02.04.2018
Бурятия выберет региональных операторов по вывозу и утилизации мусора

Пожар на городском полигоне возле поселка Вахмистрово в очередной раз привлек внимание улан-удэнцев к безобразной ситуации со сбором и утилизацией бытовых отходов в столице Бурятии. 

Несмотря на многолетние разговоры чиновников о необходимости раздельного сбора мусора и его переработки, почти все твердые бытовые отходы все эти годы банально зарывали в землю, загрязняя атмосферу, почву и грунтовые воды. О том, есть ли выход из ситуации, – в материале «Номер один».

Масштабное бедствие

Мусорная тема в стране все больше приобретает характер национального бедствия. Недавние события в Подмосковье, где отравились люди, и жители района вышли на митинг, протестуя против мусорного полигона, лишь подчеркивает остроту проблемы – прежние схемы утилизации и захоронения мусора больше неприемлемы!       
   
В Улан-Удэ ситуация пока не дошла до той, которая сложилась в Волоколамске, но это связано лишь с объемом вывозимого на полигоны мусора. Все-таки его массивы в Москве и Улан-Удэ несопоставимы. Однако метан, этот сопутствующий захоронению бытовых отходов ядовитый газ, образуется под любой свалкой. И никто не даст гарантий, что на полигоне возле Вахмистрово не скопится достаточный его объем, чтобы сделать жизнь ближайшего к свалке 113-го микрорайона Улан-Удэ невыносимой. 

Ведь именно жители «сотых» кварталов первыми стали жаловаться на удушливый запах горящего пластика, когда в начале марта там загорелся мусор. И дело тут не просто в неприятном запахе – в ходе горения пластиковых отходов образуются очень опасные ядовитые соединения, серьезно угрожающие здоровью людей и отравляющие почву территории. В общем, как говорится, наболело, и эту проблему необходимо решать! 

По мнению улан-удэнского эколога Сергея Шапхаева, если в европейских странах перерабатывается около 65% мусора, то в России – не более 10%.

– У нас бытует представление, что земли много, можно продолжать заниматься захоронением, а не утилизацией, но ведь всему есть пределы, земель под полигоны возле крупных городов уже элементарно не хватает, не говоря уже о возникающих экологических проблемах, – говорит эксперт.

Кроме того, помимо вывода значительных земельных ресурсов из хозяйственного оборота полигоны загрязняют атмосферу, почву, грунтовые воды, ухудшают качество жизни населения близлежащих территорий. 

Важно понимать, что из-за отсутствия в Улан-Удэ системы раздельного сбора и утилизации отходов, в том числе промышленных, мусоросжигание не станет выходом из положения и будет представлять собой еще одну опасность. При практике сбора смешанных отходов, когда сжиганию подвергаются отходы с содержанием ПВХ, солей тяжелых металлов, токсичных соединений, будут образовываться наноаэрозоли диоксинов, иных токсикантов и супертоксикантов, для улавливания и последующего обезвреживания которых потребуются большие затраты.                                                          

Но как убедить граждан в том, что мусор необходимо разделять? Ведь зачастую, даже при наличии отдельных баков для стекла, пластика и пищевых отходов, многие выбрасывают свой мусор, не разбирая его на фракции.

Выгодная сортировка

Однако выход есть.

– Мы изучили опыт раздельного сбора отходов в Санкт-Петербурге, и главный вопрос, который они там решили – как организовать систему сортировки, которая будет выгодна жильцам, – говорит председатель комиссии по ЖКХ Общественной палаты Бурятии Татьяна Думнова. Так, управляющие компании, заключив договоры на поставку пластика, металлов и других ценных материалов, установили во дворах раздельные емкости. Вначале они поставили возле мусорных баков бабушек, которые следили за тем, чтобы жильцы выбрасывали мусор куда надо. Потом, когда народ стал привыкать к предварительной сортировке своих отходов, «управляшки», получающие дополнительный доход от продажи стекла и пластика, понизили жильцам квартплату. И дело пошло.

