18.01.2019
РСТ идет войной на тех, кто пытается разобраться в высоких тарифах

«Номер один» регулярно публикует тексты, касающиеся тарифов, установленных в Бурятии. Политика местных чиновников, многие из которых, надо полагать, играют на стороне энергетиков, вызывает массу вопросов. Но еще больше вопросов по поводу реакции этих же деятелей на наши публикации. Обвинения и оправдания, никоим образом не отменяющие описанных фактов, - вот стратегия чиновников по защите своего кресла.

Перманентно недовольны

Республиканская служба по тарифам (РСТ)  не обходит стороной почти ни один наш текст, касающийся тарифного регулирования в Бурятии. Письма, подписанные ее руководителем Борисом Хмелевым, приходят в редакцию с той же регулярностью, с какой пишут нам люди, жалуясь на высокие тарифы.

Когда мы пишем, что «МРСК Сибири» – «Бурятэнерго» (компания, владеющая электросетями и от которой во многом зависит конечная цена на электричество)  завышает свои затраты, которые ложатся в конечный тариф, господин Хмелев нам отвечает, что этот текст «носит явно заказной характер». Когда мы приводим цифры и факты, что энергетики получают сверхдоходы, Борис Хмелев парирует, что в Бурятии не такой уж и высокий тариф. Когда сообщаем, что Федеральная антимонопольная служба уличила РСТ в «игре в одни ворота», в пользу «МРСК Сибири», Хмелев утверждает, что от местной службы ничего не зависит, все решается на федеральном уровне.

Заметьте, что факты, описанные в наших текстах, по большей части сомнению не подвергаются. Выглядит так, словно РСТ пытается оправдаться и спихнуть вину за происходящее в сфере тарифного регулирования на неких «врагов», на федералов, на ситуацию в стране и т.д. и т.п.

Вот и сейчас, через день после выхода нашей  статьи под названием «Ограбление» по-бурятски», в редакцию пришло письмо. Суть его такова: все куплено, РСТ обвиняют напрасно, кругом заговорщики, а в Бурятии с тарифами  все хорошо.

Напомним, о чем шла речь в опубликованном  материале. Во-первых, прокуратура исключила из тарифа на 2019 год примерно 700 млн необоснованных затрат. То есть если бы не эта проверка, есть вероятность, что за тепло в этом году мы платили бы гораздо больше. Эти 700 млн энергетики достали бы из кошельков жителей Бурятии.

Во-вторых, проанализировав официальные документы, такие, например, как приказ Федеральной антимонопольной службы, мы пришли к выводу, что в этом году может вырасти тариф на электричество. Если сопоставить этот рост с доходами граждан, то получится, что тарифная нагрузка на население окажется настолько высока, что ее придется компенсировать бурятским семьям в виде субсидий из бюджета.

Не жалуйтесь

Теперь же пройдемся по письму, подписанному Борисом Хмелевым. О чем же он нам поведает в этот раз?

«Автор статьи умышленно делает акцент на том, что только тарифы давят на карман населения. Тарифы давят на карман населения не больше, чем все другие товары и услуги, оказываемые населению», - пишет начальник РСТ.

Так что, уважаемые пенсионеры и прочие граждане из категории социально незащищенных, хватит жаловаться. Выросли тарифы? А вы, уважаемый, цену на гречку видели? Вот и не жалуйтесь. Пять тысяч за «коммуналку» при пенсии в десять тысяч? А почему вы про цены на бензин ничего не говорите? Примерно такая логика прослеживается в рассуждениях господина Хмелева. Переводить стрелки, как говорят в народе, пожалуй, одно из самых важных и нужных умений любого чиновника.

Идем дальше.

«Компетентность экспертов РСТ РБ подтверждена многочисленными решениями судебных органов, которыми подтверждена экономическая обоснованность тарифных решений, принятых РСТ РБ, и соответствие их законодательству Российской Федерации», - говорится в письме.
Судя по всему, господин Хмелев упоминает о судебных решениях, вынесенных в пользу РСТ. Интересно, а о чем говорят решения, вынесенные не в пользу РСТ? А ведь такие есть. И не только судебные. Например, недавно мы писали про решение той же Федеральной антимонопольной службы, которая установила, что тарифы для сетевых организаций установлены неправильно.

Готовьте денежки

«В 2018 году ФАС России принято решение об увеличении затрат филиала ПАО «МРСК Сибири» - «Бурятэнерго» на 3%, что значительно ниже инфляции и соответствует прогнозу социально-экономического развития, принятому правительством Российской Федерации, что не противоречит действующему законодательству». И далее: «Рост платы граждан в Республике Бурятия не превышает установленных правительством Российской Федерации значений, соответственно, все тарифы на коммунальные услуги в Республике Бурятия установлены на экономически обоснованном уровне», - пишет нам в своем письме  руководитель РСТ.

Во как! Исходя из логики человека, отвечающего за политику тарифного регулирования, оказывается,  что тарифы на 2018 год для жителей Бурятии прекрасные. Более того, они даже занижены, ведь «ниже инфляции». Но проблема в том, что в тексте шла речь о вероятном повышении тарифов на 2019 год. Причем, по нашим данным, с июля он станет выше на 6%, что больше установленных на федеральном уровне пороговых значений.

Об этом в письме ни слова. Господин Хмелев не опровергает эти доводы, но с маниакальным упорством настаивает  на том, что в ушедшем году тарифы были экономически обоснованы. Это говорит о том, что наши предположения и расчеты оказались верны. И нам с вами нужно готовиться к очередному повышению.

Ну и последнее, на десерт.

«Руководитель РСТ РБ Хмелев Б.В. предлагает автору статьи совместно обсудить данный вопрос во второй декаде января 2019 года на любой площадке региональных СМИ, в том числе в открытой дискуссии на республиканском телевизионном канале».

А почему не на ринге? Неужели не хватило смелости поступить как глава Росгвардии генерал Золотов? После того как Алексей Навальный опубликовал скандальное расследование в его отношении? Тот, напомним, вызвал журналиста на дуэль.

Что из всего этого следует? Что в Республиканской службе по тарифам научились переводить стрелки, искать виноватых, снимать с себя ответственность и жонглировать цифрами.

Хочется закончить пословицей вроде «на воре и шапка горит», «знает кошка, чье сало съела» и так далее. Но, думается, читатели найдут гораздо более подходящие эпитеты для происходящего.

Артем Самсонов, «Номер один»
^