20.05.2019
Монополисты обеспечат энергобезопасность Бурятии, только если потребители скинутся деньгами

Совсем недавно правительство Бурятии выпустило документ под названием «Схема и Программа развития электроэнергетики Республики Бурятия на 2019 - 2023 годы». Документ для республики более чем важный и нужный, учитывая ворох проблем, накопившихся в этой отрасли. Мы решили попробовать заглянуть немного в энергетическое будущее, которое нам рисует правительство. И понять, насколько можно верить написанному.

Показатель успеха

Начинается схема с долгого перечисления объектов, производящих и передающих электроэнергию по Бурятии. Никаких выводов о том, достаточно ли этих объектов для нормального функционирования, равно как и об их состоянии нет. Поэтому просто пролистаем справочную информацию и пойдем дальше.

А дальше идут объемы потребления электричества в Бурятии. И это уже интересно. Ведь известно, что чем больше тот или иной регион потребляет электричества, тем ниже тариф.
Итак, последние три года общее потребление электричества в республике растет. Правда, немного. И это настораживает. Ведь потребление энергии – один из тех показателей, по которому можно судить о темпах развития региона в целом.

Еще печальнее выглядит структура потребления. Всего 15% от всего объема приходится на промышленность. Но это еще ничего. Сельское хозяйство, например, потребляет 0,37% от общего объема. Более 30% приходится на транспорт и связь, около 30% – на туманный раздел «Прочие отрасли» и меньше 25% потребляет население.

Конечно, как об уровне развития региона можно судить по электропотреблению, так и об отраслях промышленности можно судить по тому же параметру. То есть основные сферы – промышленность и сельское хозяйство – у нас на весьма плачевном уровне.

На костях промышленности 

- На международном уровне степень развития государства, как в техническом, так и в социальном отношении, оценивается, прежде всего, по удельному потреблению электрической энергии на человека в год (подушевое), рассчитываемое отношением объема потребляемой электроэнергии к количеству населения, - подтверждают наши выводы авторы документа.

И дают нам цифры, показывающие, что подушевое потребление электричества в Бурятии значительно меньше, чем в среднем по России. При этом цель номер один - достижение подушевого потребления электроэнергии, соответствующего среднему уровню по России к 2020 году.

То есть правительство каким-то образом собирается заставить жителей потреблять больше электричества? Вряд ли. Этот процесс слабо контролируем. Однако, как уже было сказано, потребление и так растет с каждым годом. Вопрос лишь в том, поспеет ли Бурятия за среднероссийским уровнем.

Постойте, если люди будут потреблять больше энергии, то нужно производить и больше энергии? Но в Схеме есть прогноз, по которому увеличением мощности выработки электричества в Бурятии даже не пахнет.

Ответ прост: бурятская промышленность год от года теряет крупнейших потребителей. А когда крупные компании банкротятся, то высвобождается и мощность. Которую могут потреблять жители республики.

Кроме того, в прогнозе потребления электричества крупными промышленниками рост заложен лишь у нескольких компаний, и то небольшой. Значит ли это, что промышленность топчется на месте? Да. Но одновременно  говорит о том, что энергии хватит на всех. Радоваться или плакать по этому поводу – решайте сами.

Котлы на пенсии

Однако на всякий случай, чтобы обеспечить Бурятию нужным количеством энергии, власти планируют строительство или ремонт объектов генерации, которые будут производить электричество. Так, уже идет ремонт ТЭЦ-1, который по планам должен быть закончен к 2019 году. Еще один ремонт – на тепловой электростанции при Селенгинском ЦКК. В стадии проектирования солнечные станции в Хоринском, Кабанском, Тарбагатайском и Кяхтинском районах.

Любопытно, что среди стадий проектирования в Схеме, помимо «Строительства» и «Проектирования», есть стадия под названием «Замысел». Замыслов в документе два – это первая и вторая очереди Джидинской солнечной электростанции. Удастся ли выполнить задуманное, пока неизвестно.

К слову, чуть ниже документ рассказывает о характеристиках оборудования электростанций. Самый старый котел сегодня действует на Тимлюйской ТЭЦ. Его возраст – 65 лет. Практически пенсионный. Самый молодой – на ТЭЦ-1 – введен в эксплуатацию в 2011 году.

Мы решили подсчитать средний возраст всех описанных единиц оборудования, и получилась цифра в 38 лет. Цифра не очень веселая, учитывая, что большая их часть работает с советских времен.

Но, как уже сказано выше, масштабным ремонтом этих устаревших котлов и турбин у нас пока и не пахнет. Зато  есть солнечные электростанции, которые либо проектируются, либо  в замыслах.

«Умные» счетчики, глупые люди?

