08.08.2019
Когда мальчик без рук из Мухоршибири получит протезы?

Осенью прошлого года мы встречались с Сашей Васильевым, мальчиком, который потерял обе руки в результате несчастного случая. Подросток рассказал «Номер один», что давно мечтает о бионических протезах, которые позволят ему самостоятельно обслуживать себя. С момента нашей встречи прошло почти десять месяцев, за это время кто только ни обещал помочь Саше – и депутаты, и чиновники, но мечта подростка так и осталась мечтой, вопрос с протезами все еще решается.

Удар по судьбе

16-летний Саша Васильев из Мухоршибири потерял обе руки пять лет назад в результате тяжелой электротравмы. Пятиклассником он вместе с друзьями забежал в трансформаторную будку, где его поразило током. Удар был такой силы, что у ребенка сгорели пальцы на левой руке. Сашу экстренно госпитализировали в Улан-Удэ, где врачи БСМП диагностировали у него электроожоги самой тяжелой, четвертой степени. К сожалению, спасти пострадавшие руки не удалось, их ампутировали по плечи.

Спустя несколько месяцев лечения 11-летний Саша вернулся в родное село. Он переживал, что уже не может, как раньше, взять что-то, дотронуться, сам покушать. Но все свои печали мальчик держал в себе, не такой у него характер, чтобы жаловаться на судьбу. После больницы Саша по совету классной руководительницы вернулся в школу. Рядом с ним пятый и шестой классы просидела мама, она кормила и поила его, водила в туалет.

А потом в семье случилось очередное несчастье – мама убила папу. Родители Саши любили выпить и мало внимания уделяли сыну, а после трагедии мальчик и вовсе лишился их. Маму не посадили, но лишили родительских прав, в жизни подростка она практически не появляется. Но Саша так же, как в детстве, безусловно любит ее и ни за что не упрекает.

Главной опорой в его жизни всегда была бабушка. Галина Федоровна посвятила свою жизнь внуку, она и кормит, и моет, и одевает парня. В школе ему помогают друзья и одноклассники, они понимают, как ему нелегко. Но с возрастом Саше стало как-то неловко просить окружающих о помощи, например, с туалетом. Для реабилитации ему остро требуются бионические протезы.

Эти современные высокотехнологичные инструменты максимально приближены к действию человеческой руки, они помогли бы парню вернуться к нормальной жизни – снова научиться самостоятельно кушать, одеваться, чистить зубы. Сейчас мальчик занимается на компьютере с помощью ног, а с протезами смог бы освоить письмо руками. Саша пользуется телефоном, но, чтобы достать его из кармана, нужен кто-то рядом, а если никого нет?

Галина Федоровна уже несколько лет бьется, чтобы внуку выдали именно такие современные протезы, которыми он сможет научиться обслуживать себя. Ранее Саше уже предоставляли разные бесполезные протезы, которыми невозможно ни писать, ни что-то взять.

- Целая гора «рук», а толку нет, - говорила Галина Федоровна в прошлый наш приезд к Саше. - Этот протез не для постоянной носки, он короткий, и что им можно делать? Саша не сможет им ни покушать, ни двери открыть. Еще одни протезы – косметические. Они вообще ни о чем. Просто руки, как у куклы. Зачем они? Как нам сказали, в них можно ходить в театр. Так у нас в деревне театра нет. Еще одни активные протезы. Они для постоянной носки тоже не предназначены. В одежде он не сможет согнуть руку, надеть их - целая проблема. Пробовали носить, но писать невозможно, взять телефон тоже, - сетует бабушка.

«Вопрос с протезами решен»

Эти неудобные и нефункциональные протезы Саша с радостью поменял бы на одни современные, но их не так-то просто получить - один протез стоит более 1,5 млн рублей. Чудо-аппарат управляется передними мышцами груди, при вдохе рука сгибается, им можно делать практически все. Саша уже надевал образец, и у него получалось.

Галина Федоровна почти два года пыталась выбить внуку хотя бы один высокотехнологичный протез, но все безуспешно. Они прошли бесконечное число медицинских комиссий, не раз выезжали в ортопедические центры страны, собирали справки, но вопрос с протезом не решался. Бабушка была в отчаянии, ведь дело упиралось то в одно, то в другое, и ей приходилось начинать все сначала.

