19.10.2018
В скандальном театре развязалась борьба за равноправие

Теперь, когда у Бурятского театра оперы и балета новый директор, а увольнение худрука оперы Даримы Линховоин давно подписано заместителем бывшего директора, скандал, связанный с театром, кажется, должен утихнуть. Но, судя по тому, как появляются все новые публикации, по мнению самих артистов, носящие заказной характер, очевидно, что вопрос еще не исчерпан. 

Пока Дарима Линховоин находится в театре. Она собирается вместе с уволившимся солистом Ариунбаатаром Ганбааатаром давать сольный концерт в Брюсселе, о чем сообщила на своей странице в Фейсбук. В театре не сомневаются в ее скором возвращении на пост худрука оперы. Говорят, с новым директором – Эрженой Жамбаловой - у нее давние дружеские связи.

Но часть коллектива театра настаивает на том, что есть нечто, что новому директору важно учесть, чтобы не продолжать тихий раскол в театре. Который усилился после того, как были обнародованы данные о зарплатах сотрудников. Как выяснилось, с прошлым положением вещей категорически не хотят мириться артисты балета. 

- Мы понимаем, что нам предстоит работать в театре, и все, что мы хотим – это мира и здоровой атмосферы внутри коллектива. Но если мы не выразим свое мнение сейчас, все может остаться по-прежнему, а нас это категорически не устраивает, – говорят артисты балета. 

Неравноправие между оперой и балетом

Дело в том, что балет давно чувствует себя ущемленным.

- Если бы мы знали, какая огромная разница в зарплатах и премировании существовала в театре, мы бы не стали подписывать заявление в поддержку бывшего директора. Нам было жаль ее чисто по-человечески, а претензии Счетной палаты в отношении произведенного ремонта Театральной площади нас не трогали. Потому что это лишняя нагрузка на театр, которую должен был исполнять город. Для нас важнее то неравноправие, которое существует в театре между оперой и балетом. В прошлом году театр дал 155 спектаклей и представлений: 60% спектаклей дал балет, 20% – опера и еще 20% - это совместные концерты и сказки. При этом артисты балета получают намного меньше, чем солисты оперы, – говорит солист балета Баир Жамбалов.

Как выяснилось, во время гастролей в других городах большую часть концертной программы занимают выступления артистов оперы. 

- В двух-трехчасовом концерте балету отводятся два-три номера, в то время как оперные певцы исполняют по два-три номера каждый. Если решают концерт сократить, то обычно не церемонятся именно с балетом. Готовых к выступлению артистов просто отстраняют без объяснения причин.  И всегда это решает не режиссер концерта, а… руководитель оперы. Я работаю почти 20 лет и сейчас могу с уверенностью сказать, что это  планомерное ущемление балета, неуважение к нам. И причина тут вовсе не в желаниях публики, которая всегда хорошо воспринимает, например, когда из 25 номеров 10 исполняет балет, – говорит солист балета Булыт Раднаев. 

«Молчать больше не можем»

Вместе с коллегой Баиром Жамбаловым они пришли в редакцию говорить от лица всего балета. 

- Мы долго молчали, не хотели скандалов и дрязг, но балетный век короток, многие из нас через год-другой уходят на пенсию, и мы считаем нужным сказать, что ждем от нового руководства. В 2011 году мы поехали на Дни культуры Бурятии в Москву. В Большом театре давали гала-концерт. Худрук оперы Дарима Линховоин предложила тогдашнему художественному руководителю театра, дирижеру Азату Максутову убрать балетный номер из программы уже идущего концерта. Я помню, как Азат Барыевич ответил отказом. Сказал, что не нужно трогать балет. И после этого не прошло и полгода, как его изгнали из театра самым некрасивым образом – с обвинениями, скандалом и полицией. Не знаю, есть ли здесь прямая связь, но он посмел быть самостоятельным в решениях. 

С тех пор худруки у нас не задерживались, и каждый, начиная с Максутова, изгонялся так или иначе. Только кандидатура Юрия Лаптева, режиссера и артиста Мариинского театра, пришлась ко двору. Он работает худруком театра удаленно. Нам было сказано, что сейчас можно работать через интернет, – продолжает Булыт Раднаев.

Собственно, Лаптев, по словам артистов, балета никогда не касался, сотрудничая только с оперой. По словам артистов, в 2016 году на гастролях в Иркутске случился казус – победитель международного конкурса им. Чайковского солист оперы Ариунбаатар Ганбаатар не приехал в назначенный срок. Балет в срочном порядке направили в Иркутск на 10 дней раньше, закрывать образовавшуюся брешь. 

