01.12.2019
Почему программа «Земский доктор» не решила проблему с дефицитом кадров

Программа «Земский доктор» в Бурятии реализуется с 2011 года. За это время свой заветный миллион получили 866 врачей-специалистов. Почему врачи массово едут в деревни, но там по-прежнему не хватает специалистов, выяснял «Номер один». 

Простимулировать деньгами

Как известно, главная цель федеральной программы – стимулировать переезд молодых специалистов в село, где кадровый голод бушует не первый год. С 2011 по 2018 годы в Бурятии были трудоустроены 866 врачей-специалистов, получивших 1 млн  рублей в качестве единовременной компенсационной выплаты. 

В 2020 году в условиях участия в программе уберут возрастные рамки. Кроме того, увеличивается финансирование программы: до 2 млн - для врача и 1 млн - для фельдшера. В целом на эти цели потратят 200 млн рублей.

Что ж, планы самые радужные, и логично предположить, что за время работы программы, а прошло уже восемь лет, кадровая нехватка в селах республики если не должна была ликвидироваться, то значительно пойти на спад.

Приманка на миллион, конечно, возымела положительный эффект, однако большинство из тех, кто приезжают  в село, изначально не собираются там оставаться. «Отбывая» пятилетний срок, они, за редким исключением,   немедленно возвращаются в города. Приобретать жилье, обживаться на новом месте врачи не хотят.  

Разбегаются врассыпную

Мы обратились за комментариями в ряд сельских больниц. Ситуация везде примерно одинаковая. Медики приезжают за миллионом. Часть из них сбегают едва ли не сразу же, не выдерживая тягот деревенской жизни. Расторгают договоры и возвращают миллион. 

Другие из последних сил тянут лямку пять лет, после чего также исчезают. И есть еще третья категория – те, кто, подписав контракт, сразу уходят в декрет. Программой такой ход конем не запрещен. При этом некоторые дамы идут сразу в двойной декретный отпуск, рожая подряд. А пока мамочки сидят в отпуске по уходу за ребенком, время тикает, а миллион зарабатывается «автоматически». 

Заведующие центральными районными больницами вовсе не против демографического всплеска и даже понимают тех, кто не хочет оставаться в заброшенных деревнях после «отбывания срока». Вот только больницы при этом снова оказываются у разбитого корыта.

Странная картина: люди вроде бы приезжают работать  и даже числятся в штате, а реально работающих специалистов по-прежнему не хватает. 

- В основном люди после истечения пятилетнего срока уезжают. У нас шесть докторов уехали. Отработали, уволились и уехали. Кто-то переехал в другие регионы, кто-то в другие больницы. Объясняют отъезд тем, что не хотят оставаться в селе. Нет жилья, зарплата низкая. Кто хочет в деревне жить? Зачем   это надо молодым? Они в городе жилье купили и переехали, - признается начальник кадрового отдела Баргузинской ЦРБ. 

Редкие исключения, конечно, бывают. К примеру, если женщина-врач выходит замуж за местного жителя и корнями прирастает к селу. 

- В городе благоустроенные квартиры. Они пришли домой, ножки вытянули и телевизор смотрят. А здесь, в деревне, надо работать постоянно. Снег убирать, воду носить, дрова колоть, печку топить. Да и климат у нас холодный. Очень много всяких проблем. В основном людей сложности деревенской жизни не устраивают, - подытоживают в Баргузинской ЦРБ. 

В каждом году в районных ЦРБ ежегодно  ждут нового пополнения кадрами. Но бывает, что, к примеру, из семи вновь прибывших медиков  потом работают по факту только один-два. 

- В 2015 году пришли пять человек. Двое уволились, остались работать только трое, из них две ушли в декретный отпуск. То есть на деле всего один человек трудится. В 2017 году устроились восемь человек. Из них уже уволились пятеро. Одна сидит в декрете. Фактически работают два человека. В 2018 и 2019 годах к нам вообще никто не пришел, - приводят животрепещущие примеры в районной больнице. 

