10.08.2019
В деле «сиротского поселка» в Сотниково появился третий стрелочник

В долгоиграющем «сиротском деле» появился еще один фигурант.  Под домашний арест заключен бывший глава Иволгинского района Бимба Дымбрылов. Следствие полагает, что Бимба Дымбрылов выдал акт ввода на эксплуатацию жилого поселка, построенного для бывших детдомовцев, а спустя несколько лет выяснилось, что дома построены с нарушениями.

Бывший чиновник стал уже третьим фигурантом начатого еще в декабре 2018 года расследования. Тогда СКР возбудил уголовное дело в отношении замминистра строительства Бурятии Сергея Рыбальченко и застройщика Сергея Домшоева.  Первого подозревают в «превышении должностных полномочий». Второго в том, что он якобы похитил все 195 млн рублей, выделенных из бюджета на строительство поселка.

Лучше бы деньгами

Как «Номер один» уже сообщал, в 2015-2018 годах правительство Бурятии заключило госконтракты с бизнесменом Сергеем Домшоевым  на покупку 254 жилых помещений в селе Сотниково для повзрослевших детей-сирот, оставшихся без родителей либо их попечения.

Ранее правительство заключило инвестиционный договор на постройку жилья, однако заложило туда слишком низкие расценки - дом для сироты с коммуникациями предлагалось построить всего лишь за 900 тыс. рублей. Любому здравомыслящему человеку понятно, что в Сибири за такие деньги нормальное жилье не возвести. Лучше бы отдали людям эти деньги, а не городили черт знает что.

Но поскольку чиновникам правительства РБ надо было побыстрее отчитаться перед Москвой, то застройщику дали карт-бланш для строительства домов-«курятников». Конструкций из пенобетона, внешне напоминающих обычные сельские избы, правда, с частичным благоустройством.

Естественно, что никакой итальянской плитки в домах для сирот не было. Сергей Домшоев, видя истинное отношение правительства к сиротам (ведь все измеряется деньгами, не правда ли?)  и получив с самого верха устное одобрение на использование самых дешевых материалов для отделки квартир, слепил из того, что было. Тем не менее непосредственно к качеству строительства претензий ни у кого не возникало. Все проверки, как на стадии строительства, так и при вводе домов в эксплуатацию, Домшоев благополучно прошел. Свои подписи поставили все контролирующие органы. А если мелкие замечания и имелись, то они устранялись на месте.

Построили зря

Подвели застройщика грунты и изменение климата. Поселок был построен на дешевом земельном участке бывшей Сотниковской птицефабрики, изобиловавшей остатками бетонных блоков и куриным пометом. И когда прошлым летом на Сотниково обрушился сильный ливень, то мощный поток пошел с косогора, и часть фундаментов дала осадку.

В подвалы попала вода, часть домов отсырели, пошла плесень. Добавило проблем и отношение новоселов, получивших бесплатное жилье. Среди них было немало выпивающих товарищей, которые могли зимой уехать, разморозив инженерные системы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Собственно говоря, и здесь имелись технические решения, поскольку дома были на гарантии. Застройщик мог исправить нарушения за свой счет.

Однако вмешалась большая политика. Техническим проблемам поселка придали неожиданно криминальное звучание. Кое-кто даже пропиарился на этом на федеральном уровне. Перед Москвой Бурятия была обозначена как территория, где творится произвол, а чиновники восприняли уголовные дела как акт устрашения.

Замминистра Рыбальченко бросили в СИЗО, обвинив его в том, что он подписал акт приемки жилых помещений. Хотя дома принимались комиссионно и предварительно подписи поставили представители всех контролирующих ведомств, в том числе Госстройнадзор. Поскольку ни у кого замечаний к домам на тот период не было, Рыбальченко также поставил свою подпись под коллегиальным решением. 

Забытый сиделец

Добавим, что поскольку причинно-следственной связи между сыростью в подвалах жилого поселка и якобы криминальной деятельностью г-на Рыбальченко установить так и не удалось, то следствие с самого начала застопорилось. Ведь арестанта из СИЗО никто на допросы не вызывал, и спустя несколько месяцев вынужденного безделья он сам начал жаловаться. Требуя, чтобы его посетил следователь и наконец-то начал задавать конкретные вопросы. После этого к нему действительно пришел следователь, который поговорил с сидельцем и снова исчез.

