20.05.2018
В Бурятии растет число без вести пропавших людей

Совсем недавно в Улан-Удэ закончились, пожалуй, самые масштабные народные поиски пропавшего малыша Дамира Сагдеева. Каждый человек из многочисленной армии добровольцев искренне верил, что мальчик найдется живым. К сожалению, вышло иначе. Страшно подумать о том, что в республике ежегодно насчитывается тысячи пропавших без вести людей. Куда они пропали, живы или нет сейчас, остается только гадать. 

Ни один экстрасенс не помог

К сожалению, невиданная доселе сплоченность добровольцев не помогла. Пропавший малыш был найден мертвым в реке. Но эти поиски запомнятся всей республике навсегда. 

Начальник бюро регистрации несчастных случаев Чимита Балданцыренова рассказывает: только в первый день поисков полицейским вызвались помочь порядка шестисот человек. 

Кстати, на примере недавних поисков пропавшего малыша можно еще раз увидеть, насколько в Бурятии люди верят в помощь потусторонних сил. И это касается не только поисков Дамира. Обезумевшие от горя люди обращаются и к шаманам, и к экстрасенсам, и к ясновидящим всех мастей. При этом полицейские сами ни разу не обращались за помощью к потусторонним силам. Но они проверяют версии ясновидящих по просьбам родственников.  

– Могу сказать, что у нас в Бурятии не было такого, чтобы кто-то из экстрасенсов или людей, обладающих какими-то способностями, нам какую-то помощь оказал. Ни одна выдвигаемая ими информация в итоге не подтвердилась, – уверяют инспекторы БРНС. 

Отметим, что самое частое «видение», которое описывают экстрасенсы, – это то, что потерявшийся человек жив-здоров, но удерживается кем-то насильно. На самом деле в Бурятии таких преступлений, как похищение людей, практически не бывает. 

То есть зачастую надежду людей отыскать пропавших родственников живыми подогревают искусственно. И, как правило, не бесплатно. Истина оказывается намного прозаичнее и страшнее. К примеру, так называемые «пленники» могут утонуть в реке или исчезнуть в тайге. В этом случае даже останки людей могут найти лишь через несколько лет либо вообще не найти никогда. 

– В Селенге много затонов, где можно зацепиться за что-то. Тело могут объесть рыбы, причем так, что даже фрагментов одежды не остается. А если труп уносит в Байкал, то отыскать будет еще сложнее, – говорит Чимита Балданцыренова.  

Дети уходят жить к бомжам

Последние несколько лет число потерявшихся людей стремительно растет. Так, если в 2010 году было 1265 заявлений о розыске пропавших без вести, то в 2016 году таких заявлений было уже 2737, в 2017-м – 2578. В текущем 2018 году уже подано 792 заявления.

Есть и специальный рейтинг по числу пропадающих и количеству найденных людей. Бурятия находится где-то в конце списка: на 65-м месте среди всех регионов, то есть люди у нас теряются часто и находятся далеко не всегда.

Есть и специальный рейтинг по данному показателю. Бурятия находится где-то в конце списка: на 65-м месте среди всех регионов, что говорит о том, что люди у нас теряются часто.

В полиции рост числа без вести пропавших связывают с тем, что Бурятия числится в разряде депрессивных регионов. Кстати, на этот аспект ссылаются и те, кто пытается объяснить всплеск числа суицидов. Люди с таким низким уровнем жизни, как в нашей республике, впадают в депрессию, отчаяние. И от безысходности могут в одночасье бросить все и уйти из дома. Среди них есть и те, кто скрывается от коллекторов. Дальше – алкоголь, бродяжничество, смерть. 

В Бурятии чаще всего из дома уходят подростки. На втором месте – взрослые мужчины и только затем женщины. Львиная доля из общего числа потерявшихся – это те люди, которые ранее уже неоднократно пропадали. Кто не прочь уйти в загул, побродяжничать. Но если раньше такая тенденция касалась только взрослых, то теперь все больше подростков ведут себя по такому же сценарию, а порой могут даже переплюнуть взрослых. Дети не просто уходят из дома и ночуют у своих друзей. Они примыкают к группе бомжей и точно так же, как взрослые «товарищи», живут в канализационных люках, побираются. Трудно представить, что же творится у детей дома, если они выбирают такую жизнь взамен своей, с виду вполне благополучной.

– Если в прошлые годы было много детей, которые сбегали из детских домов и специализированных учебных заведений, то сейчас основная масса – это «домашние» дети. Из нормальных, хороших семей. Они живут в достатке. И даже учатся хорошо. Что их заставляет уходить из дома – большой вопрос, – признается Чимита Балданцыренова. 

В поисках приключений

Как говорят инспекторы БРНС, не раз были случаи, когда весьма таинственным образом пропадали сотрудники детских садов или преподаватели школ.  

