14.04.2019
Теперь ей везде рады. Эта певица – настоящая драгоценность Бурятии и, кажется, воплощает собой лучшее в бурятских женщинах

Но родилась она в Китае, в местности Шэнэхэн, куда буряты переселились в начале прошлого столетия.

- Как мне рассказывали, белые и красные грабили одинаково. Потому мой прадедушка и еще девять семей приняли решение оставить родную Агинскую степь, – начинает свой рассказ Бадма-Ханда Аюшеева.

В зимнюю ночь перед Сагаалганом земляки тихо двинулись в путь. Прадедушка запер в юрте собаку, приготовив ей чан еды. Закрыли барана, погнав с собой табун лошадей и корову.  Прабабушка уезжать отказалась, потому, забрав сына, ее прадед отправился в Шэнэхэн один.

Под покровом ночи они дошли до границы, когда началась стрельба… Под утро вся поляна была покрыта убитым скотом. Вдруг опустился туман.  И это спасло людей, продолжавших тихо идти вперед.

- Одна из женщин, ребенок которой начал плакать, так крепко прижала его к себе, что задушила… Больше никто из людей тогда не пострадал. Поделив оставшееся, каждой семье дали по две коровы и лошадь, чтобы начать новую жизнь на другой земле, - рассказывает певица.

Оказавшись по ту сторону границы, беглецы двинулись в Шэнэхэн.

- Моего дедушку, которого увезли в Шэнэхэн ребенком, всю жизнь тянуло на родину. За полгода до смерти, в 1990-м году, он вернулся туда, отыскав своих родственников. Он плакал, лежа на снегу, и повторял: «Хоть стреляйте меня, не поеду обратно». Потом мама с бабушкой его все-таки уговорили. А весной он умер в Шэнэхэне.

За день перед смертью он позвал к себе детей. «Если вы поедете жить на мою родину, то все у вас будет хорошо», - сказал старик на прощанье.

Новая жизнь

В 1993 году они приехали в Россию.

- Был январь. Полки в магазинах пустые. Люди все время говорили о том, как стало плохо, но мне было очень хорошо. Я никогда раньше не видела столько разных людей и даже боялась первое время этого многообразия. Мы жили у родственников мамы, а потом переехали в общежитие ВСГТУ, – вспоминает Бадма-Ханда.

В Шэнэхэне зимой они жили в юрте. Летом – в летнике из плетня, обмазанного глиной.

- Когда долго шел дождь, глина потихоньку начинала стекать… Кругом была голая степь, в которой мы жили, строго соблюдая обычаи.

Шэнэхэн действительно сопротивлялся ассимиляции, как мог, но и китайцы не давили, оставив анклав в покое. В Китае не было бесплатного образования, и это сохранило самобытность бурят.

- Чтобы учиться, нужны были большие деньги. Я очень горжусь, что буряты в России образованные. Это поначалу очень удивляло нас с мамой, – говорит певица.

В Шэнэхэне не было электричества, все ездили на лошадях. А вечерами пели. Самое большое развлечение – пение за шитьем и загадывание загадок. Все сохранялось на слух, по памяти, передаваясь из поколения в поколение.

- Старики строго следили за порядком. Вступать в брак с монголами и китайцами было категорически запрещено. Если родители были не согласны, то ничего сделать было нельзя, кроме как… выкрасть невесту. Именно так поступил когда-то мой дедушка, - улыбается она.

Несчастья в начале – это хорошо

Жили они трудно. Но Бадма-Ханда всегда помнила слова матери: «Бог дает человеку меру счастья и богатства на всю жизнь. Если потратишь большую часть в детстве, что будешь делать в старости? А если в начале жизни ты живешь скромно и даже страдаешь, это значит, что в старости все у тебя будет хорошо».

Чтобы все счастье не ушло в детстве, Бадма-Ханда донашивала одежду за старшими. А когда переехали в Россию, где никто их не ждал, многое пришлось вытерпеть…

В сентябре 1993 года 14-летнюю Бадма-Ханду устроили в Бурятский лицей-интернат №1. Взяли при условии, что ее мама будет работать ночной няней, но когда та нашла работу преподавателя, дочку предложили забрать с собой. А куда было забрать ребенка, не знавшего русского языка? Потому девочку потихоньку оставили.

О том, что она замечательно поет, узнали случайно. Стеснявшаяся петь при людях Бадма-Ханда пела в пустой комнате. Девочки рассказали воспитательнице, что у новенькой необыкновенно красивый голос. Через полгода директор интерната с удивлением спросил: «Кто это?». Тут и выяснилось, что это та самая девочка, которую «забыли» исключить из интерната. Директор ничего не сказал, но с этого момента Бадма-Хандой начали серьезно заниматься.

Известная певица Клавдия Шулунова, работавшая в интернате директором школы искусств, учила ее петь и вести себя на сцене. «Если сильно стесняешься, выбери точку, смотри на нее и пой!» - говорила она смущенной ученице. И вскоре начались победы. На конкурсе «Золотой соловей» школьнице присудили Гран-при. Дива оперной сцены  Галина Шойдагбаева, вручая ей свои часы, сказала: «Ко мне придешь учиться».