- Мы тогда отработали в огромном напряжении, а Ариунбаатар не приехал и через 10 дней. Вообще не приехал, и никто за это не ответил, все тихо замяли, – рассказывают артисты.

Раньше перечить руководству могла разве что известная балерина и педагог Екатерина  Самбуева. Веско и интеллигентно могла сказать Татьяна Муруева. У каждой из этих артисток балета своя история ухода из театра. После чего перечить стало некому. Как говорят артисты, много непонятного происходило в театре с людьми, которые неожиданно увольнялись. И всегда это так или иначе было связано с Даримой Линховоин. Так, на заключительном этапе работы над «Красавицей Ангарой» срочно заменили норвежского дирижера и поставили нового, который пришел за две репетиции до премьеры. Дирижер Сотников, отработавший в Большом театре 20 с лишним лет, отстранил мужа Даримы Лхасарановны от своих спектаклей. И после этого – совпадение или нет? – буквально через два месяца был уволен из театра.

- Мы сейчас читаем все, что пишут в СМИ. И знаете, пишут все, кроме самих артистов. Все выставлено в свете, как будто Дариму Линховоин кто-то изгнал из театра. Но ее никто не выгонял. Она сама приняла решение уволиться.  Никто ее не вынуждал, никто не выгонял монголов и японцев. Эту карту умело разыграли. Возможно, Эржене Зугдаровне удастся наладить связь с хореографическим колледжем. 

Историю перевернули?

Но балет никогда не отменяет спектакли. А тут все перевернули так, что Дарима Лхасарановна стала жертвой, а монгольские певцы – изгнанниками. Весь скандал завертелся вокруг этого, и приходится краснеть перед людьми за происходящее. Странно то, что певцы, никогда не писавшие на русском в соцсетях, вдруг начали активно выкладывать посты. Возможно, они чувствуют себя обязанными или информация была им неправильно передана. Но кем? Кто сказал им, что их изгоняют из театра? – задаются вопросом артисты. 

По словам артистов балета, в Бурятии всегда были победители международных и всероссийских конкурсов. Но их наставники всегда вели себя скромно, не трубили об этом тут и там. К слову, когда балетные едут на конкурсы, дорога им не оплачивается. 

- Есть ощущение, что те, кого оторвали от кормушки, устроили истерику, а страдает театр. Я очень люблю оперу, слушаю ее и не хочу, чтобы сейчас из-за возмущения вмешательством Даримы Линховоин в дела балета нас бы столкнули лбами с оперными певцами. Эти скандалы утомили всех, – говорит Булыт Раднаев. 

Его поддерживает Баир Жамбалов: «Мы просто хотим сказать о том, что нас беспокоит. Балетные артисты почти не получают званий и наград. Притом что мы очень рано уходим на пенсию, мы бы просили считать солистов балета и солистов оперы равноценными. Распределение премий и зарплат должно быть более справедливым. Да, есть артисты конкурсные, которые выезжают и получают звания лауреатов, а есть те, на которых держатся спектакли родного театра, которые работают без замены, ездят по деревням, не забывая о том, что нас ждут не только на звездных сценах. Кто-то выступит 3-4 раза в год и получает большую зарплату, а кому-то откровенное неуважение и зарплата, на которую можно только выживать.

Мальчики на побегушках

По мнению артистов, бывший директор Аюна Цыбикдоржиева всегда слушала только Дариму Линховоин. И внутри оперы много обиженных, но они молчат, потому что не хотят скандала. И то, что из театра уехал солист оперы Мэргэн Санданов, по мнению артистов, результат конфликта с худруком оперы. 

- Когда говорят, что произошел «рейдерский захват» – это просто хлесткие фразы и абсолютная неправда, – продолжает Булыт Раднаев. 

В советские время солисты театров входили в худсоветы, и к ним прислушивались. Сейчас артисты ощущают полное бесправие. Может, солисты балета вырастают под боком, в хореографическом колледже, и приходят в театр 17-летними, юными и поэтому к ним такое отношение? – задаются вопросом артисты. 

При расселении в гостинице балету – самые дешевые номера. В дорогостоящей «Красавице Ангаре» – костюмы из дешевой ткани.

- Зато в смете на костюмы потрачены огромные деньги. Интересно, - говорят артисты, что все обсуждалось с руководителем оперы. Причем тут она? – спрашивают они. - Балет же не решает дела оперы.

По словам артистов, они хотят одного – равноправия и справедливости.

- Мы хотим, чтобы новый директор Эржена Жамбалова, как творческий человек, придя в театр, увидела, что балет работает и заслуживает адекватного отношения, чтобы никого не возвышали и не принижали, чтобы не вносили разлад в театр и, наконец, прекратили этот спектакль со многими привлеченными.

Диана Сосновская, «Номер один». 
^