Бурятии еще только предстоит пройти по этому тернистому пути. Сегодня важно как можно громче говорить об отказе от захоронений мусора на полигонах и свалках. А от властей и Регионального оператора требовать системного подхода к решению мусорной проблемы, создавая условия для вторичной переработки отходов. Прежде всего, необходимо исключить захоронения биоразлагаемых отходов для сокращения выбросов метана, что, кстати, и произошло недавно в Волоколамске. 

Безотходное производство

Хотелось бы, чтобы в республику зашел серьезный оператор с опытом работы в этой сфере, способный привлечь необходимые средства для строительства предприятия по утилизации и переработке мусора. Сейчас минприроды Бурятии проводит открытый конкурс по выбору таких региональных операторов, поделив территорию республики на три условных зоны. 

– Обязанности Регионального оператора в Республике Бурятия будут такие же, как и в целом по Федерации. Все они прописаны в Федеральном законе от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», – поясняет Баирма Цыбендоржина, ведущий специалист отдела управления охраной окружающей среды минприроды РБ. 

Оператор будет осуществлять услуги по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и захоронению твердых коммунальных отходов.

В настоящее время проводится процедура выбора Регионального оператора на территории Республики Бурятия. После определения победителей конкурса и подписания соглашений будет разработана инвестиционная программа технологии переработки твердых коммунальных отходов (ТКО), в которой они предусмотрят мероприятия в области обращения с отходами. Сейчас правительство РБ прорабатывает вопросы использования различных технологий по утилизации отходов, том числе технологии сжигания.

В целях урегулирования вопроса по раздельному сбору мусора правительством Бурятии утвержден порядок сбора ТКО. Порядок устанавливает единый подход к организации деятельности по сбору твердых коммунальных отходов, в том числе их раздельного сбора, в городских и сельских поселениях Республики Бурятия.

При этом муниципалитеты согласовывают с Региональным оператором порядок организации системы раздельного сбора ТКО и осуществляют информирование населения по вопросам обращения с отходами путем издания, распространения и размещения в местах массового пребывания населения информационных брошюр, листовок, плакатов, разъясняющих правила раздельного сбора ТКО.

Другими словами, на плечи муниципальных властей ляжет ответственность  за результат информационно-пропагандистской кампании, мотивирующей население на раздельный сбор коммунальных отходов. Справятся ли они с этим – еще один вопрос успеха кампании по избавлению Бурятии от мусора.

И последнее. Предполагается, что к началу следующего года услуга по сбору мусора от населения станет коммунальной и будет вынесена в отдельную строку в платежных документах. Изменится и порядок расчета оплаты – не от квадратных метров занимаемого жилья (так, как сейчас), а от числа проживающих (зарегистрированных) на этой площади. 

При этом речь не идет о каком-то новом платеже – плату за сбор и транспортировку твердых бытовых отходов берут и сегодня, она входит в состав оплаты на «содержание и ремонт жилого помещения», которую мы платим управляющим компаниям. Другой вопрос – что они делают на эти деньги. 

– Как только услуга по обращению с твердыми коммунальными отходами перейдет в разряд коммунальных,  плата за сбор и вывоз бытовых отходов должна быть исключена из перечня услуг и работ по содержанию общего имущества в многоквартирном доме. По предварительным расчетам, рост в платежке в среднем составит 5 %, – поясняет Баирма Цыбендоржина. – Причины возможного роста тарифов в целом – это затраты на сбор и транспортировку и захоронение, плюс к этому инвестиционная составляющая на объекты обращения с отходами.

Иначе говоря, новая система требуется для того, чтобы навести порядок в этой сфере. Чтобы в Бурятии появилась организация, которая возьмет на себя ответственность за своевременный сбор, транспортировку и утилизацию мусора, обеспечивая при этом права населения на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду при работе с отходами. Думается, от такого цивилизованного подхода к мусорной проблеме должны выиграть все жители республики.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^