К слову, далеко не вся производимая энергия доходит до конечного потребителя. А именно  всего 72,5%. Примерно 15% списывается на потери в сетях, остальное – на нужны электростанций.

Однако эксперты говорят, что потери гораздо выше. Однако даже 15%-ный уровень – это довольно много. Это та энергия, которая до нас не доходит, но мы за нее платим. Ведь потери регулярно включаются в тариф на электричество.

Впрочем, Схема нас уверяет, что с потерями будут бороться. Как сказано в документе, «основные сети электрической энергии напряжением 110-35 кВ в Республике Бурятия находятся на балансе и обслуживании филиала ПАО «МРСК Сибири» - «Бурятэнерго». И именно эта компания будет работать над снижением потерь. С одной стороны, это логично. 

С другой – «МРСК Сибири» заинтересована в высоких потерях, ведь они включаются в тариф и позволяют собирать больше денег с населения. Станет ли коммерческая компания работать себе во вред, на уменьшение собственного же дохода? Вопрос открытый.

Тем не менее компанией уже разработана «Программа энергосбережения и повышения энергетической эффективности» на период до 2020 года. В ней прописана модернизация сетей и оборудования, внедрение технического учета в электрических сетях, внедрение энергоэффективных светильников, реле-регуляторов уличного освещения. И, самое главное, внедрение системы АИИС КУЭ, проще говоря, «умных» электросчетчиков.

Мы уже не раз писали про то, как эти счетчики собираются на «Приборке». Как в Бурятию завели фирму, производящую самые дорогие «умные» счетчики с весьма скромными характеристиками. Как вместо производства на «Приборке» просто переклеивают бирки производителя.

Но главный вопрос – не получится ли повторение истории с теплосчетчиками? Когда всех жителей заставили за свой счет поставить новые «сертифицированные» приборы, а потом они начали выходить из строя. А те, что не сломались, оказались бесполезны, потому что ТГК-14 отказалась принимать их показания.

Скинуться на сети

Не обошли авторы Схемы и проблемы текущего состояния электроэнергетики на территории республики (до этого речь шла, видимо, о достижениях). Из документа следует, что Бурятия поделена на два энергорайона, расположенных на большом расстоянии друг от друга и не имеющих непосредственной электрической связи. Это Южный, в который входят районы, прилегающие к Транссибирской магистрали, и Северо-Байкальский, который подпитывается мощностями Иркутской области.

И здесь кроется первая проблема. Из-за недостатка пропускной способности электрических сетей в Северо-Байкальском районе может случиться дефицит энергии. Что с этим делать, Схема нам не говорит. Просто поставили перед фактом.

Вторая проблема касается Тункинского и Окинского районов. Их электроснабжение осуществляется по одной линии, в итоге происходят частые отключения потребителей из-за отсутствия резерва.

Решение есть – нужно проводить полную реконструкцию линий электропередач «с заменой деревянных опор на металлические, которые имеют более высокую стойкость к воздействию природных (атмосферных) явлений». Такая реконструкция потребует огромных сумм, но об этом чуть ниже.

Третья проблема - низкая степень автоматизации электрических сетей. «На всей территории Республики Бурятия электрические сети имеют низкий уровень автоматизации и наблюдаемости распределительных сетей (в том числе дистанционный мониторинг, управление, самодиагностика и самоадаптация к режиму работы сети)», написано в документе.

Здесь речь идет о создании «умных» сетей. Об этом энергетики по всей стране говорят уже не первый год. Решение этой проблемы тоже упирается в деньги, причем немалые. Откуда энергетики возьмут такие средства?

Вариантов на самом деле два. Эти средства либо сдерут с населения, заложив их в тариф на ближайшие годы. Либо выделят из бюджета, то есть потратят наши с вами налоги.

Другие варианты теоретически могут иметь место. Но в Бурятии про них почему-то забывают. Например, в мире уже активно действует система энергосервисных контрактов, когда затраты на модернизацию или строительство инфраструктуры компенсируют возникающей в последующие годы экономией. Впрочем, для этого нужны частные инвестиции, коими в бурятской энергетике пока что не пахнет.

Выходит, что состояние электроэнергетики весьма плачевное. Чтобы сгладить наиболее острые проблемы, требуются огромные деньги. Эти деньги взять неоткуда, кроме как  с потребителей или из бюджета. Но даже после того, как их потратят, никто не сможет гарантировать Бурятии полную энергобезопасность. Впрочем, хоть авторы Схемы и оперируют этим понятием, они не разъясняют, что оно значит на самом деле. Где та самая цифра, тот индикатор, увидев который, мы сможем воскликнуть «Это - небезопасно!»? Может, этой цифры нет, потому что, если она появится, сразу станет понятно, насколько у нас все плохо с энергетикой на самом деле?

Станислав Сергеев, «Номер один». 
^