05.06.2019
Пенсионер вызвал раненой скорую, а потом сел за ее убийство

62-летний Иван Михайлов из Новой Бряни полтора года добивается справедливости. Двум составам присяжных заседателей он смог доказать, что не убивал знакомую, которую обнаружил с ножевыми ранениями около своей дачи, но прокуратура вновь обжаловала оправдательный вердикт. 

- Я вызвал скорую, а потом сам оказался на скамье подсудимых. Видно, добрые дела у нас тоже наказуемы, - сетует пенсионер в ожидании очередной апелляции.

Встреча у магазина

Пенсионер всегда жил честно, никогда не был судим и не привлекался даже по мелким административным статьям. Всю жизнь работал, вместе с женой вырастил и дал образование четверым детям. Иван Васильевич и подумать не мог, что на старости лет почти год проведет в СИЗО по обвинению в страшном преступлении – умышленном убийстве.

Все началось 10 ноября 2017 года. В тот день после обеда Иван Михайлов встретил свою старую знакомую Татьяну Матвееву. Они были знакомы еще с 70-х годов, когда жили в одном доме по соседству, потом их пути разошлись. Иван после армии женился и переехал, а затем и вовсе на 12 лет выехал с семьей из села. Когда вернулся, случайно встретил Татьяну на улице, оказалось, они живут в соседних домах. На вопрос, как жизнь, постаревшая то ли от времени, то ли от вина лишь махнула рукой: «Да разве я живу – существую».

- В тот день я отправился к себе на дачный участок, что примерно в километре от дома, кормить собак. Вышел с мешком корма на улицу и встретил Татьяну. На лице у нее были синяки - сын с невесткой избили накануне за то, что она не купила им водки. Татьяна попросила меня приобрести ей немного продуктов - она со вчерашнего дня ничего не ела, а в магазине из-за долга ей уже не продавали. Я ее пожалел, взял лапши, хлеба и бутылку «сухого», чтобы она могла опохмелиться, - вспоминает пенсионер.

Иван сложил продукты Татьяне в сумку и засобирался к себе на участок, но знакомая попросила: «Давай отойдем за угол, там я опохмелюсь, а то дома у меня все отберут». Иван снова пожалел соседку, прошел с ней до улицы Победы, открыл ей бутылку. Глотнул немного вина, после чего отдал спиртное Татьяне, распрощался и ушел к себе на дачу. Тогда никто из них не знал, что примерно через пару часов они снова встретятся, но при весьма трагических обстоятельствах.

«Ой, Иван, больно»

По словам Ивана Васильевича, на даче в летней кухне он заварил собакам корм, убрался в вольере, а когда пошел кормить своих любимцев, вспомнил, что не закрыл калитку, и одна собачка, по своему обыкновению, выскочила за ограду. Пенсионер открыл калитку поглядеть, где она, и опешил – собаку кто-то порезал, из ран на ее груди и боку пузырилась кровь. Он занес ее в ограду, где спустя две минуты собака испустила дух. Иван со слезами положил ее в вольер, чтобы другие собаки не растерзали, и расстроенный пошел домой.

Выйдя из калитки, он осмотрелся – кто же мог убить его собаку? Но никого на горизонте не было. Иван сделал пару шагов и услышал чей-то стон. Оглянулся и увидел на земле человека. Кто это, пенсионер сразу и не разобрал – на голове у лежащего был закинут капюшон. Подошел, открыл лицо и увидел Татьяну. «Ой, Иван, больно», - прошептала она и вынула из-под одежды окровавленную руку.

По словам пенсионера, он никогда раньше не видел столько человеческой крови, от вида которой его затрясло. Иван поспешил вызывать скорую, но телефона у него не было, поэтому он, заметив машину, побежал к односельчанам. Те вызвали медиков, которые спустя минут 15 прибыли на место.

Иван Васильевич встретил их, объяснил ситуацию, сказал, как зовут женщину, и оставил им свои данные. Попытался помочь медикам, но те сказали, что справятся сами. Фельдшер с водителем переложили тело на носилки и увезли, а Иван отправился домой.

Видеопризнание

Тем же вечером домой к пенсионеру прибыл наряд полиции. «Вы тело нашли? Женщина умерла, поедем, покажете, где вы ее обнаружили», - попросили сотрудники полиции. Иван Васильевич указал и место, где лежала Татьяна, и свою порезанную собаку, полицейские с помощью специального прибора с ультрафиолетом осмотрели его участок в поисках крови, но ничего не нашли. Тем не менее пенсионера забрали в отдел до выяснения.

Иван провел в полиции практически сутки без еды и воды, его и не отпускали, но и не оформляли. Лишь на следующий день его допросили, следом Ивану Михайлову предъявили обвинение и заключили под стражу. По версии следствия, в тот день Михайлов и Матвеева выпивали на даче. За столом между ними якобы произошла ссора «на почве личной неприязни», во время которой Михайлов нанес потерпевшей 19 ударов ножом. После этого, по версии следствия, Михайлов решил избавиться от улик, вынес умирающую женщину за ограду своего дачного участка, а затем, желая отвести от себя подозрения, попросил вызвать скорую.

- У потерпевшей было зафиксировано 19 ножевых ранений, сразу понятно, что взрослый мужчина так бить не будет, - разъясняет Павел Мурзин, адвокат пенсионера. - Орудовал или малолетка, или наркоман. Почему же следствие остановилось на Михайлове? Перед смертью в больнице Татьяна успела дать сумбурные показания следователю, которые тот записал на видео. В них умирающая женщина упоминала имя Михайлова, при этом путаясь в обстоятельствах случившегося с ней.