В Курумканской ЦРБ за все время действия программы было принято на работу 48 «земских докторов».  Из них десять человек уехали, недоработав срок. 15 человек уволились  сразу после того, как срок действия договора истек. Еще десять человек ушли в декрет. 

- То есть берем врача на работу, а его по факту нет. Дефицит кадров остается. Нам по-прежнему нужны участковые терапевты, врачи общей практики, эндокринолог, стоматологи, - перечисляют в Курумканской ЦРБ. 

Похожая ситуация в Петропавловской ЦРБ. 

- С 2011 по 2019 годы у нас трудоустроен 41 человек. Многие расторгли договор досрочно. Из тех, кто уже пять отработал, пока еще  остались работать 11 человек. Двое в декрете. Есть и другие женщины, которые то и дело «заходят» или «выходят» из декрета, - говорит начальник отдела кадров Петропавловской ЦРБ Людмила Елисеева. 

Городская текучка

Тем временем  в Улан-Удэ ощущается отток  врачей, переезжающих из города в погоне за миллионом. Теперь и в городе специалистов не хватает, как и в селах. Что будет, когда земским докторам начнут выдавать уже не один, а два миллиона, предсказать сложно. Тогда уж впору будет бить в набат улан-удэнцам, которых попросту некому будет лечить. 

Ведь уже сегодня доходит до того, что уехавших за миллионом  докторов то и дело командируют в город в связи с нехваткой кадров. Так  в прокуратуре объяснили тот факт, что один из врачей, который числится как участник программы «Земский доктор» в Иволгинском районе, одновременно лечил детей еще и в детской больнице на Модогоева. Правда, у члена Общественного совета при Минздраве РБ Антона Котенко иная точка зрения на сей счет. 

- Врач, который числился в штате поселка Сотниково и участвовал в программе «Земский доктор», также работала еще и у Галины Егоровой (главврач печально известной Детской клинической больницы на Модогоева. – Прим. авт.). Именно этот врач «лечила» моего сына. Причем лечила в кавычках, по факту она бездействовала. Как можно одновременно сидеть на двух стульях? Работать сразу в двух местах? Однако проверка прокуратуры показала, что нарушений нет, доктора просто «прикомандировали» в город. Сейчас правоохранительные органы устанавливают, не получала ли доктор еще и командировочные за свой «двойной» труд, - говорит Антон Котенко. 

К слову, после того, как мы обратились в прокуратуру за комментарием по этому поводу, нам пояснили, что по данному вопросу сейчас проводится дополнительная проверка. Надзорные органы хотят разобраться, была ли афера с «земским» миллионом в данном случае. Интересно, сколько таких «двойных тружеников» в Бурятии, до которых просто еще не добрались «слишком» активные общественники? 

- Кто-то по-честному живет в глухих деревнях и зарабатывают свой миллион пОтом и кровью. А некоторые эти деньги зарабатывают легко, вероятно, благодаря своим покровителям и связям, - предполагает Антон. – При этом теряются смысл и цель этой программы, получается обман государства очередной. 

«Тотальный хаос»

Напомним, Антон Котенко – отец одного из детей, погибших при лечении в Детской клинической больнице на Модогоева. Вместе с другими родителями, потерявшими своих детей в больницах города, мужчина пытается бороться не только за права маленьких пациентов, но и самих врачей:  «Нас стали просить: «Пожалуйста, осветите наши проблемы, мы больше никому не доверяем. Если узнают наши имена, мы больше вообще в Бурятии работать нигде не сможем. Потому что все прекрасно знают, кто стоит за Егоровой, что это за мощный клан». Там была целая шпионская история, как нам передавали документы». 

Увидев документы, Антон был шокирован. 

