21.07.2019
Наводнение в Улан-Удэ может обернуться настоящей катастрофой

Кадры с плывущими вдоль иркутских рек домами не могли не оказать тормозящее влияние на спрос на тысячи деревянных строений, расположенных в зонах затопления Улан-Удэ. К которым относится почти пятая часть города - от ДНТ  Левого Берега до садоводств п. Тальцы.

Как отмечают риелторы, спрос на дома возле Селенги и Уды упал многократно, особенно на регулярно затопляемом и застроенном Левом Берегу Улан-Удэ. Люди опасаются, что из-за глобального потепления купленную недвижимость может унести в Байкал.

Риск есть

Еще несколько лет назад Арнольд Тулохонов, тогда занимавший пост директора Байкальского института природопользования СО РАН, сообщил о скором начале многоводного периода в Восточной Сибири. В это время резко возрастает риск крупных наводнений, какие случались в Улан-Удэ в 1993 и 1998 годах. По его словам,  особую озабоченность вызывает отсутствие защиты жителей Левобережья.  

Напомним, было время, когда при крупных наводнениях практически весь Левый Берег оказывался под водой, которая перехлестывала даже через пересекающую эту территорию ул. Иволгинскую. Между тем с момента последнего крупного наводнения особенно сильно застроилась домами примыкающая к Селенге местность по линии Поселье - Коммунальник - остров Конный. 

Старожилы города рассказывают, что еще в прошлом веке в этой местности никто не жил, поскольку территория регулярно испытывала опустошающие наводнения. Лишь на возвышенности Поселья к середине прошлого века начали ставить первые дома, однако градостроительные устремления не двигались дальше к реке. 

Но заселившие Поселье и другие окружающие поселки в 90-е годы экономические беженцы из районов республики о стихии природы не думали: «авось пронесет». Однако увеличение частоты крупных снегопадов и ливней, а также крупные наводнения в Чите и Иркутской области в 2018 и 2019 годах поменяли общественное мнение. 

Жители затопляемых территорий начали срочно продавать свое жилье. Прежде всего, расположенное возле Селенги: улицах Левобережья - Береговой, Набережной, Судоремонтной, Витимской, Кемеровской и др. Цены на дома упали. Новые брусовые дома, полностью благоустроенные, площадью 56 квадратных метров с земельным участком, баней, теплицами, продают от 450 тыс.  рублей - до 1 млн рублей (полностью благоустроенные).

- Спрос на дома возле рек упал еще до иркутского наводнения, где-то месяц назад, видимо, население поняло, что рано или поздно вода будет заливать эти территории, - говорит улан-удэнский риелтор Лариса Бибишева. - Похоже, что мы наблюдаем новую тенденцию, поскольку ранее клиенты, наоборот, стремились жить поближе к реке, где наблюдался более чистый воздух.

По ее словам, речь идет о домах, построенных на больших территориях - от Тальцов до Сотниково, тех местах, где очень вероятно подтопление в будущем. Между тем наибольшую опасность представляет все же Левобережье, поскольку оно подвержено самым крупным паводкам от реки Селенга. И хотя Уда тоже разливается, но она не столь опасна, как наводнение от главной реки Бурятии.

Ученые говорят, что серьезное наводнение может произойти, когда сложится несколько факторов: жаркое лето в Монголии, интенсивное таяние ледников и приход европейского и тихоокеанских погодных фронтов в Бурятию. Тогда Селенга поднимется на несколько метров. Сегодня же главную опасность представляют забитые речные протоки Левобережья.   

Опасные зоны 

Особенную опасность вызывает крутой поворот Селенги напротив села Сужа. Здесь волна может пойти не по руслу, а завернуть на Поселье и дальше на ул. Иволгинскую.

- Если придёт такой же паводок, как в 1993 году, то Улан-Удэ смоет, - отмечает  ученый  Арнольд Тулохонов. - И мы должны молиться, чтобы не было паводковых дождей с Монголии и Чикоя. И если ударная волна придёт, она пойдёт не по протокам, а плоскостью по Левому Берегу. 

В Улан-Удэ есть немало очевидцев большого наводнения в 70-х годах. 

- В 70-х годах, когда был маленьким ребенком, я помню, как мы ехали по улице Иволгинской, а вокруг дороги бурлила вода, - вспоминает депутат Хурала Игорь Бобков. - В 90-е, когда Левый Берег уже застроился, люди спасались от потопа на крышах.

По словам экспертов, «в связи с глобальным изменением климата вопрос - будут или не будут в Улан-Удэ сильные наводнения - не стоит, речь идет лишь о сроках - потоп начнется либо в будущем году или через два года». Но готов ли Улан-Удэ к такому повороту событий? 

- Могу сказать, что город к наводнению абсолютно не готов, ведь предусмотренные в республиканском бюджете 166 млн рублей на берегоукрепительные работы вдоль рек Уда и Селенга вот уже три года болтаются без дела и не осваиваются, - недоумевает депутат. - Нам чиновники говорят, что проектно-сметная документация не прошла экологическую экспертизу. А ее не могут провести, потому что программа выпала из федеральной целевой программы.

Тем не менее, несмотря на то, что деньги лежат мертвым грузом, их секвестировать опасаются. Ведь случись наводнение, деньги можно будет потратить на спасение людей.  

Пока же, как считает депутат, вопрос защиты города от наводнений пущен на самотек и никого особо не интересует.

Впрочем, как выяснилось, интерес к теме потопа все же растет среди самих потенциальных пострадавших. Самих потенциальных пострадавших. Часть людей, живущих на левом берегу вдоль Селенги и затопляемой Степной протоки, стали засыпать власти предложениями построить там крупную дамбу. Чтобы отвести волну с их территории  в главное русло реки. 

Также новоселы преследуют и меркантильные цели  - поскольку многие из них захватили земли и не могут их узаконить в связи со статусом затапливаемых земель, строительство дамбы позволит повысить безопасность территории и получить наконец землю в собственность. 

Однако дамба  не панацея, поскольку при очень крупных наводнениях ее может прорвать. Тогда вода, которая там аккумулируется, нанесет  просто разрушительное воздействие – потоком может снести центр города в районе автовокзала и ТРЦ «Пионер». Как это и произошло в затопленном иркутском городе Тулун. Там дамбу возвели накануне паводка, но она  была рассчитана на небольшие наводнения. А поскольку паводок превысил расчетные параметры, то ее прорвало. 

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^