05.06.2019
В Улан-Удэ расследуется дело о «беспредельном» ДТП

Пьяный автовладелец BMW X5 на большой скорости врезался в пассажирский автобус. Пять человек получили страшные травмы. Водитель-лихач вместо того, чтобы помочь раненым выбраться из загоревшегося микроавтобуса, наблюдал за всем происходящим со стороны. Спустя два месяца после аварии пострадавшие и их родственники боятся, что это дело может быть спущено на тормозах.

Лобовое столкновение

ДТП произошло на перекрестке улиц Мокрова – Жердева 24 марта 2019 года. Маршрутка №77 двигалась по главной дороге – улице Мокрова из Энергетика в сторону города. В это время на перекресток со второстепенной дороги буквально вылетел внедорожник. Срезав угол поворота, лихач на большой скорости совершил лобовое столкновение с микроавтобусом. Как позже выяснилось, следов торможения на месте столкновения не было. Соответственно, удар был такой силы, что пассажиры с задних сидений перелетели вперед, а под капотом у водителя маршрутки произошло возгорание. 

В момент аварии в салоне находились семь пассажиров, пятеро из которых серьезно пострадали. Выбраться из салона люди не могли – заклинило боковые двери. Водителю пришлось открывать запасной выход, спешно эвакуировать людей, затем он, схватив огнетушитель, пытался потушить очаг возгорания. 

Виновник аварии не пострадал – сработала подушка безопасности. Тем не менее на помощь раненым мужчина не спешил, наблюдая за всем происходящим со стороны. Помогать водителю микроавтобуса вызвались прохожие, а затем другие водители того же маршрута, которые увидели аварию. 

К слову, среди пассажиров маршрутного автобуса были и… гражданская жена и ребенок водителя-лихача. Они обошлись царапинами и в качестве потерпевших по делу, понятное дело, проходить отказались. 

- На месте было проведено медосвидетельствование.  Водитель BMW был пьян, степень алкогольного опьянения составила 0,64 промилле. Сейчас дело в рамках административного разбирательства из ГИБДД передали в следственный отдел МВД, ведется следствие. Отведены сроки, по истечении двух месяцев будет принято решение о возбуждении или невозбуждении уголовного дела, - говорит сын одной из пострадавших в аварии Василий. 

По результатам судебно-медицинской экспертизы уже установлено, что 65-летней пенсионерке причинен тяжкий вред здоровью.

- У мамы серьезнейшая травма. Перелом левой ноги со смещением, разрывом связок. Были сделаны две операции. Поставлены две металлические пластины, стянутые винтами. Врачи говорят, что в силу возраста процессы восстановления и заживления ран протекать будут значительно дольше. Сейчас нам нужно разрабатывать угол сгиба колена, а через год будет еще одна операция – удаление металлической конструкции. Мама не может самостоятельно передвигаться, я постоянно с ней. И, конечно, она пережила сильнейший стресс, - говорит Василий.

Сможет ли пенсионерка когда-нибудь оправиться от таких травм и уверенно встать на ноги, врачи пока что сказать точно не могут.

Тем временем виновнику аварии судьба его жертв, похоже, не столь интересна. За 23 дня, которые пожилая женщина провела в больнице, ни позднее водитель так и не соизволил поинтересоваться, в каком состоянии находятся пострадавшая, не нужна ли помощь. Не говоря уж о банальных извинениях. По словам других пострадавших, и к ним водитель внедорожника также не приходил.

Путаница в документах

Казалось бы, в такой ситуации закон явно на стороне жертв аварии. Однако Василия отношение полицейских к этому делу насторожило.

- Начнем с того, что я не дождался, что мне кто-то сообщит о том, какой именно следователь будет заниматься нашим делом после того, как сотрудник ГИБДД передал дело в следственный отдел МВД. Мне пришлось ехать в отдел самому и все выяснять лично. Сначала у нас диалог был нормальный. Но в последующем при наших встречах общение стало напряженным. Были какие-то многозначительные фразы со стороны следователя, - вспоминает Василий.

Но жаловаться на непрофессионализм сотрудников в погонах или говорить о волоките сын пострадавшей не стал бы, если бы не первые тревожные звоночки. По словам мужчины, расследование началось с того, что из дела стали пропадать документы, а кое-где чьей-то неведомой рукой вносились поправки и исправления.

- Мне понадобились рентгеновские снимки и история болезни, которые передавались мной в ГИБДД для проведения судмедэкспертизы. Врач попросил их принести для того, чтобы сделать контрольный снимок и сравнить старые и новые снимки. Снимки были сделаны не в цифровом формате, то есть в единственном экземпляре передавались полицейским. Восстановить их потом практически невозможно. Но в день приезда я снимки не получил, мы договорились со следователем о встрече на другой день, - рассказывает Василий.

На следующий день сыну пострадавшей выдали историю болезни, и лишь один рентгеновский снимок вместо пяти переданных родственниками пациентки.

- Но я знал точно, что снимков было пять. В сопроводительном листе – по описи - также было написана цифра пять. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что в документах цифра 5 кем-то была перечеркнута и уже написана цифра «1». При этом подпись, кто именно сделал такое исправление, отсутствовала. В ответ на мои вопросы следователь пояснил, что данный документ не имеет юридической силы, это лишь сопроводительный лист. Но меня возмутил сам факт. Мы что в любых документах можем вот так запросто что-то исправлять? – недоумевает сын пострадавшей.

Весьма неприятный разговор закончился тем, что Василий отказался выходить из кабинета до тех пор, пока ему не вернут все его документы в целости и сохранности.

- Во время нашей напряженной беседы в кабинете следователя, в конце концов, нашлись еще четыре снимка, которые мне вернули. Но сам факт, как и самовольные исправления в документах, я взял на заметку. Я планирую подать жалобу в прокуратуру по данному факту.

СМИ  как подстраховка

Что это было – обычная халатность и случайность или повод для того, чтобы растянуть расследование, Василий не понимает. Но любопытно, что в примерно это же время «пропавший» виновник аварии вдруг предпринял странную попытку связаться с ним.

- Он это попробовал сделать не напрямую, а через третьих лиц. Причем через так называемых «блатных», криминальных товарищей. Через связного была попытка выйти на меня и как-то «порешать» вопрос. Но то, что в этом посредничестве участвовали представители криминальных структур, это точно, - говорит Василий.

Однако пострадавшие не намерены выходить на диалог с виновником аварии, который стал интересоваться всем происходящим только сегодня. Сейчас они обращаются в СМИ в качестве «подстраховки».

- Мы хотим создать общественный резонанс для того, чтобы люди в погонах внимательнее относились к нашему делу. Потому что сейчас не только в Бурятии, но и в целом по стране мы видим беспредел со стороны органов, когда дело спускают на тормозах или виновник выходит сухим из воды, к примеру, благодаря своим связям. Нам хотелось бы, чтобы расследование было проведено профессионально, четко и без волокиты. Виновник должен быть наказан, а пострадавшим он обязан возместить ущерб, - то есть все должно быть по закону, а не по «понятиям», - надеются пострадавшие. 

Василиса Шишкина, «Номер один».
^