В конце прошлого года наша газета напомнила про Сашу, и у семьи появилась надежда, что мечта мальчика сбудется. Многие жители республики откликнулись на призыв о помощи подростку - переводили на счет семьи кто сколько может, поддерживали в соцсетях, подарили новые коньки для занятий спортом. Весной пришли хорошие новости – Саша получит долгожданные протезы. Казалось, проблема решается успешно.

- Вопрос с протезами наконец-то решился положительно, - радовалась Галина Федоровна. - В нашу индивидуальную программу реабилитации вписали высокотехнологичный протез. Когда мы его получим, пока не знаем, но точно в этом году.

Об этом решении громко заявила тогда и экс-уполномоченный по правам ребенка в Бурятии Татьяна Вежевич, к которой обращалась бабушка подростка. Тогда уполномоченная говорила, что материалы по Саше направлены в Москву и по ним получено положительное заключение.

Можно было бы похвалить уполномоченного за помощь, но возникает логичный вопрос – где было ведомство все это время, пока бабушка обивала пороги многочисленных инстанций? Почему о ребенке с такой тяжелой травмой здесь узнали только спустя пять лет после трагедии? Неужели сложно наладить четкую связь с органами опеки, Минздравом, Министерством соцзащиты, чтобы наперечет знать таких вот нуждающихся в помощи детей и системно работать с ними?

Все идет по плану?

На прошлой неделе в очередной раз решили поинтересоваться у Галины Федоровны, как движется дело с протезами. Мы надеялись, что Саша уже носит чудо-руки, вовсю тренируется, чтобы в новом учебном году пойти в школу с ручками и тетрадками, как все его одноклассники. Однако бабушка нас огорошила – документы на протезирование снова ушли в Москву на подтверждение в головной офис Фонда социального страхования.

- Мы с февраля месяца ждали вызова на протезирование, - грустно рассказала Галина Федоровна, которая уже порядком устала от обещаний, сборов медицинских документов, и ожидания чуда. - 20 августа нас пригласили в Москву на консультацию. А что делать, поедем.

Предполагалось, что сопровождать мальчика, как обычно, будет бабушка. Женщина переживала, где взять денег на дорогу, ведь за билеты туда и обратно на двоих они должны будут платить сами, потому что поедут не на лечение, предполагающее бесплатный проезд, а на консультацию. Женщина поделилась, что взять билеты на поезд они не успели и теперь им придется лететь самолетом.

Информацию о проблемах семьи Саши «Номер один» опубликовал на своем сайте, и реакция на сообщение не заставила себя долго ждать. Как нам стало известно, Фонд социального страхования по Бурятии молниеносно решил вопрос с консультацией: ведомство добилось, чтобы ее провели заочно, без поездки в Москву.

Далее отчиталась экс-уполномоченная по правам ребенка в республике Татьяна Вежевич. Узнав о том, что никто никуда не едет, она опубликовала в социальной сети пост, который можно озаглавить «все идет по плану».

- Экспертиза пройдена, ехать никуда не надо, - пишет она. - Все процедуры пройдены подростком заочно, без выезда. Сейчас идет согласование с федералами, и в ближайшее время будут объявлены торги. Сумма увеличилась до 3,5 млн рублей.

Далее Вежевич почему-то (может, в оправдание?) большими буквами подчеркивает, что бабушка в газету сама не обращалась и никаких претензий не имеет, она «благодарна аппарату уполномоченного по правам ребенка в Бурятии и МСЭ, и ФСС за поддержку». После оглашения своей значимости в этом деле экс-уполномоченная обвиняет нашу газету в пиаре, забывая, что именно мы вынесли проблемы Саши на суд общественности и рассказали о тяготах его жизни.

История Саши Васильева наглядно показывает - чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, нужно придать его огласке. И как бы долго простые люди ни ходили по инстанциям, все будет впустую, если только некто наверху не испугаются получить нагоняй от того, кто еще выше. Сашина история – это иллюстрация того, как в нашей стране решаются проблемы страждущих: через хождения по мукам, через кучу бумаг и согласований, но только не прямым путем - через четко отработанную схему помощи нуждающимся.

Будем надеяться, что Саша Васильев, наконец, получит долгожданные бионические протезы, которые кардинально изменят его жизнь к лучшему.

Любовь Ульянова, «Номер один». 
^