23.04.2018
Фермеры-одиночки и ЛПХ Бурятии проигрывают гигантам

В Бурятии среди всех, кто производит сельхозпродукцию, самые уязвимые – маленькие и средние хозяйства. Объединившись, можно стать гигантом. Но фермеры предпочитают выживать каждый сам по себе. Как считают эксперты, это верный путь к разорению. 

Фермер Зоригто Иванов уверен: сейчас «большинство фермеров нашей республики находятся в ситуации, когда их небольшим хозяйствам невозможно произвести готовую продукцию». В качестве примера приводит животноводство. 

«Корова, которая ходит на поле, является готовым продуктом? Нет. Надо провести первичную переработку, то есть убой. Убойных цехов достаточно мало. Большинство фермеров производят подворовой убой. Далее получаем четверть туши, справку второй формы. Проходя санитарный контроль – справку четвертой формы, и с ней фермер имеет право продать мясо в любое место», – отмечает Зоригто Иванов.

У сельчан, которые занимаются личным подсобным хозяйством, положение грустнее. Им остается лишь жаловаться, что, когда они сдают продукцию перекупщикам на рынках Бурятии, им не дают нормальную цену – как правило, она на 30–40 рублей за килограмм ниже желаемой.

Фермер констатирует, что небольшие хозяйства Бурятии не имеют возможности превратить свою продукцию в конечный продукт, который можно выставить на полку супермаркета. 

«Назвать тушу или четверть туши готовой продукцией сложно. Но для переработки в готовую продукцию необходимы цеха, для создания которых нужны финансовые возможности. Большинство наших мелких предприятий, хозяйств не имеют возможности создать свои цеха. Посему вынуждены сдавать перекупщикам», – не скрывает правду Зоригто Иванов.

В Бурятии есть программы по финансовой поддержке потребительских кооперативов и других объединений. Но большинство фермеров республики объединяться не спешат.

Так что, как бы мелкие фермеры, владельцы ЛПХ, не жаловались на недостаточные закупочные цены перекупщиков, все эти годы последние были спасением для них. 

Мест, где земляки не против объединиться, в Бурятии немного. 

«В Закаменском районе объединили в кооператив всех фермеров, которые производят молоко, – две семейные фермы, третья на подходе, около десяти достаточно крупных фермеров. Построили цех по переработке, получили сертификаты. На сегодняшний день рынок города Закаменска они «закрыли». Йогурты, творог, молоко пастеризованное. У них сейчас стоит вопрос, как выйти на город Улан-Удэ. Им уже требуется спецтехника, рефрижератор. Есть такие кооперативы», – говорит Светлана Кобылкина, начальник отдела развития сельских территорий и малых форм хозяйствования минсельхоза Бурятии.

Объединяться сельские производители могут для разных целей. 

Допустим, в Еравнинском районе сельскохозяйственный потребительский кооператив намерен организовать модульный (некапитальный) убойный цех. Хотят участвовать в конкурсе на получение господдержки.

«ЗАО «Комсомольский» организовали сельскохозяйственный потребительский кооператив. Идут на конкурс. Стоимость проекта – 16 миллионов рублей. Туда входит весь комплекс, со всем подключением, с водой и так далее. Это кооператив – люди, которые пришли к выводу, что одним не справиться с какой-то проблемой, и объединились. Объединилось крупное хозяйство и средние фермеры в ближайшей округе. Вместе делают этот убойный цех. Но вопрос в том, что не все готовы объединяться в кооперативы. Сегодня это первичная проблема, которую необходимо решать», – подтверждают в минсельхозе. 

Как считают эксперты, в Бурятии без объединения не будет большого сельского прогресса. Ведь, в отличие от центральной России, в республике превалирует производство продукции села именно в малых формах хозяйствования (личные подворья, фермерские хозяйства, мелкие сельхоз-ИП). 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^