22.06.2018
Владелец «Бурятмяспрома» приговорен к условному наказанию и штрафу за содействие расхищению имущества БайкалБанка

Вынесен первый обвинительный приговор по делу о хищении имущества единственного регионального банка Бурятии –  БайкалБанка. Экс-председатель Совета директоров кредитной организации и владелец «Бурятмяспрома» Александр Венидиктов признан виновным в преступлении, предусмотренном ч. 5 ст. 33 – ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 160 УК РФ «Пособничество растрате и присвоению, совершенному организованной преступной группой в особо крупном размере, с использованием служебного положения». В приговоре Железнодорожного суда города Улан-Удэ отмечено, что преступление не было доведено до конца по не зависящим от участников обстоятельствам. 

Факт ОПГ признан

Уголовное дело было рассмотрено судом в особом порядке, так как Александр Венидиктов заключил досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием и полностью признал свою вину. 

Установлено, что в 2016 году он познакомился в Москве с группой лиц, имеющих значительный опыт работы в банковской сфере. В приговоре суда они фигурируют как «первое иное лицо», «второе иное лицо» и т. д. Но можно предположить, что речь идет о Александре Герасименко, который на тот момент был заместителем председателя правления «Арксбанка», скандально знаменитого «тетрадочными» вкладками на многие миллиарды рублей. А также о Виталии Авдееве, возглавившем впоследствии БайкалБанк, Константине Слободчикове, имеющем «опыт оперативно-розыскной деятельности» и работы в сфере банковской безопасности, и других. Обвинения в отношении них еще не рассмотрены судом, поэтому в приговоре по делу Александра Венидиктова их имена завуалированы. 

Тем не менее судом признан факт существования ОПГ – организованной преступной группы, которая изначально ставила своей целью получение контроля над БайкалБанком и хищение его имущества под видом «финансового оздоровления». Установлено, как распределялись обязанности между членами группировки. Так, «первое иное лицо» осуществляло общее руководство, координацию действий участников ОПГ, распределение доходов между ними. «Второе иное лицо» заключало от имени БайкалБанка мнимые сделки. «Третье иное лицо» курировало вопросы безопасности и конспирации ОПГ, вело обработку сотрудников банка, обеспечивало уничтожение документов и иных следов преступной деятельности. «Четвертое иное лицо» поставляло фирмы-однодневки, на которые выводились активы банка. Всего в приговоре фигурируют семь «иных лиц», каждое со своим функционалом. 

Законспирированная переписка

Между членами ОПГ была организована законспирированная связь с использованием мессенджера BRIA, сервер которого находится за пределами России. Все члены группы в переговорах и переписке пользовались псевдонимами. 

Установлено судом и то, что именно Александр Венидиктов привел в БайкалБанк этих «спасателей», по сути вкатив «троянского коня» в кредитную организацию. Сам он дал показания, что занялся поиском «антикризисных менеджеров» после звонка Вячеслава Наговицына, который был тогда главой Бурятии. Неизвестно, допрашивался ли следствием по этому поводу нынешний сенатор, но факт, что у него сработало «позднее зажигание» – он обеспокоился судьбой единственного регионального банка, когда тот уже был отключен от БЭСП (система банковских электронных платежей), а возле закрытых офисов стали выстраиваться массовые очереди.     

Для того чтобы убедить правление БайкалБанка и Национальный банк (филиал Центробанка РФ) в серьезности своих намерений, московские «инвесторы» предложили субординированный заем в размере 200 миллионов рублей, 70 миллионов рублей на выкуп дополнительной эмиссии акций, а также 100 миллионов рублей, которые Александр Венидиктов внес от своего имени в качестве «безвозмездной» помощи. 

Фиктивные сделки

Впоследствии, как уже сообщал «Номер один», эти 100 миллионов рублей были незаконно выведены из БайкалБанка при пособничестве Александра Венидиктова и вернулись в «казну» ОПГ. А в качестве условия предоставления субординированного займа было выдвинуто требование о смене акционеров и руководства банка, в результате чего он полностью перешел под контроль преступной группировки. 

Итогом операции стало заключение множества незаконных сделок по отчуждению имущества БайкалБанка – недвижимости в Москве, Московской области, Улан-Удэ, Северобайкальске, Багдарине, Таксимо, Петропавловке, Нижнеангарске, Кяхте, Кабанске, Красноярске – на общую сумму свыше 755 миллионов рублей. Все эти объекты члены ОПГ обменяли на векселя, которые изготавливались ими на привезенных чистых бланках. Прямо на месте вносились реквизиты фирм-однодневок, рисовались подписи с целью «создания образа ценной бумаги». На самом деле, как установили временная администрация и следствие, этим «фантикам» – грош цена. На некоторые даже забыли в спешке поставить печати. 

Когда Центробанк РФ вынес предписание об ограничении операций с имуществом БайкалБанка, в хранилищах последнего еще оставалось золото в слитках общим весом более 3,239 килограмма. Чтобы похитить его, члены ОПГ провернули фиктивную сделку – заключили с неким ООО «Герон» договор обмена драгметалла на акции Таганрогского комбайнового завода. Впоследствии выяснилось, что никаких акций у ООО «Герон» сроду не было, а золото по доверенности от фирмы-однодневки получил один из членов ОПГ и передал «неустановленным лицам». Для того чтобы скрыть хищение драгметалла, сотрудников БайкалБанка заставили отразить несуществующие акции в балансе. 

Утечка денег под прикрытием

Вся эта кипучая деятельность драпировалась публичными заявлениями о том, что «ситуация стабилизируется», о «новой стратегии развития банка», об «ответственных инвесторах» и о том, что «деньги ходят» (осуществляются платежи клиентов. – Прим. ред.). Озвучивал оптимистичные прогнозы и Александр Венидиктов. На самом деле деньги и имущество БайкалБанка стремительно уходили в руки ОПГ. И впоследствии потребовались большие усилия юристов и общественности в лице Союза кредиторов, заемщиков и дольщиков Бурятии, чтобы добиться признания недействительными сделок, заключенных «иными лицами». 

На следствии и в суде Александр Венидиктов признал, что осознавал незаконность действий членов ОПГ, но продолжал с ними сотрудничать. Он приговорен судом к трем годам лишения свободы и штрафу в размере 200 тысяч рублей за эпизоды с выводом из БайкалБанка 158 миллионов рублей (100 миллионов – «безвозмездная» помощь, 58 миллионов – часть средств, якобы предназначавшихся на выкуп акций). Учитывая состояние здоровья осужденного, признание им вины и содействие следствию, суд счел возможным применить условное наказание в части лишения свободы с испытательным сроком 3,5 года. А вот штраф оплатить все-таки придется…

Любопытно, что после вступления приговора в законную силу Александр Венидиктов пытался добиться пересмотра ранее принятого судебного решения о взыскании с него 100 миллионов рублей незаконно выведенной из БайкалБанка «безвозмездной» помощи. Якобы теперь открылись новые обстоятельства, и он не должен нести ответственность за эти средства, так как они были переданы членам ОПГ. Однако суд ничего нового не усмотрел и оставил решение о взыскании без изменений.   

Станислав Сергеев, «Номер один». 
^