25.05.2018
Народный Хурал пятого созыва уходит в историю

Народный Хурал через месяц завершает свою работу. Нынешний состав регионального парламента запомнился жителям республики целым рядом резонансных событий, например, с переизбранием в течение пятого созыва председателя Народного Хурала. Тем не менее на работоспособность законодательного органа это никак не повлияло, поскольку кадровый костяк Народного Хурала оставался прежним.

«Номер один» побеседовал с председателем, пожалуй, наиболее активного в Народном Хурале комитета по государственному устройству, местному самоуправлению, законности и вопросам государственной службы, автором нескольких громких законодательных инициатив Борисом Ботоевым.

Главное – законы

– Борис Николаевич, сегодня в обществе продолжается дискуссия о том, как оценивать результаты работы депутатов Народного Хурала. Кое-кто считает, что это зависит от того, сколько праздников провел народный избранник на своем округе и сколько подарил подарков избирателям. А как полагаете Вы?

– Считаю, что работа на округе и для депутатов, избранных как по одномандатным округам, так и по спискам, безусловно, важна. И то, о чем вы говорите, стало уже традицией – подарки, чествования, прием граждан по бытовым вопросам. Но все же основой деятельности депутата считаю законодательную часть – разработку и совершенствование законов, которые позволяют нам жить в правовом поле и оперативно реагировать на меняющуюся обстановку, в том числе в связи с регулярно изменяющимся российским законодательством в рамках полномочий субъекта Федерации.

– Как много законопроектов разработал ваш комитет и Вы лично?

– Из 881 законопроекта, которые рассмотрел Народный Хурал, по инициативе нашего комитета по законности и государственному устройству было принято 281, иначе говоря, каждый третий закон – это был наш. А всего в Народном Хурале, напомню, работает шесть комитетов. Из них по моей инициативе было принято больше всех законов в Народном Хурале – 86.

Хочу особо отметить только базовые законы. Например, мы приняли закон «О контрольных полномочиях», который направлен на укрепление существующего в республике конституционного принципа разделения властей. Также принят закон «О депутатском расследовании Народного Хурала РБ», которым обеспечивается контроль исполнительных органов государственной власти. В том числе для устранения причин и последствий, послуживших основанием для инициации депутатского расследования.

В законе о некоторых вопросах деятельности нотариата мы установили новые требования к нотариальной деятельности, правам самих нотариусов и граждан, пользующихся их услугами. В законе о статусе депутата Народного Хурала мы предусмотрели ответственность депутатов за систематическое непосещение заседаний парламента и его органов без уважительных причин, повысив дисциплину.

Достучаться до Госдумы

Отмечу и закон «О некоторых вопросах участия граждан в охране общественного порядка в Республике Бурятия». В результате реализации закона в республике действует 244 добровольные народные дружины и 2120 дружинников. Предотвращено более трех тысяч преступлений, из них раскрыто 227. Вот это пример работающего закона.

– Но ведь есть законы, которые просто не работают...

– Да, часто законы принимаются, а потом не функционируют, просто лежат. И мы в 2013 году приняли закон о мониторинге правоприменения нормативных правовых актов.  За три года выявили 22 таких закона, которые необходимо поправить, привести в соответствие, как говорится, вдохнуть в них вторую жизнь.

– Как известно, остается целый ряд задач, которые в виде законов решаются только на  федеральном уровне. Есть ли реальная возможность регионалов влиять на коллег в Госдуме и Совете Федерации?

– Мы можем направлять законодательные инициативы, поскольку на местах часто видим, что федеральные законы либо не работают, либо имеются пробелы в законодательстве. Например, когда несколько лет назад мы столкнулись с гибелью граждан в не предназначенных для купания водоемах, предложили внести административные санкции за плавание в неразрешенных местах. Но нас тогда не поддержали. Инициатива в целом получила поддержку, но не хватило лишь 26 голосов для прохождения законопроекта.

Или на выборах мировых судей нам каждый раз предлагают одного кандидата в мировые судьи, получаются выборы без выбора. Я предложил, чтобы на федеральном уровне этот пробел был исправлен. Также не отрегулирован вопрос нагрузки на мировых судей. Есть ведь районы, где в результате массовой миграции населения нагрузка на мировых судей превышает все мыслимые пределы, например, в Иволгинском районе. И тогда о каком качестве работы судей можно вести речь?

Однако увеличить число судей мы не можем – они рассчитываются по нормативам в рамках целого субъекта. Мы предлагали внести изменения в законодательство о мировых судьях, чтобы решить эту проблему за счет увеличения числа судей в конкретных, перегруженных районах, но нас не поддержали. 

К сожалению, в Госдуме у нас нет лоббистов, способных продвинуть нужные для республики и страны в целом законы. Поэтому мы решили действовать также через федеральный Совет законодательных органов. Там работают юристы, способные усматривать перспективу прохождения законопроектов через препятствия федеральных законодательных органов. И если они дают заключение, что инициатива проходная, то мы рассматриваем этот законопроект и далее рассматриваем на сессии. И недавно мы соответствующие изменения внесли в наш регламент, чтобы наша работа приносила видимый результат.