- Я ужаснулся, как все написано безграмотно, какие указаны не соответствующие истине обоснования для получений премий. В документах указано прекрасное выполнение всех показателей, притом что смертность огромная, в этой больнице постоянно звучат скандалы с умершими или ставшими инвалидами детьми. Минздрав, видимо, эти факты не стал проверять. Администрация в лице главврача выписывает себе огромные премии. При этом распределяет деньги не среди опытных, замечательных специалистов, а среди своей «свиты», не забывая и про себя. Я своими глазами видел, что за месяц, в котором Егорова отработала 8 дней, 63 часа, и плюс за три дня отпускных, ей было начислено чуть более 100 тыс. рублей. Ее замам и прочим приближенным лицам также   начислены баснословные суммы за небольшое количество рабочих дней. 

В прокуратуре доводы о незаконных премиях были подтверждены: «Проверкой установлено, что премии работникам больницы начислялись в повышенном размере, при этом Министерством здравоохранения республики при проведении проверки в подведомственном учреждении данные факты не выявлены, внутренний финансовый аудит надлежащим образом не осуществлен. Прокуратурой республики внесено представление министру здравоохранения республики, по результатам рассмотрения которого одно должностное лицо министерства привлечено к дисциплинарной ответственности», - подтвердили нам в прокуратуре РБ. 

Поневоле став сыщиками и  выполняя, по сути, работу правоохранительных органов, родители стали копать дальше и поняли, что «сюрпризы» на этом не закончились. 

- Мы не говорим, о том, что в гибели моего сына или других детей виноват какой-то один врач, допустивший ошибку. В детской больнице на Модогоева царит тотальный хаос.  Именно в этом основная причина, из-за чего там погибали дети. К примеру, как нам известно, один из заместителей руководителя был привлечен в свое время к уголовной ответственности, причем дело касалось именно  его профиля работы. Также прокурорская проверка выяснила, что 22 работника учреждения вообще не предоставляли справки об отсутствии уголовной судимости. Хотя по закону это должны делать во всех учреждениях, где работают с детьми. Куда смотрел Минздрав? – недоумевает Антон. – Почему именно я, обычный отец, который переживает свое горе, такие факты вскрываю? 

После общения с медиками  Антон Котенко пришел к выводу: врачи бегут из Бурятии по большей части не из-за денег. 

- Статус врача опустили ниже плинтуса. Поэтому они и уезжают. Потому что сама система в Бурятии работает неправильно. Вернее, системы нет как таковой. Премии выдаются, как попало, врачей заставляют перерабатывать, с правами медсотрудников не считаются. Повсюду кланы, главврачи-ставленники. Главврач любой больницы  - это фактически маленький государь, у него есть свое государство, где он делает, что хочет. Если повезет, царь будет адекватный и хороший. Если нет, пиши пропало, - уверен представитель родительской общественности Улан-Удэ. – Поэтому у нас врачи уезжают. 

По мнению Котенко, тот факт, что последние два  года сохраняется отрицательная динамика по отъезду медиков из Бурятии, связан  с тем, что люди устали чувствовать себя униженными и бесправными. А значит, если ситуация не изменится, то никакая реформа и никакие миллионы не остановят отток врачей из Бурятии. 

Василиса Шишкина, «Номер один». 

Для справки: 

Потребность в медицинских кадрах в Республике Бурятия и наиболее дефицитные специальности  

В 2019 году реальная  потребность во врачах  составляет 754 человека, в средних медицинских работниках - 690 человек, в том числе по районам республики  - 299 врача и 238 средних медицинских работников. Коэффициент совместительства среди врачей составляет 1,35, средних медицинских работников – 1, 16. 

Среди врачебного персонала наибольший дефицит  составляют: врачи педиатры, в том числе  участковые; врачи терапевты, в том числе участковые; врачи общей  практики;  врачи акушеры-гинекологи; врачи анестезиологи-реаниматологи. Среди средних медицинских работников: фельдшеры скорой медицинской помощи; фельдшеры фельдшерско-акушерских пунктов; медицинские сестры педиатрических участков; медицинские сестры терапевтических участков; медсестры;  акушерки. 
^