На видео женщина рассказала, что помогла Ивану нести корм для собак, а потом он избил ее ножом, неизвестно из-за чего. Пенсионер утверждает, что видел полную версию этого видеопризнания, на которой Татьяна вначале говорила, что рассталась с Иваном на улице Победы, а в суде присяжным предоставили лишь конечную часть записи. К тому же и эксперт говорит, что начал запись, как только зашел в палату, а видео почему-то начинается с вопроса: «Кто бил?».

- В полной версии Татьяна меня ни в чем не обвиняла, слышно было, как ее спрашивают: «Скажи, это он тебя порезал, он?» - сетует пенсионер.

«Чтоб не дергалась»

По словам защитника, на момент поступления в Ново-Брянскую участковую больницу у потерпевшей было зафиксировано давление 50/20. Находилась ли женщина в здравом уме и могла ли отвечать на вопросы? Адвокат ходатайствовал перед следствием о проведении посмертной психолого-психиатрической экспертизы, которая ответила бы на вопрос, была ли Татьяна вменяема, понимала ли значение своих слов. Но эксперты сообщили, что ответить на заявленные вопросы невозможно, ссылаясь на недостаточность предоставленного материала.

- Мы ходатайствовали, чтобы эти результаты экспертизы были оглашены присяжным, ссылаясь на то, что видео неоднозначно и вызывает сомнения. Однако суд, по возражению прокуратуры, нам отказал, - говорит Павел Мурзин.

Состояние потерпевшей перед гибелью заставило сторону защиты обратиться за помощью к медицинскому юристу, который исследовал амбулаторную карту потерпевшей, протокол судебного заседания, результаты судебно-медицинской экспертизы.

- Из карты видно, что давление у потерпевшей было 50/20. Когда у человека такое давление, он находится в полубессознательном состоянии. На суде санитарка больницы показала, что через пять минут после завершения допроса следователя пациентке стало плохо и ее поместили в реанимацию, где она и скончалась, - разъясняет Руслан Главинский, юрисконсульт медицинского центра ООО «Медикал-Групп».

Медицинский юрист, исследовав материалы дела, вскрыл шокирующие детали последних часов жизни потерпевшей. По его мнению, стандарты оказания медицинской помощи, которые установлены законодательством РФ, женщине не были оказаны.

- На суде фельдшер показал, что пострадавшую просто загрузили в машину и привезли в больницу. То есть женщине не была оказана ни противошоковая терапия, ни инфузионная. То же самое происходило в больнице. Здесь потерпевшей поверхностно зашили раны в условиях перевязочной без ревизии ран, без необходимого комплекса мер, вплоть до реанимационных. При этом, по показаниям санитарки, пока хирург зашивала раны, та держала пациентку, «чтобы она не ворочалась». После этого женщину разместили в обычной палате, где она была допрошена следователем, - рассказывает Руслан Главинский.
  
Сторона защиты составила жалобу в Росздравнадзор по РБ, в которой изложила все факты оказания Матвеевой некачественной медицинской помощи, и недавно получила результаты проверки. Надзорное ведомство выявило некоторые нарушения, медицинской организации выдано предписание об их устранении. Однако уголовную ответственность в этой части пока никто не понес.  

Оправдали два состава присяжных

На суде адвокат Павел Мурзин обратил внимание присяжных заседателей на то, что, кроме этой сомнительной видеозаписи, у следствия не было абсолютно никаких улик против Ивана Михайлова. Согласно заключению молекулярно-генетической экспертизы, следов крови человека на одежде Михайлова (куртке, брюках, сапогах) не обнаружено. А ведь он должен был замараться ею, учитывая, что у погибшей множественные проникающие ранения. Орудие преступления так и не было найдено. Да и мотива для убийства не нашлось, если не считать непонятной формулировки «из личных неприязненных отношений».

- В день обнаружения потерпевшей детальный и тщательный осмотр места не проводился, пробы грунта, где она была найдена, не изымались. Как-то же она оказалась там, не прилетела же? Под протокол осмотрели участок Михайлова только через неделю. Потерпевшую в тот день видели с авоськой, куда она делась? На месте происшествия не было. Где она ее оставила, никто не установил, - отметил он.

Большинство присяжных поддержали версию защиты, и коллегия вынесла оправдательный вердикт, на основании которого 11 октября 2018 года приговором Заиграевского райсуда подсудимый был оправдан за непричастностью к совершению преступления и отпущен на свободу.

Однако приговор был обжалован стороной обвинения в Верховный суд РБ, посчитавшей, что по делу были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства. Рассмотрев апелляцию, Верховный суд отменил Ивану Михайлову оправдательный приговор, направив дело на новое рассмотрение с иным составом суда. И вновь пенсионер, инвалид третьей группы, гипертоник, вынужден был доказывать, что не убивал знакомую.

15 апреля этого года, повторно рассмотрев дело, суд с участием присяжных вновь вынес оправдательный приговор Михайлову за неустановлением события преступления. Но и на этот раз сторона обвинения подала апелляционную жалобу на приговор.

- Сколько это может продолжаться, - сетует Иван Васильевич. - Где-то ходит настоящий убийца, но его не ищут, а занимаются мной.

Любовь Ульянова, «Номер один».
^