– Был такой случай, когда потерялся преподаватель одной из районных школ. Он приехал в город на встречу выпускников, но домой не вернулся. Все обстоятельства как будто указывали на то, что, возможно, имел место криминал. Но поиски никаких результатов не дали. Через полгода он сам появился в отделе полиции. Рассказал, что в тот вечер он сел в электричку и решил попутешествовать по стране. Он останавливался в разных городах, там подрабатывал, в том числе на вокзалах грузчиком. Затем ехал в следующий город, а потом снова и снова, – вспоминает случай из практики Чимита Балданцыренова. 

Стоит отметить, что преподаватель уже в солидном возрасте, но это не помешало ему ощутить вкус свободы и приключений. Правда, непонятно, почему своим близким все это время он не давал никакой весточки. Нечто похожее приключилось и с сотрудником детского сада, который также вдруг исчез, а позже выяснилось, что все это время он находился в другом городе. Что заставляет педагогов, воспитателей детсадов делать такие бесшабашные поступки? Быть может, сказывается мизерная зарплата, а соответственно, и низкий уровень жизни и серые однообразные будни? 

Некоторые из историй и вовсе заслуживают написания романа. Так, один из молодых парней ушел в армию, а потом исчез. Родственники, жена молодого человека объявили в розыск, но спустя больше десяти лет безрезультатных поисков его уже не чаяли увидеть живым. Как выяснилось позднее, во время службы парня на Кавказе его взяли в плен. Жить приходилось в какой-то яме, питаться чем придется. Мужчину заставляли пасти скот в горах, помогать по хозяйству. Однако спустя какое-то время пленник стал для семьи кавказцев родным человеком. Дошло до того, что он женился на дочери своего хозяина, появились дети. Понятно, что теперь уже не шло речи о том, что он пленник.  Когда мужчина живой и невредимый появился на родине, чтобы проведать родных и близких, они были шокированы, услышав такой рассказ.  

Но далеко не все истории исчезновения заканчиваются позитивно. Так, пропавшая в 2000- годах пятилетняя девочка, как выяснилось, была похищена цыганами. Бездетная пара, проезжая вместе с табором мимо одного из сел Бурятии, забрала с собой девочку, гуляющую во дворе. Но спустя какое-то время девочка серьезно заболела. Несмотря на то что похитители отдали ее на лечение в одну из улан-удэнских больниц, пережить пневмонию малышка не смогла и скончалась. 

Еще одна исчезнувшая решила найти пристанище в монастыре. Но прятаться здесь ей удалось недолго. К тому времени, как ее обнаружили сотрудники полиции, она доживала последние дни – у нее был рак четвертой степени. 

Есть и более короткие, но от того не менее трагические истории. Так, был случай, когда выходец из села приехал в город к сестре и сразу объявил, что жить ему незачем, без работы и денег он больше не может. Мужчина сам себе назначил дату смерти: мол, исполнится 50 лет, повешусь. Родственники не поверили этим словам, но сельчанин сделал все в точности так, как планировал. Его тело нашли в лесу. 

Ушли навсегда

Практика показывает: большинство из объявленных в розыск все-таки находятся. Чаще всего людей отыскивают в первые десять дней или месяц. Но есть и те, кто исчезли без следа, и по сей день никто не может сказать, где эти люди, живы ли они. На сегодняшний день почти 400 без вести пропавших человек так и не найдены (если быть точнее, 399). 

Так, в 2012 году бесследно исчез со своего двора в частном секторе шестилетний мальчик Доржо Шойдоров. Он попал в общероссийский список бесследно исчезнувших людей. Известно, что мальчик страдал аутизмом. В поисках малыша полиция и волонтеры прочесали все окрестности. Обсуждались самые разные версии, вплоть до похищения. Мама мальчика предлагала крупное вознаграждение за информацию о местонахождении ее сына. Однако вот уже шесть лет о судьбе малыша ничего не известно. 

По сей день находится в розыске Раиса Баландина, которая в 2011 году также ушла из дома по улице Комсомольской и не вернулась. По словам дочери, Раиса Савельевна никогда раньше из дома просто так не уходила. Обычно предупреждала мужа или дочь. С собой у потерявшейся были только мобильный телефон и ключи от квартиры. 

Отметим, что в СМИ были публикации, в которых дочь женщины сообщала о том, что в полиции потеряли дело ее матери. Так это или нет, судить не нам, однако на нашу просьбу предоставить информацию по данному случаю нам так и не смогли. Не помогли ни официальный запрос министру МВД по РБ, ни беседы сразу с несколькими инспекторами, каждый из которых перекидывал наш вопрос на другого человека, а затем мы снова слышали одну и ту же фразу: «Информацией не владею». Складывается впечатление, что Раиса Баландина ушла не только из дома, но и из памяти полицейских. 

Также бесследно исчезла 54-летняя Светлана Крахина, которая ушла из дома в 2013 году и по сей день не вернулась. 

Где сейчас находятся все эти 400 так и не найденных человек? Быть может, они стали жертвой ДТП или другого криминального деяния? Или они живы, но намеренно прячутся от близких, имея на то свои причины? Возможно, истины уже никто и никогда не узнает…

Василиса Шишкина, «Номер один».
^