22.04.2018
В Бурятии нужно урезать срок полномочий властей

Осенью республика будет избирать новый созыв Хурала. Хороший повод поговорить об урезании в Бурятии срока полномочий всех высших органов власти. И главы республики, и депутатов Народного Хурала. Целесообразно ли такое сокращение? 

Стимуляция центра

О Бурятии в Москве стараются вспоминать редко. Портится настроение. Ведь это угрюмый регион, где дети мечтают вырасти и поскорее уехать в нормальное место, где можно жить достойно и получать за свой труд адекватную зарплату. А взрослые считают гроши от зарплаты до зарплаты. На смену разочаровавшимся эмигрантам никто к нам особо не спешит. Времена, когда при СССР в республику «гнали» толпы переселенцев по распределению после вуза – давно в прошлом.  

В России никакой регион не может развиваться без хорошего внимания центра. Так отстроена система. А Бурятия за триста пятьдесят лет не привлекала большого внимания центра. Кроме единичных случаев. Итог: уровень развития и жизни республики – всегда где-то в нижней части общероссийского рейтинга. И это вне зависимости от уклада, идеологии или ФИО руководителя. 

Как сделать, чтобы центр чаще вспоминал о проблемах республики и «кидал печенюшки» в виде обещаний нового роддома, моста или асфальтирования какой-нибудь бурятской автодороги? Ответ очевиден: рост внимания к любому региону РФ идет особенно тогда, когда там война или выборы. Война никому не нужна, значит, остаются выборы. 

Под выборы «федералы» и будут вынуждены открывать закрома Родины и «кидать» Бурятии дорожные «печенюшки», социальные «конфетки-бараночки» и прочие  «кренделечки». Дабы задобрить электорат: «Мы вас помним. Идите голосуйте».

Логика проста: чаще выборы – чаще «печенюшки». Значит, выборный цикл Бурятии должен быть урезан. Республика и так является «охотницей» на федеральные подачки. Но в обычный год центр может пожадничать. В выборный же период этим московским скрягам у сундуков с нефтегазодолларами, повторим, деваться будет некуда. 

«Удлинение» полномочий

Чтобы чаще делать выборы, требуется внести изменения в республиканское законодательство и сократить срок полномочий региональных органов власти. У главы республики пятилетний срок полномочий. У депутатов парламента республики – тоже. Почему бы не сделать четыре года? 

К слову, почему сейчас срок именно пять лет? Потому что больше нельзя. А то в Бурятии, без сомнений, развернулись бы. Но есть «стопор» – профильный закон РФ. Сей закон РФ был принят в 1999 году, и в Бурятии тут же пошли на максимум. 

Леонид Потапов стоял во главе республики в 1994–1998 и 1998–2002 годах. Срок был четыре года. Но потом г-н Потапов руководил уже «удлиненно» – 2002–2007 годы. Вячеслав Наговицын был главой региона в 2007–2012 и 2012–2017 годах. Два срока по пять лет.

Сегодня система та же. Интересно, что в Америке срок полномочий президента страны составляет четыре года, и его никто не «наращивает». Но в Бурятии первые лица, видимо, круче президентов США.

Когда «удлиняли» полномочия, надеялись, что это придаст развитию Бурятии новую динамику, улучшит управление регионом, повысит быстроту и качество решения острых проблем. Дескать, пять лет – это не быстротечные четыре года, будет время для спокойной работы, без оглядки на надвигающийся выборный цикл. Что ж, надежды не оправдались. Дополнительный год полномочий не привел ни к какому рывку вперед или повышению ответственности власти.  

Более того, есть чувство, что после «удлинения» застой в толще бурятской бюрократии усилился. Мол, чего «рвать когти» и «лезть из кожи»? Выборный цикл у главы еще далеко. Суетиться будем попозже.

Широкой поддержки нет

Изменения в законы республики вносят депутаты Хурала. Мы выяснили позицию некоторых народных избранников. Идея сократить сроки своих же полномочий, конечно же, не нашла большой поддержки.

«Пять лет – это тот срок, когда депутат Хурала, тем более вновь избранный, вникает в законодательную деятельность, становится профессионально полноценным законодателем республики. Четыре года, я считаю, срок маленький. Пять лет – это оптимальный срок для эффективной, хорошей работы», – сказал о Хурале депутат Леонид Селиверстов.

Тем временем отметим, что в тех же Штатах полномочия члена палаты представителей Конгресса – только два года.

«Может быть, у них все отработано и это более эффективно в Америке. Мы же другая страна», – возразил депутат. 

Для главы Бурятии четыре года полномочий он тоже назвал недостаточным. 

Депутат Виктор Малышенко, зампред комитета Хурала по госустройству, также высказался против сокращения сроков полномочий парламентариев. Что касается главы республики, то в этом вопросе Малышенко просит обратить внимание вовсе не на сроки: «Вместо таких косметических мер «сюда добавили, там убавили» задача всех органов госвласти – обеспечить честные, открытые, прозрачные выборы. Вот чему надо придавать значение, а не срокам полномочий».

Александр Стопичев, глава комитета Хурала по социальной политике, полагает, что урезание сроков главе и депутатам Хурала нецелесообразно.  

По мнению Татьяны Берлиной, депутата от ЛДПР, в сокращении сроков полномочий представителей Хурала нет смысла. Но вот по главе Бурятии, считает депутат Берлина, вопрос годичного сокращения рассмотреть можно. 

Интересно, что ни один из опрошенных нами респондентов не смог обосновать свое мнение конкретными фактами. К примеру, когда мы задали вопрос депутату Селиверстову: «Придало ли годичное наращивание срока полномочий дополнительную динамику Бурятии?» он ответил весьма пространно и размыто: «Я не готов однозначно сказать. Нужен анализ, статистика, какие-то дополнительные критерии». 

Но какие бы ни были мнения, факт остается фактом. Выборы проходят, и интерес Москвы к Бурятии сразу падает. Со всей ее байкальской проблематикой, бегством населения, гнилыми теплосетями, дурной экологией, криминалом, безработицей, детьми без детсадов, тарифами, бедностью и школьниками-самоубийцами. И нужно использовать все меры, для того чтобы изменить эту ситуацию. 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^