнула судья Кушнарева.

Иск прокуратуры был удовлетворен. Бездействие городской администрации признано незаконным. Мэрии Улан-Удэ предписано до 1 октября 2018 года  навести порядок на ЛОСКе. МУП «Водоканал» также предписано устранить нарушения – до 1 декабря 2018 года. Решится ли многолетняя проблема в указанные судом сроки, остается только догадываться. 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^