08.04.2018
Недавно созданное ведомство ввело новые поборы для граждан

Скандальная ситуация, которая развернулась на Байкале и на других водоемах республики, дошла в итоге до высшего республиканского уровня. Конфликт заключается в противостоянии между жителями прибрежной зоны Байкала и Бурприроднадзором.

Рыбацкая доля

Как жалуются рыбаки, представители данного ведомства фотографируют их машины на льду водоема и потом налагают штрафы. В ход идет статья 8.42 КоАП России, где установлены штрафы на граждан – от трех до четырех с половиной тысяч рублей. Статья карает за нарушение режима деятельности на прибрежной защитной полосе водоема, в водоохранной зоне и т. д.

Отметим, что в водоохранных зонах автомобиль имеет право передвигаться только по дорогам с твердым покрытием. Это же касается стоянки. 
Исключение федеральными властями сделано только для специальных транспортных средств. 

Конфликт накалился до предела. Ведь дело касается не только зимней рыбалки. Есть опасения, что Бурприроднадзор будет  наказывать и тех, кто будет вывозить на машине сено с сенокосов или урожай картофеля с полей. 

Щекотливость ситуации заключается в том, что граждане бы и рады все делать по букве закона, но это невозможно. Думаете, что дорога с твердым покрытием подходит к каждому полю и сенокосу по восточному берегу Байкала, по берегам других водоемов? Мягко говоря, это не совсем так. 

Тем не менее выезжать на ледяной водоем, парковаться там можно только по правилам. Но в то же время госорганы, если наказывают человека, должны иметь весомые доказательства вины.

То есть теоретически рыбаки-любители после получения штрафов вполне могут обжаловать их в суде. И надзорное ведомство будет в зале суда обосновывать «наличие состава» – представлять доказательства, что конкретный рыбак, пока ехал на лед, пересек территорию незаконным способом (ведь все-таки существуют места, где на замерзший водоем можно попасть, не нарушив водоохранные правила). На вопрос: «Вы где съехали на лед Байкала?» гражданин-рыбак может просто промолчать, так как закон не обязывает его свидетельствовать против себя. Но нужны ли судебные тяжбы обычным сельчанам-трудягам? 

Каковы текущие итоги «ледового побоища»?

«В 2017 году в ходе рейдовых мероприятий выявлено 92 нарушения режима прибрежной защитной полосы водных объектов. Установлены факты движения и стоянки автомобильного транспорта. В данной связи соответствующие запросы направлены в МВД РБ на установление владельцев автомобильного транспорта, допустивших нарушения природоохранного законодательства, для дальнейшего привлечения к административной ответственности», – сообщили нашему изданию в Бурприроднадзоре. 

В результате вынесены постановления о назначении административного наказания по статье 8.42 КоАП РФ. 

За несколько месяцев 2018 года уже выявлено 17 нарушений режима прибрежной защитной полосы водных объектов. 

«Нам что, по воздуху передвигаться?»

Скандальный вопрос на тему, как в таких условиях теперь рыбачить, перевозить по проселкам сено, урожай с полей,  поставили ребром перед главой Бурятии Алексеем Цыденовым, когда тот был в рабочей поездке по Кабанскому району.

– Нам что, по воздуху переносить сено или урожай? Почему из-за чьих-то недоработок наказывают рублем население? – недоумевают сельчане. 

В районах республики, которые находятся в водоохранных зонах, эти вопросы самые актуальные. Доходит до смешного. Порой у сельчан с пастбищ убегают коровы. Приходится ездить на машинах по разным перелескам, искать их. А проселочные или лесные дороги зачастую, скажем так, не имеют указанного в законе твердого покрытия. И за такой поиск домашнего скота тоже могут наложить штраф.

Кабанцы с удовлетворением сообщают, что Алексей Цыденов затронул конфликт между гражданами и Бурприроднадзором на одном из планерных совещаний. Очевидцы рассказывают, что зампред правительства по безопасности Петр Мордовской пообщался на сей счет с руководителем ведомства Сергеем Щепиным, и тот обещал остановить существующую практику.

Кстати, Байкальское межрегиональное управление Росприроднадзора было создано совсем недавно – в 2017 году. И сотрудникам ведомства тоже есть что возразить. 

«В Иркутской области четко определено, где, каким образом транспорт должен двигаться по льду (водных объектов. – Прим. авт.), находиться на льду. Нарушителей наказывают. А у нас в республике – законодательный пробел. Не знаю, когда республика решит этот вопрос», – сказал Павел Шаргаев, заместитель руководителя Управления.

Он отметил, что зимой на водоемы надо выезжать исключительно в местах, где оборудованы и работают официальные ледовые переправы.

«Мы постоянно говорим, что надо делать соответствующую инфраструктуру. Например, отдыхающий приезжает на турбазу, оставляет там свою машину и пешком уходит к Байкалу отдыхать. Но стоянки на турбазах зачастую не оборудованы должным образом. Это нарушение», – говорит Павел Шаргаев.

«Дикие» туристы едут на машине непосредственно к самому Байкалу, ставят палатку прямо у водоема. И это тоже нарушение. Но, опять-таки, скорее вынужденное, чем злонамеренное. 

«Где они могут машину оставить? Где созданы нужные площадки? Их очень мало. Значит, необходимо строить. Мы говорим об этом на уровне районов, на уровне правительства», – пытается оправдать позицию ведомства  представитель Байкальского управления Росприроднадзора.

Словом, проблем много. И решать их лучше не разовыми «нагоняями» на планерке у главы Бурятии, а принятием конкретного регионального закона. 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^