21.04.2018
Как показал лесопатологический мониторинг, на конец прошлого года 1,1 миллиона гектаров бурятской тайги имели нарушенную или даже утраченную устойчивость

Практически все поврежденные насаждения по Бурятии относятся к Байкальской природной территории, большая часть которых находится в непосредственной близости от берега озера Байкал, то есть относятся к объектам, которые расположены в водоохранных зонах.

Среди «болевых точек» – насекомые-вредители. 

Например, в результате новых очагов сибирского шелкопряда в 2017 году произошло общее заметное увеличение площади очагов хвоегрызущих вредителей – до 18 тысяч гектаров.

На конец года в лесном фонде Бурятии действовали очаги вредителей и болезней леса на общей площади 30,6 тысячи гектаров.

Из-за благоприятных условий в Кижингинском районе популяция сибирского шелкопряда даже перешла на однолетний (!) цикл развития. Традиционно этот вид имеет двухлетний цикл.

«Гусеница вышла весной, напиталась, окуклилась, из куколки вышла бабочка. Бабочка отложила яйца и к осени из них опять появились гусеницы. Этот цикл «гусеница-гусеница» проходит за один год. Получаем количество гусениц в два раза больше, грубо говоря. В обычных условиях это растянулось бы на два года. Наибольший вред наносит гусеница – только гусеница ест хвою», – говорят специалисты Центра.

В Закамне зафиксирована большая численность непарного шелкопряда. Там вредитель в бодром состоянии, но, правда, не перешел на убыстренный однолетний цикл. Это второй очаг данного вида.

«Первый же был обнаружен весной прошлого года на границе Джидинского, Гусиноозерского, Кяхтинского лесхозов, на лиственничнике. Но он ушел в зимовку, по сути на убывающей стадии. 

Потому что в августе, осенью были ранние заморозки и шли дожди. А он этого не любит. Если весной там была численность в несколько сотен гусениц на одно дерево, то осенью – буквально единицы. Там непарный шелкопряд ослаблен, но по Закаменску этого не произошло», – отмечают лесопатологи.

По 2018 году специалисты подчеркивают важность характера весны-лета. 

При благоприятных погодных условиях (сухие, теплые месяцы, когда нет дождей) в нынешнем году можно ждать нарастание численности насекомых-вредителей, усиление повреждаемости насаждений, а также появление дополнительных очагов массового размножения. 

В соседней Иркутской области и Красноярском крае зарегистрированы очень большие очаги. В прошлом году против шелкопряда использовали авиационные методы борьбы. В этом году отчаянная борьба там продолжится.

По Бурятии в текущем году привлечение авиации пока не планируется. Тем более для этого требуется 50-процентное софинансирование затрат из республиканского бюджета. Да и в природе очень развиты механизмы сдержек и противовесов. У шелкопряда есть немало природных врагов. 

В Центре защиты леса вспоминают интересный случай, который был в Бурятской АССР во времена руководства Андрея Модогоева.

В Окинском районе произошла крупная вспышка шелкопряда. Было решено начать обрабатывать тайгу с самолетов. В соседний Тункинский район пришла техника, химикаты. Но один ученый ранней весной выехал на тайгу, взял образцы, изучил популяцию вредителя и стал говорить, что авиаобработку делать не надо, так как очаг ослабнет и без этого.

Шелкопряд оказался на 70–80 процентов заражен различными паразитами. Ученый дошел до Модогоева, чтобы остановить самолеты. И атака на шелкопряда была отменена.

Прогноз ученого полностью оправдался.

В современное время работа на территории патологических очагов натыкается на юридические ограничения.

«По существующему положению статьи 104 Лесного кодекса РФ все сплошные рубки, в том числе и сплошные санитарные рубки, на данных территориях запрещены. Это не позволяет своевременно провести необходимые лесозащитные мероприятия на данных территориях, происходит накопление внелесосечной захламленности», – говорят в «Центре защиты леса Республики Бурятия».

Специалисты констатируют: основными факторами повреждения и гибели насаждений являются лесные пожары.

Служба информации «Номер один».
^