09.01.2018
Елена Темникова – о тяге к справедливости, угрозах и опасных расследованиях

У профессии журналиста есть особая романтика. Ты никогда не знаешь, что тебя ждет завтра, ты можешь своим пером как спасти обиженных, так и «уничтожить» виноватых. Разве не здорово? Вот только зачастую вместо романтики корреспондентам приходится испытывать себя на прочность: работать в экстремальных условиях, сражаться с бюрократическими проволочками и, конечно, испытывать на себе гнев обиженных и порой не очень адекватных людей. 

В уходящем 2017 году каждый из журналистов редакции газеты «Номер один» в той или иной степени испытал на себе все подводные камни своей профессии. Но, без сомнения, Елену Темникову можно назвать нашим самым бесстрашным и отчаянным корреспондентом. Эта отважная девушка всегда была в самой гуще событий и по праву стала самым любимым народным журналистом. Впервые отчаянный борец за справедливость оказалась по другую сторону диктофона и согласилась рассказать читателям о том, каково это – быть журналистом.

Тяга к справедливости

Еще с детства для себя решила: надо жить по справедливости, чтобы потом не было стыдно перед собой за какие-то поступки. Не понимаю тех, у кого хватает духа обидеть старика или ребенка, искалечить чью-то судьбу. А после бесед с людьми, которые оказались в беде и прочтения миллиона бумажных отписок чиновников, хочется рвать и метать. 

Рисковать не боюсь

Чаще всего пишу статьи на остросоциальные темы. А еще безумно нравится проводить эксперименты. Это, наверное, самое интересное в профессии журналиста. Ведь одно  дело  – написать статью по документам и интервью, совершенно другое – самой внедриться куда-то, проверить, понять, как и что там устроено. В прошлом году я пыталась "продать" свои почки, "устроиться" в бордель, в контору к аферистам и многое другое. Какие-то из экспериментов были очень рисковые, но все – интересные. К сожалению, не всегда удается выполнить работу так, как было задумано. Например, мое «трудоустройство» в бордель было сорвано из-за неподготовленности оперативников, которые должны были выступить в качестве прикрытия. Они явились на эксперимент с пустой кобурой. Это стало огромным разочарованием. Коллеги шутят, что у меня нет инстинкта самосохранения. На самом деле есть, просто редко им пользуюсь (смеется). 

Эксперименты и расследования

Иногда мне нужно сыграть какую-то роль, «втереться» в доверие. В этом году я внедрялась в подпольные игровые клубы. Загвоздка была в том, что туда пускали только тех, кого знали лично. Пришлось искать добровольцев через знакомых, которые живут неподалеку от клуба. Я нашла такого игрока. По легенде, мы с ним были влюбленной парочкой, которые хотят развлечься, играя в автоматы. Задача была снять на видео сам процесс игры, кассу, прейскурант – в общем, все, что нас окружает. По договоренности «мой парень» должен был играть, а я – снимать видео.  Конечно, было страшновато. Вокруг постоянно крутился здоровенный охранник, который то и дело заглядывал в наш компьютер, давая советы, на что ставить. С большим трудом, но удалось снять все, что было запланировано. Так мы обошли около пяти незаконных подпольных игровых клубов, в итоге получился хороший материал для статьи. 

Каждый день «сюрпризы»

Журналистом работать интересно. Ты никогда не знаешь, что тебя ждет не то что завтра, даже через полчаса. К примеру, в каком-нибудь Сотниково могут высыпать на земельный участок 20 КамАЗов человеческих экскрементов, и тебе нужно срочно запечатлеть это безобразие. А может случиться, что ты захочешь написать про жизнь бездомных и отправишься в рейд по алкопритонам, думая о том, как бы случайно не подцепить там чесотку или вшей. Конечно, бывают и длительные командировки. Например, запомнилась поездка в Кижингу – четыре часа в промерзшем насквозь автобусе по разбитым дорогам. 

