24.08.2016
Из-за непредсказуемого лета сельчане вынуждены вести свое поголовье на скотобойню

Одни не успели подготовить хороший запас сена, потому что трава плохо росла в период засухи, у других сенокосные стога погубил продолжительный ливень. Обо всем по порядку. 

Минсельхоз Бурятии сообщает: в связи с подтоплениями в14 районах республики введен режим ЧС (чрезвычайной ситуации). Водная стихия погубила урожаи и сенокосы сотен аграриев. Интересен тот факт, что в Кабанском районе от проделок природы пострадали почти семь сел. Однако режим ЧС там до сих пор не введен.  

– Идут дожди, вода прибывает, реки переполнились, и сено у людей все утонуло. Копна большие успели до дождей на островах между протоками поставить, но и они ушли под воду. У некоторых ни одной копны целой нет. Кто-то пытается сушить, но высушить это невозможно – опять и опять дождь идет. Сено гниет. Новой травы нет, кормов нет и, скорее всего, придется забивать скот, – вздыхает Ирина, жительница села Шерашево. 

Вновь массовый забой и голодовка – так видится недалекое будущее сельчанам. Ежедневно они выезжают на сенокосы, пытаясь спасти свой труд. Но тщетно. Из-за продолжительного ливня уровень сельских рек стремительно повышается. Как результат: тонущие стога с полусгнившим сеном. 

– У нас режима ЧС нет по подтоплениям. Когда проливные дожди начались, мы ввели режим повышенной готовности. Он действует до сих пор. Ввели этот режим, потому что уровень горных рек у нас повысился, плюс Култушная и Байкальский прибой оказались отрезаны. А также произошли обрывы электропроводов, – рассказывает Дмитрий Швецов, первый заместитель руководителя администрации МО «Кабанский район». 

По его мнению, для введения режима ЧС в районе нет никаких оснований. Да и решить проблему обычных сельчан это никак не поможет. Ведь в случае введения режима ЧС на преференции могут рассчитывать только юридические лица. Таковы правила. Процедура, будет, как и при засухе – бизнесмены подают заявки в минсельхоз Бурятии, а после их рассмотрения Москва выделяет средства, на которые аграрии закупают корма. Но что же делать обычным фермерам?

– Им нужно обратиться в администрацию поселения и можно параллельно обратиться в администрацию района. Мы выедем, посмотрим, нанесен человеку ущерб или нет, и исходя из этого будет приниматься какое-то решение, – говорит Дмитрий Швецов.

В данной ситуации жители Кабанского района могут рассчитывать только на помощь муниципалитета. Получить республиканские или федеральные средства не позволяют нынешние нормативно-правовые акты. После рассмотрения каждого случая индивидуально чиновники обещали выделить средства на приобретение кормов тем, кто на самом деле пострадал от природной стихии. Кто точно не получит ни копейки, так это люди, которые косили траву на не закрепленных за ними участках. Таких самовольщиков, со слов заместителя руководителя администрации, в районе очень много, и бороться с ними уже просто не хватает сил. 

С проблемой подтоплений Бурятия не сталкивалась уже давно, видимо, поэтому как такового механизма ее решения нет. Оно и понятно, ведь чаще на республику обрушивается поднадоевшая засуха. В этом году она также погубила немало урожая и кормов на местных сельхозугодьях. Но если в прошлом году правительство республики хоть как-то поддержало личные подсобные хозяйства, то в этом году денег в бюджете на эти цели нет. 

На сегодняшний день сумма ущерба от подтоплений пока неизвестна, зато вред, нанесенный засухой, оценивается в  405 миллионов рублей. Со дня на день придут федеральные средства, которые раздадут юридическим лицам в качестве возмещения ущерба по засухе. То же произойдет и в случае потери урожая из-за подтопления. 

Как будут поддерживать сельчан в сложной ситуации, непонятно. Наверняка муниципалитет найдет повод, чтобы в очередной раз отделаться от надоедливых заявителей. Таким образом, сельским жителям придется вести свой скот на скотобойню. Если учесть, что почти у каждого в деревне минимум по две головы, то очевидно для республики выйдет дешевле помочь сейчас, нежели страдать потом. Есть повод подумать. 
 
Елена Темникова, «Номер один»
^