По сведениям «Номер один», с декабря 2018-го по май 2019 года не приходил следователь и в гости к Сергею Домшоеву, который томится под домашним арестом в одной из новостроек центра города.

В результате, как отмечает информированный источник «Номер один», чтобы как-то вытащить дело из оцепенения, был найден третий фигурант.

Им стал 65-летний бывший глава Иволгинского района Бимба Дымбрылов, которому на прошлой неделе предъявили обвинение по ч. 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

По версии пресс-службы СКР по РБ, чиновник в 2015 и в 2016 годах подписал разрешение на строительство 30 многоквартирных домов, предназначенных для проживания повзрослевших сирот. Также подписал и акты ввода жилья в эксплуатацию.

В СКР подчеркнули, что «были нарушены правовые нормы, регламентирующие порядок выдачи таких разрешений. А надлежащая проверка документов, удостоверяющих законность строительства и осмотр специалистами построенных объектов на предмет их соответствия проектной документации, не производились».

Что при этом конкретно имелось в виду, непонятно.  Прояснил ситуацию один из весьма осведомленных источников, хорошо знакомый с данным делом.

- Решение по строительству поселка принимал, конечно же, не глава района, поскольку деньги были федеральные и все решалось на уровне тогдашнего главы Бурятии Вячеслава Наговицына и первого заместителя председателя правительства Иннокентия Егорова. Роль Дымбрылова была даже не второстепенной, а третьестепенной - формально разрешить строительство. Ведь деньгами он не распоряжался и функций контроля у него не было, т.е. лезть в строительство и что-то там у застройщика проверять. И когда в 2015 году к Дымбрылову пришел Домшоев с предварительным договором с правительством, где были обозначены все параметры проекта, количество и цена заказываемых для строительства домов на земле застройщика, других вариантов кроме как разрешить стройку у него не было, - отмечает источник. 

То же самое было и с вводом в эксплуатацию. 

- Когда дома поэтапно сдавались, Домшоев регулярно приходил в райадминистрацию с пакетом разрешительных документов от Госстройнадзора, Роспотребнадзора, пожарников и др. Отдав документы в администрацию, он позже получал документы о вводе домов в эксплуатацию. Далее бумаги поступали в ФРС для регистрации домов, и застройщик получал деньги.

Исчезнувшие документы

Проблема заключалась в том, что на части актов о вводе в эксплуатацию подписи за Бимбу Дымбрылова кто-то подделал! О чем говорится в почерковедческой экспертизе. Хотя печать администрации была оригинальная. Также в администрации не могут найти некоторые сопровождающие акты ввода документы. Непонятно, что это было, - либо бардак в делопроизводстве администрации, либо корыстный умысел заинтересованного лица для скорейшей регистрации домов в ФРС и получения денег. Добавим, что на последних этапах строительства Сергей Домшоев, работая с мизерной маржой, остро нуждался в деньгах. И, по данным источника, «постоянно занимал крупные суммы у знакомых, чтобы заплатить рабочим и за материалы».

Как отмечает источник, Бимбу Дымбрылова, скорее всего, постараются сделать крайним в этом деле. Ведь с Рыбальченко ничего не получается, а Домшоев, по слухам, имеет влиятельную родственницу в республиканском силовом блоке. Неудивительно, что последнего не стали препровождать в СИЗО вместе с Рыбальченко. Хотя застройщик находится на домашнем режиме с более тяжелой статьей, чем чиновник. Чудеса следствия.

Что касается Бимбы Дымбрылова, то, по данным источника, следствие планировало препроводить его в СИЗО, чтобы ускорить процесс принятия арестантом нужного решения. Иначе говоря, идти в рамках обозначенного коридора в данном деле, согласиться с версией обвинения и вытянуть на себе слабое дело до суда. Однако арест не состоялся по причине нежелания суда брать на себя ответственность в связи с плохим состоянием здоровья Бимбы Дымбрылова.

Таким образом, во многом бесперспективное уголовное дело с явной политической подоплекой рискует еще более затянуться.

Дмитрий Родионов, «Номер один».
^