13.01.2019
Чой-Доржи Будаев о приезде Далай ламы, второй жизни дацана и об искаженных понятиях о вере

Как мы уже сообщали, улан-удэнский дацан «Ламрим», продаваемый «БайкалБанком» за долги, в 2018 году был выкуплен за 19 млн рублей и официально передан настоятелю дацана  Чой-Доржи Будаеву.  Сегодня он снова приступил к своей службе в храме. Правда, пока в одном лице: настоятеля, сторожа, истопника и созерцателя.
 
Мы встретились с Чой-Доржи Будаевым, чтобы обсудить самый широкий  круг вопросов: от состояния дел с буддизмом в республике и перспективами визита Его Святейшества Далай ламы IV.

Напомним, что кенсур (экс-Хамбо лама) Чой-Доржи Будаев несколько лет назад на кредиты «Байкалбанка» построил  в Улан-Удэ на ул. Бабушкина  дацан «Ламрим», где службы начали проводить тибетские монахи. Но кому то это не понравилось. В 2015 году банк вдруг потребовал срочно вернуть кредит, а на реструктуризацию не пошел. «Ламрим» выставили на продажу, а настоятеля обанкротили.  Кстати,  банку это позже аукнулось: в 2016 году после набега вкладчиков он рухнул. Никто его спасать не стал. В 2018 году долг перед банком за дацан был выкуплен дочкой «Ростеха» ЗАО «ГРП», и недавно дацан  был передан настоятелю.  Храм пока не работает, в планах открыть его после долгого перерыва к Сагаалгану.  

- Уважаемый Чой-Доржи, мы поздравляем вас! Дацан вернулся обратно, не потерял свое целевое назначение. 

- Спасибо и вам, что ваша газета в трудную минуту рассказала о продаже храма и все сложилось более-менее благополучно. Хочу поблагодарить высшие силы и меценатов, которые оказались неравнодушными к той беде, которая обрушилась на дацан. Теперь я буду течение 10 лет эту сумму выплачивать, но ничего страшного в этом нет, главное, что мы более свободны сейчас. Многие думают, что я сам себя обанкротил, это, оказывается, сейчас модно. Многие компании, чтобы избежать больших долгов, сами себя банкротят.  Однако в моем случае «БайкалБанк», видимо, чтобы не нести на себе нагрузку борьбы с дацаном, тихо за  моей спиной меня обанкротил.

- Как, на ваш взгляд,  сегодня в Бурятии обстоят дела с духовным возрождением?

- Сегодня  религию не преследуют, открылось множество храмов.  Но в какой бы район вы не приехали,  многие дацаны на замке. Вроде  храмы восстановили, все хорошо. А веры то у людей нет такой, какую мы наблюдали в СССР, когда религия находилась под давлением. Думаю, что дело в том, что у людей настолько снизилось материальное положение, что они просто не позволяют  себе прийти в храм и помолиться. Я считаю, что если бы в дацанах монахи просто несли службу и молились за людей, а не занимались личным приемом, где, действительно, без денег не придешь, тогда было бы все по-другому.  Народ бы шел в храмы. Мне вообще непонятно, кто и когда установил такие порядки, что если человек идет в дацан, то он обязательно должен обратиться к астрологу и платить там? 

- Это ведь всегда интересно, что ожидает в будущем?

-  Ну узнаешь, что впереди беда какая-то, а дальше, что делать? Как жить дальше? Об этом почему то никто не задумывается. А вы лучше закажите ламе молитвы за себя и близких, самые простые, они в любом случае больше пользы принесут.  От этого и храм будет напрямую получать пожертвования, а не отдельные ламы. Мы, кстати, еще в 80-е годы в Иволгинском дацане не насаждали все это. Просто советовали ходить на хуралы, заказывать молитвы.

- А разве личные аудиенции не практиковались?

-  Да, были, но изредка. Только очень нуждающимся, родственникам делали исключения. Кстати, недавно прочитал изречение гуру Падмасамбхавы, который  предвидел это время. Он сказал, что появятся женатые монахи, ламы будут надевать два-три вида одежды. И что мы видим?  Идет лама в буддийской одежде, сверху кожаная куртка, а на ногах кроссовки. Да ты хоть туфли надень! Или шляпу наденет, шарфом обмотается. Это не только у нас, по всему миру происходит. Я недавно разговаривал со знакомым ламой, он спорил, мол, это же красиво.  Но потом в итоге ушел из дацана, не выдержав соблазна. Стал светским. И правильно сделал, это ведь несовместимо. 

У нас ведь прихожане часто молятся в дацанах не на благо всех живых существ, а чтобы что-то свое, личное решить. Как свадьбу провести, как денег заработать. Спросите тех, кто пришел первый раз в дацан: кто вам посоветовал? Большинство скажет, соседка сказала или на работе кто-то. Но никто не скажет, что лама такой-то порекомендовал обратиться. Это один из ключевых вопросов проблем религии сегодня. 