Опыт прежде всего

– Тема VIP-пенсий весь этот созыв была, что называется, долгоиграющей. На Ваш взгляд, все ли было сделано в этом направлении?

– Мое мнение всегда было однозначным: столь высокие доплаты к пенсиям тяжким бременем ложились на бюджет, и я выступил с инициативой по увеличению стажа работы на некоторые госдолжности для получения доплат. Но тогда некоторые коллеги меня не поддержали. Тем не менее закон был принят, а впоследствии сами доплаты были уменьшены.

Добавлю, что мы провели в пятом созыве девять заседаний комиссий по противодействию коррупции, рассмотрели 58 законов республики и постановлений Народного Хурала. В 70 процентах проверенных документов обнаружили коррупциогенные факторы и несоответствия федеральным законам. Которые затем устранили в ходе работы Народного Хурала. В основном это были законы, принятые в прошлых созывах.

– В этом созыве депутаты так и не приступили к процессу сокращения депутатского корпуса, о чем говорилось давно. А что думаете Вы по этому поводу?

– Я всегда выступал за сокращение Народного Хурала. Все-таки 66 человек – это много. Возьмите ту же Иркутскую область, где 45 законодателей, или Забайкальский край, где работают 50 человек. Думаю, что нам где-то необходимо сократить до этого количества. И оставить 33 депутата-одномандатника, а депутатов-списочников сократить наполовину.

Идеальным вариантом был бы профессиональный парламент из 25 человек. Хотя я слышал мнение, что это якобы обойдется дороже, чем сегодняшний. Но это полнейшая ахинея, люди просто считать не умеют. Ведь на деятельность каждого депутата уходит более 100 тысяч рублей в месяц. Неужели 25 депутатов могут перекрыть по расходам 66 депутатов? Однако депутаты решили не приступать к этому вопросу, может, новый состав Народного Хурала вернется к нему.

– Что Вы думаете по поводу разговоров об обновлении Народного Хурала, приходу туда молодежи?

– Здесь важно не наломать дров с этой идеей. Ведь результативность работы парламента можно легко снизить, посадив в Народный Хурал на ключевые должности вчерашних выпускников, людей без жизненного опыта, профессиональных знаний. Пока они будут входить в курс дела, время уйдет. И в будущем не ясно, какими законодателями станет «компьютерная» молодежь.

Что-то у поборников «омоложения» не возникало вопросов, когда выбирали президента РФ, когда в отставку отправили самого молодого федерального министра Никифорова. Считаю, что пока как раз возрастные депутаты делают погоду в Народном Хурале, такие как Леонид Белых, Матвей Баданов, Анатолий Кушнарев, Александр Стопичев, Александр Попов, Виктор Аюшеев и другие – бывшие главы районов и руководители предприятий. Да вы сами это видите на федеральном уровне, в Госдуме! Там опытные законодатели выполняют основную работу, а от представителей шоу-бизнеса, артистов, спортсменов я никогда не слышал ярких выступлений и законодательных инициатив.

Замороженный суд

–  Что Вы можете сказать по поводу Конституционного суда РБ, который находился несколько лет в замороженном состоянии, депутаты не прекратили полномочия этого органа, который оказался ненужным республике?

– Предыстория этого вопроса такова. Три года назад мы провели круглый стол по этому вопросу. И так получилось, что там собрались почему-то одни поборники Конституционного суда! Соответственно, превалировало мнение, что его необходимо сохранить. И наш комитет был вынужден констатировать, что «да» – раз 80 процентов участников собрания высказались за сохранение, вот мы и прописали свою рекомендацию Народному Хуралу.

Парламент на все эти годы лишь приостановил финансирование КС РБ и не стал его ликвидировать. Однако жизнь идет своим чередом, за эти годы ни у кого из граждан Бурятии не возник повод обращаться в Конституционный суд. Также не возникло жалоб о том, что замораживание работы суда как-то отразилось на его правах и свободах. Мы в Народном Хурале в целом за 24 года наших полномочий внесли 29 изменений в Конституцию Республики Бурятия, и отсутствие суда нам никак не помешало.

Возник вопрос: есть ли смысл держаться за Конституционный суд Бурятии? И депутаты, видимо, такого же мнения, поскольку дружно проголосовали за его ликвидацию. Мы всегда считали, что Конституционный суд всегда может быть некой дополнительной гарантией обеспечения прав и свобод граждан. Но поскольку эту функцию сегодня могут выполнять суды общей юрисдикции, Конституционный суд РФ, то и смысла тратить бюджетные деньги нет, решили депутаты. При необходимости всегда можно возвратиться к вопросу возрождения Конституционного суда РБ.

Беседовал Дмитрий Родионов, «Номер один».
^