06.05.2018
В Улан-Удэ 82-летний водитель, которого за 60 лет ни разу не штрафовали гаишники, поделился секретами безаварийной езды

В его больших натруженных шоферских руках надежно лежали и солдатская винтовка, и руль «ленд-лизовского» американского тягача «Студебеккер». Улан-удэнец Иван Антонович Мисюркеев в начале 50-х годов служил в Порт-Артуре – советской военно-морской базе в Китае. Там же получил и первые китайские права. Сегодня водителю первого класса со стажем в 60 лет полных 82 года.

Он до сих пор водит свою машину, практически каждый день. И удивительно, что за все это время его ни разу не штрафовали на дорогах сотрудники ГИБДД. Что уж говорить, если он ни разу не попадал в аварии по своей вине. Мы решили встретиться с автомобильным асом из Улан-Удэ, который поделился с читателями «Номер один» советами по безаварийной езде.

50 машин за карьеру

За все время своей долгой 60-летней шоферской карьеры Иван Мисюркеев поменял порядка полсотни машин. Правда, почти все они были государственные. Тягачи, грузовики, автобусы. Из личных – только «жигули». Первую «копейку» он приобрел в 1974 году. Вторая была «шестерка», на которой он ездит до сих пор, причем и ремонтирует собственноручно. Как привык это делать со всеми машинами, на которых ездил. Ведь он не только водитель, но еще и автомеханик. Ну, а первую свою машину он запомнил хорошо.

– В 1954 году я служил в Порт-Артуре в Китае, время тогда было напряженное, только закончилась Корейская война, но мы были готовы к новой войне, – рассказывает Иван Мисюркеев. – Тогда я прошел краткосрочные курсы на водителя трехосного тягача «Студебеккер». Это была моя первая машина.  Кабина у американца была большая, но немного холодновата была зимой. Хотя тягач мне нравился и был поудобнее наших машин.

В 1956 году его воинскую часть передислоцировали в Подмосковье, и молодому водителю пришлось второй раз учиться на водительские права уже в СССР.  Эту учебу он вспоминает до сих пор, именно тогда были заложены основы его многолетней безаварийной езды. Сдав экзамены на отлично, Иван затем стал возить генерала с военного аэродрома имени Фрунзе. После демобилизации он вернулся в Бурятию и всю свою трудовую жизнь посвятил перевозкам, в основном людей, грузов, продуктов. Например, в 60-е годы он возил продукты на север Баргузинского района.

– Тогда дороги со Стрелки до Верхней Березовки и до Турунтаево не было, там стоял лес, а в тот же Баргузин добирались мы вкруговую, через три паромные переправы – в селах Татаурово, Турка и Усть-Баргузин, – вспоминает Иван Антонович. – Ведь ни мостов, ни хорошей дороги в то время там не было.

Дорожная дисциплина

Еще дальше лежал путь водителя – на север Баунтовского района, куда он также возил продовольствие, добираясь до места за неделю. Все возникающие в пути поломки (а советские машины ломались часто) он исправлял сам. По крайней мере за всю карьеру его ни разу не везли обратно на буксире.  И главное правило, которое вынес он из этих поездок по косогорам, в слякоть и дождь, как поется в известной песне, –  «крепче за баранку держись, шофер».

«Крепче» означает не только брать руль двумя руками, но и быть в ясном сознании в любое время суток. Если это ночной рейс, то обязательны регулярные перерывы в пути – выйти из машины, размяться и снова в дорогу. Если это не помогает, необходимо искать ночлег. Чтобы не заснуть за рулем. Еще одно правило – за сутки до поездки организм должен полностью очиститься от алкоголя, поэтому ни одной рюмки в воскресенье, когда в понедельник тяжелый рейс, он себе не позволял. Все эти правила и инструкции давным-давно, что называется, написаны кровью погибших.

Затем он, уже водитель первого класса, работал на Улан-Удэнском предприятии ПАП-2, стажировал шоферов автобусов, отправляющихся с пассажирами в рейсы по районам. И, по его словам, одна из причин сегодняшнего роста аварийности – исчезновение института стажировки, ведь сегодня человек, лишь получивший водительские права, уже занимается перевозками пассажиров. Хотя полноценного опыта еще не получил.

Немаловажное значение ветеран придает дорожным знакам. По его словам, главное, «чтобы глаза не замыливались». Особенно в городе, который он изучил как свои пять пальцев. Голова, по его словам, всегда должна вертеться направо, налево и смотреть в оба зеркала, особенно при перестроениях и движении задним ходом. И, конечно, главное –аккуратно маневрировать на дорогах и соблюдать скоростной режим, ограничиваясь скоростью не более 50–60 километров в час по городу.

– Эта ведь именно та скорость, когда можно будет либо объехать, либо остановиться на дороге, когда неожиданно перед вами возникает препятствие, – убежден водитель. – При 70 километрах в час, с которой ездят многие по городу, уверенные, что камеры их не зафиксируют, экстренно затормозить будет гораздо сложнее.

Карающее око

Удивительно, но соблюдение этих простых правил и огромный опыт вождения привели к тому, что Иван Мисюркеев никогда в жизни не попадал по своей вине в ДТП. Более того, за полвека его ни разу не штрафовали гаишники! Но прогресс не стоит на месте. Даже суперопыт и профессионализм оказываются бессильными при работе нового класса видеокамер, которые заточены на фиксацию двойственных траекторий движения автомобилей.

И вот в прошлом году Ивану Мисюркееву впервые в жизни пришло «письмо счастья». В Улан-Удэ, на площади Советов, двигаясь в плотном потоке машин, когда начал мигать зеленый, он едва успел остановиться перед стоп-линией на пешеходном переходе. Опыт водителя не позволял ему двигаться дальше, заезжая на перекресток и создавая помехи другим. Но и экстренно остановиться они не мог, создавая аварийную ситуацию, поскольку сзади подпирали другие автомобилисты. И стоп-линию, видимо, едва коснулся бампером. Штраф! Впрочем, мы же все понимаем, что все эти камеры на пешеходных перекрестах абсолютно не имеют никакого отношения к безопасности дорожного движения. Их задача проста – выколачивать деньги! Когда даже асы вождения в условиях плотного городского потока попадают на штрафы.

Тем не менее основной принцип, по словам Ивана Мисюркеева, остается неизменным: машина – объект повышенной опасности для всех участников дорожного движения, и главное искусство состоит в том, чтобы проехать из точки А в точку Б с минимальными потерями. А лучше всего вообще без них.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^