13.01.2019
Прокурор Валерий Малханов: «Мы судимся с властью, доказывая очевидное»

На страже закона в области охраны окружающей среды и природопользования в Бурятии стоят всего пять сотрудников Восточно-Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуры. Эта пятерка отстаивает наши права на чистую воду и воздух, бьется за сохранность лесов и исчезающую популяцию омуля. Руководитель надзорного ведомства Валерий Малханов рассказал, как бывает сложно заставить власть работать честно и  чисто.

«Мы знаем, чем пахнет каждый населенный пункт»

- Валерий Ефремович, год назад ваше ведомство вошло в состав Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры. На чем сегодня расставлены акценты в работе?  

- Мы работаем во взаимодействии с коллегами прокуратуры Республики Бурятия, органами контроля и правоохранительными структурами. Своей самой главной задачей мы видим охрану озера Байкал. Вся территория Бурятии является водосборной площадью Байкала, значительный объем загрязнений в который поступает с водами Селенги. Это трансграничная река, несущая из Монголии уже достаточный объем загрязнений, к ним далее  добавляются наши нечистоты. Особое внимание мы уделяем контролю воды на границе, а затем «ведем» воды реки через Улан-Удэ, Прибайкальский и Кабанский районы до Байкала.  

Мы постоянно ведем надзор за соблюдением закона при эксплуатации очистных сооружений, объезжаем каждое из них. Скажу больше, я и мои сотрудники по очистным сооружениям знаем, чем пахнет каждый населенный пункт. Практически все из очистных были построены в 70-х годах прошлого века и не соответствуют современным стандартам очистки воды. Они находятся в непригодном состоянии и практически не функционируют.     

По результатам прокурорских проверок мы вносили представления в органы власти об устранении нарушений законодательства об охране окружающей среды. Однако власть не всегда адекватно реагировала на наши требования. Тогда мы вынуждены были идти на крайние меры – через суд понуждали органы власти и местного самоуправления проектировать и строить очистные сооружения, доводить стоки до нормативов.

Приходится тяжело, некоторые наши иски длятся годами - власти не соглашаются с решением судов первой инстанции и обжалуют его в Верховном суде РБ. Хотя они знают, что правда на нашей стороне – мы представляем суду неопровержимые доказательства, в том числе и данные превышений по вредным примесям в воде. Порой я нахожусь в недоумении – сколько сил моих работников, сколько денег налогоплательщиков, сколько времени тратится на судебные издержки! И все для того, чтобы мы доказали очевидные вещи.   

Современным системам очистки  быть!

- Сейчас в республике стали чаще говорить о необходимости строительства очистных сооружений. Это собственная инициатива власти или прокурорские требования? 

- Только в результате судебного понуждения ситуация со строительством очистных сооружений значительно улучшилась. На проектирование и реконструкцию правобережных очистных сооружений Улан-Удэ, поселков Наушки и Максимиха было выделено более полумиллиарда рублей. Разработаны мероприятия по строительству новых очистных сооружений на станции Таловка, в поселке Усть-Баргузин и других поселениях. Судами удовлетворены два исковых заявления о разработке проектной документации и строительстве очистных сооружений поселка Селенгинска и села Бичура.   

Все объекты, которые сейчас запроектированы, будут оснащены системой ультрафиолетового обеззараживания. На выходе будет выходить чистая вода. Что касается правобережных очистных, то они будут самыми современными в России, аналогов им нет. Признаюсь, очень приятно видеть плоды своих трудов. Когда знаешь, в каком состоянии находились очистные сооружения, а потом наблюдаешь, как они модернизируются и обретают современный вид, понимаешь, что не зря работал.

Так, 28 декабря 2018 года по нашему иску завершилось строительство очистных в селе Максимиха. Этот объект стоял недостроенным, он спроектирован на 300 тысяч населения, но даже с учетом потока туристов он никогда не заработал бы в полную мощность. Мы добились, чтобы очистные достроили. В дальнейшем будем добиваться строительства центрального водовода к нему, чтобы стоки с других населенных пунктов очищались здесь. 

«Мы обросли мусором»

- Известно, что вы занимаетесь и проверкой туристических объектов на берегу Байкала. Куда различные турбазы сливают свои нечистоты?

- Как правило, нигде нет централизованного водовода, куда бы шли все стоки. Крупные населенные пункты, такие как Горячинск или Гремячинск, свозят свои нечистоты в очистные на Котокеле. Разумеется, свозят или выливают в ближайший лесок. Мы проверяем, находим нарушения, возбуждаем уголовные дела, но этим проблему не решить. 