Опасная профессия

Журналист – профессия опасная. Мало того что тебя постоянно пытаются обмануть, норовят использовать СМИ в своих целях, так еще и угрожают. На моей памяти было немного угроз и, как правило, они были завуалированные. Но были и угрозы прямые. К примеру, герой одной из моих статей был возмущен тем, что его профессию – сантехник – мы вынесли в заголовок. Оказывается, в определенных кругах это слово означает «поклонник нетрадиционной любви». Он долго уверял нас, что мы публично оскорбили его перед всеми читателями. При этом отмечу, что его настоящие имя и фамилия в статье вообще не упоминались. Тем не менее мне стали поступать разного рода сообщения о том, какое у него имеется оружие и что он может прийти и «повалить» всю редакцию. Разные угрозы сыпались одна за другой. И все это безумство началось, когда мы отказались выплатить мужчине требуемые им 20 тысяч рублей якобы за нанесенный ему моральный вред.

О сопереживании

Сколько бы журналист ни работал, какой бы закалкой он ни обладал, он всегда будет пропускать чужую беду через себя. Особенно когда речь идет о детских смертях. Думаю, в профессии журналиста это самое сложное. В этом году я писала статью про малышку Риту. Восьмимесячная девочка пострадала из-за нерасторопности и в какой-то степени некомпетентности врачей, которые поставили неправильный диагноз. В итоге Рита скончалась. На интервью пришли мама и тетя девочки. Вспоминая, как малышка умирала в приемном отделении и как врачи отказывались ее спасать, женщины не могли сдержаться и безутешно зарыдали. У меня ком встал в горле. Нужно было срочно успокоить родственников и продолжить интервью, но я тоже не могла удержать слез. Такие интервью даются очень тяжело. Эти истории остаются в памяти навсегда. Иногда герои статей, запавшие в душу, приходят к тебе и во сне.

Нет ничего дороже звонка читателя, который благодарит за участие в решении его проблемы и рассказывает, что статья помогла ему. Тогда я словно заряжаюсь энергией для новых подвигов. 

Жизнь интересней, чем сценарий

В 2017 году мне посчастливилось вести рубрику «Автопортрет». Замечательных героев было много. Конечно, судмедэксперт Зорикто покорил всех своим искрометным юмором. Хотя, казалось бы, согласно обывательским стереотипам, человек, работающий в морге, должен быть грустным и замкнутым. Еще мне запомнились слова Жаргала Бадмацыренова о том, что он никогда не испытывал чувства любви и ощущает себя несчастливым человеком. И снова все «не по сценарию». Известный кавээнщик-весельчак оказался в какой-то степени пессимистом. Всех героев, к сожалению, упомянуть не получится, но каждый из них интересен по-своему. Неподдельный интерес у меня вызывают, конечно, неутомимые оптимисты, которые никогда не унывают и с улыбкой рассказывают даже о самых серьезных жизненных неурядицах. 

Работа для сумасшедших

Она не заканчивается после шести вечера. С многими героями моих статей я в любое время суток общаюсь и после публикаций. Просто потому, что они хорошие и добрые люди.
Каким должен быть журналист? Сложно сказать. Я считаю, журналист должен быть, в первую очередь, отзывчивым и любознательным. Ну и, конечно, отчаянным. Вообще, психологи говорят, что журналисты – ненормальные люди. Согласитесь, какой нормальный человек будет решать сто проблем на работе, а потом столько же еще и дома? Только ненормальный. Или человек с большим сердцем и вечным стремлением к справедливости. Это не просто профессия – это призвание. 

Благодарность читателям 

У нас в Бурятии очень отзывчивые люди. Когда я написала статью о многодетной семье, проживающей в сарае, на клич о помощи отозвались многие. После выхода публикации телефон редакции буквально оборвали неравнодушные люди. Звонили со всех уголков страны и даже из зарубежья. Многодетной маме везли вещи, продукты, помогали по хозяйству. В итоге буквально за пару недель силами волонтеров дом был достроен, и семья смогла перезимовать в тепле. Были и другие примеры, когда жители Бурятии протягивали нашим героям руку помощи. Хочется сказать огромное спасибо всем, кто способен в любую минуту помочь человеку, с которым даже не знаком.  

И, конечно, от всей души хочется сказать спасибо дорогим читателям – за то, что вы с нами. А это значит, что в следующем году мы снова пойдем в бой за правду и справедливость.

Василиса Шишкина, «Номер один». 
^