Особенно ясно это видно, когда человек впервые в дацане, приехал из района, ходит с сумкой по храму, оглядывается. А в сумке что? Чай, молоко в тетрапакетах, водка. Все куплено в магазине без какой-либо любви, только чтобы ритуал соблюсти. А когда раньше люди шли к Будде с подношениями, то они на блюде все красиво раскладывали. Как самому дорогому гостю. А у нас сейчас в магазине слышишь, а, это дорого, возьми молоко подешевле, в дацан же... Это что за отношение такое? Или в храме возле божества бабушка приказывает внуку: клади  сюда деньги. Да нигде такого нет указания, чтобы монетки  под божествами оставляли. Это придумано все.  Я понимаю, что эту информацию многие не воспримут. Даже мои знакомые со мной не соглашаются, говорят, что мы так в Бурятии привыкли делать. 

- Наверное, имеется в виду, что вы больше ориентируетесь на Далай ламу и Тибет? 

-  Это связано с тем, что когда я построил дацан «Ламрим», то попросил тибетских монахов проводить у нас службы, главной из которых является обряд Соджонг. Его раз в месяц проводят монахи-гелонги.  Когда Соджонг выполняется в храме, то считается, что буддийская религия на данной территории находится в полной ее форме. То есть она жива. Но у нас практически нигде это не соблюдается.  Хотя это мощнейшие практики - воссоединение с Буддой. В России это, к сожалению, во многом утеряно, может быть, в Калмыкии еще есть. 

- Не секрет, что в Бурятии к тибетцам относятся несколько настороженно...

- А почему? Первый Пандидо Хамбо лама Дамба Даржа Заяев он ведь получил образование в тибетском монастыре, Агван Доржиев и многие другие великие бурятские монахи, которые достигли серьезных результатов в духовной реализации.  

- У нас говорят про северный вариант буддизма. 

- При этом почти все бурятские ламы образование почему-то стремятся получать именно в тибетских монастырях в Индии. А потом приезжают и начинают говорить об «особом пути бурятского буддизма».  Вот эту двойственность мне трудно понять. Причем обратите внимание, те же монголы, имея в стране своего Богдо-гэгэна, почему то не говорят о том, что есть какой-то «монгольский вариант» буддизма.  Это ведь еще в 17 веке началось, когда к императрице Елизавете приехали бурятские ламы, упали ниц и сказали, теперь мы обойдемся без Тибета, вы наша богиня, теперь у нас будет свой Пандидо Хамбо лама. И с тех времен мы сами начали процесс отхода от буддизма, отсекая связь с ним.

- Это удалось?

- Она, эта духовная связь, идет от самого Будды Шакьямуни, ее невозможно прервать. Она через тибетцев пришла в Бурятию, когда в 17 веке 160 тибетских монахов открыли у нас первые дацаны. Не было бы их, не было бы и буддизма в Бурятии. А у нас я слышу, мол, тибетцев знать не хотим, мы такие великие, что Будда якобы сам к нам спустился на нашу землю и даровал  буддизм. Глупости все это. Но на самом деле буряты, когда приняли буддизм от Тибета, сделали большой шаг к счастью. И надо этим просто воспользоваться и жить этим.   

- Месяц назад  вы побывали у Его Cвятейшества, появилось что-то новое в вопросе его визита в Бурятию?

- Еще перед тем, как строить дацан «Ламрим», я попросил аудиенции у Его Святейшества Далай ламы. Он сказал мне, что процесс строительства будет небыстрым, но когда завершится, он сам к нам приедет для его освящения. И я в это верю. Из моего личного опыта знаю, что он не бросается словами. И чтобы Его Святейшество мог жить при храме, согласно всем существующим канонам, мы начали строить специальную гостевую комнату. 

- Пока бурятским буддистам мешает только Китай.

- Ситуация с Китаем поменяется. В истории нет еще примеров, чтобы разбогатевшая страна с мощнейшей экономикой продолжала мучиться в коммунистическом, тоталитарном режиме. Демократизация там произойдет в любом случае и препятствий к визиту Далай ламы в Россию не будет. В прошлом году он, кстати, сказал, что решил жить до 113 лет. А за это время в мире многое изменится, старые лидеры уйдут, появятся новые. И  Его Святейшество вернется на родину, в Тибет, живой и невредимый. 

- Какие ваши дальнейшие планы по дацану?

- Буду восстанавливать храм. Ведь пока длилась вся эта эпопея с «БайкалБанком»,  кое-где уже обшивка отвалилась, недавно ветром крышу снесло в одном из помещений. Пока ужимаюсь, денег нет, отопление дорого, думаю законсервировать во время холодов большую часть помещений комплекса, отключить электроэнергию. А сам перееду в котельную, там чисто. Ничего страшного в этом не вижу. Будем работать, восстанавливать все и молиться.

Беседовал Дмитрий Родионов, «Номер один».
^