Туркинские очистные «Байкальской гавани» стоят без дела. Недавно мы проводили по этому вопросу совещание. Надеемся, к туристическому сезону 2019 года два блока очистных будут введены в эксплуатацию. Тогда ближайшие поселки можно будет замкнуть и стоки со всех турбаз свозить туда, возможности для этого есть. 

- В последнее время серьезным изменениям подвержено законодательство в сфере обращения с отходами производства и потребления. Как вы относитесь к вопросу «мусорной реформы»? 

- Как природоохранный прокурор, я положительно отношусь к изменениям законодательства в этой сфере, мусор должен взять в свои руки единый региональный оператор, но для реформы должна быть проведена подготовка. Для успешной работы регионального оператора необходимы объекты переработки и размещения отходов, которые фактически отсутствуют либо не эксплуатируются надлежащим образом.  

В Бурятии сортировки мусора практически нет. Что мы сегодня имеем? Все отходы Улан-Удэ и близлежащих районов свозятся на мусорный полигон в Вахмистрово Тарбагатайского района. На сегодня он фактически исчерпал свой потенциал, 99% чаши заполнено. 

Этот полигон был рассчитан на длительный период эксплуатации. Предполагалось, что мусор сначала будет сортироваться на мусоросортировочных станциях, затем отдаваться на переработку на мусорный завод, а то, что совсем невозможно переработать, будет захоронено на полигоне. Однако, учитывая, что ни мусороперерабатывающие станции, ни завод не работают, мусор просто начали свозить на полигон и закапывать бульдозерами. Власти просто пошли по наиболее легкому пути, в итоге мы обросли мусором.     

Хотели обмануть - не получилось

Мы вынуждены были идти в суд и понуждать правительство РБ строить новый полигон. Судебное решение уже вступило в законную силу, выделены земли и подготовлен проект. Второе наше исковое требование было к администрации Улан-Удэ, чтобы были введены в эксплуатацию две мусоросортировочные станции. И мы выиграли иск, станции отремонтировали. Это реальное наше достижение, ведь проблемы не решались годами.

- Мусором, как вы отметили, обросла вся республика. Насколько активно местная власть отзывается на ваши требования? 

- Мы работаем в том числе и по жалобам граждан. В ноябре к нам обратился житель Заиграевского района с жалобой на несанкционированную свалку строительного мусора возле источника. Наша сотрудница выехала на место, зафиксировала объемы свалки и причиненный ущерб. Мы направили в суд на адрес администрации Заиграевского района представление о понуждении ликвидации свалки. На судебное заседание они представили сведения о том, что свалка ликвидирована.

Опытного работника провести невозможно. Моя сотрудница не поверила им, выехала на место свалки. Красивая площадка показалась ей подозрительной. Земля уже замерзла, выпал снег. Она выехала на место свалки с тяжелой техникой. Бульдозером копнули, оказалось, под слоем грунта в полметра был закопан мусор. Суд принял во внимание представленные прокурором доказательства недостоверности информации о вывозе отходов и полностью удовлетворил наш иск. 

Рыбзаводы воскреснут

- Природоохранная прокуратура занимается также и охраной омуля. Как вы оцениваете запрет на вылов этой ценной промысловой рыбы и каковы ваши прогнозы на восстановление популяции омуля?

- К сожалению, у нас к природным богатствам относятся потребительски. Если исключить браконьерство и наладить искусственное воспроизводство омуля, то только тогда можно будет исправить положение с популяцией. Самое главное – это восстановить естественное воспроизводство омуля. В период нереста сотрудники Восточно-Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуры ночи напролет дежурили на воде вместе с рыбинспекторами и полицией. 

По результатам выездов природоохранная прокуратура выявила 14 фактов незаконной добычи байкальского омуля. Ущерб государству в результате незаконного вылова общим весом в 1 тонну 387 кг составил 230 780 рублей. По направленным материалам в отношении 27 браконьеров возбуждены уголовные дела. 

Нам стоило немалых усилий добиться того, чтоб ситуация в сфере искусственного воспроизводства тоже сдвинулась с мертвой точки. Так, на реконструкцию обветшалых Большереченского и Селенгинского рыбоводных заводов уже выделены большие средства. В этом году заложено рекордное количество икры. Лет через пять молодь, которую мы сейчас сберегли, сама пойдет на нерест. Мы уверены, что популяцию омуля можно восстановить.

Пользуясь случаем, искренне поздравляю коллег и ветеранов органов прокуратуры с профессиональным праздником! 

Любовь Ульянова, «Номер один». 
^