Голову вниз

- А мама хотела, чтобы я стала преподавателем. После побед на республиканских олимпиадах по бурятскому и старомонгольскому языкам передо мной открылись двери восточного факультета и бурятской филологии. Но я хотела петь, боролась и поступила в Восточно-Сибирскую государственную академию культуры и искусств. Это тоже судьба, - говорит Бадма-Ханда.

В институте ее пригласили солисткой в театр «Бадма Сэсэг».

- Руководитель театра Дандар Жапович Бадлуев сам готовил мне репертуар, платья и аранжировки, всюду меня сопровождал. На конкурсе «Белый месяц» в 1999 году я получила премию президента Бурятии.

Ее первый сольный концерт в Оперном театре организовала семья бизнесмена Хайдапова.
Перед концертом Бадма-Ханда набралась смелости попросить в кассе четыре билета. «Это, что ли, Бадма-Ханда? Народ идет и идет!» – опешила кассир.  В итоге концерт прошел с таким аншлагом, что люди стояли в проходах.

Слух о певице, поющей так, как пели только в старину, прошел по всей Бурятии. Приглашенный на концерт предприниматель и продюсер Евгений Ханхалаев, опоздав, стоял в толпе, потрясенный талантом певицы, и после стал помогать ей записывать диски, продвигая ее творчество.

- А я тогда так стеснялась, что пела, опустив голову вниз, – говорит певица.
 
Москва научила

В 2009 году она уехала в Москву. Нет, не работать. Бадма-Ханда вышла замуж. В этом городе, говорит, она узнала, что такое женское счастье. Ее избранник Принлай Дармаев работал главным врачом поликлиники Минсельхоза России. «Любимая певица Путина» - так называли ее в тот период.

- Это потому, что я часто выступала на правительственных концертах в Москве. У меня даже несколько фотографий было: Путин, Шредер, а между ними я, - улыбается Бадма-Ханда.

На самом деле в Москву она не хотела. Без знания русского языка на людях молчала, боялась подвести мужа неловким словом. В метро «любимую певицу Путина» называли «узкоглазой».

- Именно Москва научила меня стоять за себя. Помню, одна бабушка обругала меня, а я сказала: «Что же вы делаете, бабушка? Если вы так себя ведете, то что будет делать молодежь? Вы же должны всех объединять. Как вам не стыдно?». Придя домой, решила, что лучше буду в пробках по три часа сидеть, но в метро больше не пойду, - рассказывает Бадма-Ханда спокойно.

Режиссеры правительственных концертов часто требовали от нее антуража. И каждый раз приходилось выкручиваться: то тувинские танцовщики помогали, то балет «Тодес».

- Однажды выручили артисты «Байкала», бывшие проездом в Москве. Я представляла Бурятию с гордостью. За родину работать – это благо. И мы иногда должны работать за нее бесплатно.

В 2016 году она вернулась в Бурятию. И скоро вновь собирается обратно – пора учить дочь, которая в этом году заканчивает 11 класс.

- Все меняется в жизни. Когда-то муж работал, я ему помогала. Теперь он помогает мне. В мужчинах главное – мужской характер, ум и умение уступить женщине.

Талант в помощь

Все говорят, что, несмотря на славу, Бадма-Ханда остается простой и человечной. Разговаривая, всегда улыбается, никого не забывает, уважит добрым словом.

- Я думаю, что талантливый человек специально дается простой семье, чтобы поднять ее. Теперь моих родителей никто не унижает. Они достаточно страдали. В детстве я заходила куда-нибудь и смотрела, кто как смотрит – презрительно или по-доброму. Я всю жизнь хотела, чтобы ко мне и к моим родителям хорошо относились. Мне хотелось доказать, что времена меняются. Поддерживали меня тогда философские буддийские учения, которые я читала. Нужно к людям относиться одинаково хорошо, независимо от их состояния.

О прошедшем в феврале грандиозном концерте в Оперном театре, который она дала совместно с певицей Намгар, говорят только восторженно. А Бадма-Ханде кажется, что можно было и лучше.

- Я чувствую, что могу вырасти, измениться. Кто-то говорит: не надо! А мне хочется порой петь тяжелый рок, танцевать – бывают сумасшедшие идеи. Иногда очень хочется неправильно жить! – мягко улыбается Бадма-Ханда.

На неожиданный вопрос, от чего кажется, что на ее глазах слезы, отвечает сквозь теплую улыбку: «Люди плачут от радости тоже. Да, бывает, что-то огорчит. Вот только что два дня подряд плакала. Так хочется, чтобы тебя понимали. Но людей нельзя переделать, лучше изменить свое отношение к ним».

Если бы можно было вернуться назад, говорит, что во всем бы слушалась маму. Может, не было бы тогда многих трудностей. А если бы жила последний день, то благодарила бы за все на свете и говорила с дочкой, давала бы ей наставления. Больше ничего. Все, что происходит – во благо. Все потоки жизни не случайны.

Диляра Батудаева, «Номер один».
^